Кушать подано

Kyshat-podanoДиких животных зимой в Саргатском заказнике «Высокий Увал» подкармливают

Зима — всегда испытание. И для человека, и для тех диких животных, что не впадают в зимнюю спячку. Как бы ни были хороши их меховые одежды, как бы ни были велики жировые запасы, в стужу — нынешний январь был особенно лют — они страдают. Тем более высокие снега затрудняют передвижение  и кормежку. Вот для этой цели  в заказнике областного значения «Высокий Увал», расквартированном на территории Саргатского района, созданы столовые для зверушек. Их четыре. Николай Васильевич Никулин, госохотинспектор, собственноручно их поставил и примерно раз в неделю пополняет  тамошний провиант. На этот раз он собрался до ближайшей  лесной «харчевни», расположенной на левом берегу речки Саргатки, недалече от рабочего поселка. Я напросился  с ним.

…Перед тем как отчалить от дому, Васильич загрузил в пластиковые сани-корыто, подцепленные к снегоходу, пару десятков березовых веников: подлиннее и попышнее обычных банных. Даже нераспаренные, они источают аромат березовых листьев. Охотинспектор летом заготовил три с половиной сотни таких «букетов».

Черная «Ямаха», взревев, рванула по безлюдным улицам поселка, утопающим в сугробах.  Минули саргатскую объездную дорогу и помчали по снежному мрамору поля. Снегоходу все едино: что укатанный наст, что пуховое одеяло покрова. Углубляемся  в лес. Все плотнее нас обступают сосны, и, как ни старается инспектор на ходу отводить ниспадающие хвойные ветви в сторону, нет-нет да и хлестанет гибкая плеть чувствительно по лицу…

Все пространство по ходу движения покрыто следами. Они то петляют, то пересекают наш путь челночными зигзагами, то идут параллельно. Заячьи, лисьи, длинные, с чирком по снегу  — косули. Хоть я и лелеял надежду увидеть этих грациозных  диких коз, но наш транспорт «поет» такую свирепую песню, что чуткие звери, наверное, за пару километров от нас уносят ноги.

А вот и столовая для зверей — настил из шифера на четырех  бревенчатых опорах. К опорам прилажены жерди, на которых и будут развешаны летние деликатесы. Под кровлей — небольшой стожок сена.

— Осенью он был повыше, навес подпирал, — замечает Николай Васильевич. — Хорошо объели его.

Он развешивает витаминные веники, очищает выдолбленную от снега осиновую колоду. В ее углублениях — куски соли-лизунца. Основа ее — поваренная соль, только вкупе с целым комплексом минералов: кальция, фосфора, магния, меди, железа и т.д., необходимых для нормального развития животных. Особенно нуждаются в ней косули в период вынашивания потомства (как раз сейчас такая пора: спариваются косули в августе-сентябре и через девять месяцев приносят приплод).

Больше всего вокруг следов косуль.

— Сколько же их здесь — десятки? — спрашиваю.

— Сложно сказать — считать надо. Думаю, счет идет на сотни особей, — отвечает охотинспектор. — До 15 марта предстоит провести зимний маршрутный учет всех обитателей заказника — тогда можно будет сказать точнее. Но посуди сам: уже три года, как создан «Высокий Увал». Никто здесь не тревожит дичь, и из тех мест, где идет охота, она сбивается в здешние тихие приюты. Животные отдыхают, набираются сил, плодятся. Однако  ограниченного пространства заказника  для привольной, сытной жизни не хватает, и они расселяются по всей территории района.

Николай Васильевич проверяет глубину  снега рядом со столовой — она примерно полметра. Есть места, где покров еще выше. Снежное покрывало сейчас, как слоеный пирог: сверху рыхлый, чуть ниже — жесткий, с ледяной корочкой (в декабре были затяжные оттепели),  дальше — снова мягкий. По такому «пирожному» особенно сложно передвигаться проваливающимся до земли косулям: они в кровь ранят себе ножки. И стараются больше стоять на месте или лежать. А если не передвигаться — как тогда кормиться? А столовых-то на такое количество животных маловато будет. Зато вокруг полно нетронутых, невыкошенных покосов, соснового и лиственного молодняка — это естественная кормовая база. Нужно немедленно топтать, набивать тропы в лесу для более легкого передвижения лесных жителей. Это тоже поможет животным легче перенести зимовку. Площадь заказника «Высокий Увал» — более 33, 7 тысячи гектаров. Треть пространства  покрывают леса, 2 процента площади  занимает  водно-болотная поверхность, остальное — степное разнотравье.  На территории заказника обитает 20 видов млекопитающих, в том числе кабаны и лоси, и 20 видов птиц.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *