Наследство

Многие из нас живут на свете, не зная своих корней, своей родословной. Порой и рады бы расспросить об этом, а уже некого. И уходит в небытие память предков.

В начале 80-х годов в Омском книжном издательстве вышла книга Н.М. Бутова «Наследство». Был в ней и очерк «Живая трава», рассказывающий об учительнице Лидии Васильевне Митович и её бабушке Матрёне Алексеевне Сотниковой.

Алексевна — так называли старушку односельчане. Матрёна была постоянным лекарем Николая Бутова в детстве, да и все остальные саргатчане не раз получали от неё помощь и добрый совет. С любой бедой шли к умелице. Управится старушка с делами, возьмёт свою внучку за руку и ведёт в лес за целебными травами:

— Смотри, Лидава, и запоминай. Эта травка с синими колючками от испуга, а эта, с бордовыми шишечками, от кровопотери.

Наберёт Лидуська полную охапку духмяных трав и несёт их в нарядный дом бабушки у Морозихина моста. Алексеевна всегда спешила вернуться назад, ведь в любой момент, и днём, и ночью, могла она понадобиться людям. Никому не отказывала добрая женщина в помощи. Настанет пора появиться на свет младенцу, тут же зовут Сотничиху. Примет Матрёна ребёнка, выправит ручки, ножки, головку, чтобы красивым был и никакого недуга в будущем не ведал, и принимается за мать. Три дня топит баню и выхаживает роженицу. Массажистка она была первоклассная.

Имелся у неё камушек — «кровавичок». Опустит врачевательница его в стакан с водой, и жидкость тут же окрашивается в кроваво-красный цвет. Настоит бабушка питьё и даст его больному с переломом. Кости, уже правильно сложенные её заботливыми руками, быстро срастаются.

Но, однажды, костоправка превзошла саму себя, удивив весь посёлок. Ранним весенним утром Алексеевна привычно хлопотала по дому. Вдруг калитка громко хлопнула, и в оконном проёме показалась рыжая голова конюха.

— Тётка Матрёна, пойдём скорей! Гнедой ногу выставил, а ветеринар велит его пристрелить…

Невысокая сухонькая Матрёна едва поспевала за посыльным. Когда старушка доковыляла до конюшни, то сердце её сжалось при виде здоровенного молодого жеребца. Конь завалился набок и хрипел от боли. Председатель Николай Павлович Шукин метался вокруг него, размахивал руками и кричал:

— Ну, что вы возитесь. Ему уже ничем не поможешь. Такого жеребца теряем!

— Погоди-ка, сынок, не спеши, — Алексеевна по-матерински погладила его по плечу и отстранила от больного коня.

— Ну-ка, детки, держите Гнедка крепче.

Мужики послушно навалились на животное. Конь хрипел, рвался из рук, но это не испугало лекарку. Матрёна наложила свои исцеляющие узловатые руки на искалеченную конечность Гнедого и, собрав все силы, вправила сустав. Конь громко заржал от пронзившей его боли и резко вскочил на ноги. Мужики рассыпались по сторонам.

— Ну, Алексевна, ты даёшь! — разинул рот председатель.

Матрёна с улыбкой смотрела на резво скачущего жеребца.

Легенды о доброй женщине, костоправке и повитухе, слагались ещё при жизни. Отличалась старушка широтой души, всех была готова исцелить и обогреть.

Но как-то раз у соседей приключилось горе. Умер молодой мужчина Игнат Ефимов. Пришла Алексеевна отдать ему последний долг. Села у гроба и замолчала. Смотрят на неё женщины, а она не шелохнётся. Поняли тут люди, в чём дело. Подогнали повозку и отвезли парализованную старушку домой. Самоотверженно пытались её родные: дочь Мария, сын Павел и невестка Мария Леонтьевна, вернуть мать к жизни. На руках носили. Но месяц спустя, когда опустилась на землю тёмная ночь, угасла звёздочка бабушки Матрёны. Было ей 72 года.

Хоронили Алексеевну всей Саргаткой. Не было ещё таких похорон. До последнего пристанища женщины сами несли её на руках, не доверили драгоценную ношу мужчинам.

Это была моя прабабушка. Я часто прихожу на поросшую чабрецом могилу и низко кланяюсь человеку, которого никогда не видела (она умерла задолго до моего рождения), но о котором так много знаю, ведь я сама её частичка.

Теперь и любимая внучка Лидава встретилась с бабушкой. По каким заветным тропам бродят их души? В каких заповедных далях собирают живую траву?

Лидия Васильевна, моя крёстная, удостоилась такой же высокой чести, как и Матрёна. В последний путь свою дорогую учительницу до самого места вечного покоя несли на руках преданные ученики. А это говорит о многом. Только человек необыкновенной души заслуживает такой почести. Жизнь близких мне людей была прожита не зря, ведь они останутся в человеческих сердцах, а значит — всегда будут живы.

Так уходят наши родные, оставляя нам в наследство память. И как важно ещё при жизни отдать им свою любовь, нежность и впитать всё самое лучшее, что есть в них. А потом передать это наследство детям и внукам. Наверное, это и есть бессмертие.

Наталья Сермус, фото автора

На снимках: Саргатское. Родные места М.А. Сотниковой и Л.В. Митович. В этом доме у Морозихина моста в Саргатке когда-то жила М.А. Сотникова. Л.В. Митович в юности.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *