Мал табун, да дорог

Mal-tabynУ Юрия Цапова из села Андреевка редкое личное подсобное хозяйство. Он занимается коневодством

У него хорошая мужская фамилия. Короткая и четкая. Цапов! Само звучание такой фамилии должно психологически, где-то на уровне подсознания, тренировать и заставлять её обладателя быть сильным. Думаю, он – 45-летний житель Андреевки Юрий Цапов — такой и есть. Когда я только что его увидел, то внутренне горько ахнул: «Зря ехал. Разговора не получится».

Меня обескуражил взгляд Юрия Владимировича. Нет, не злой. И не колючий. Скорее, как бы поточнее выразиться, отсекающий, устанавливающий ясную грань между личным пространством и пространством остального мира.

А разговор, едва уселись за стол с котлетами и колбасой из конины, потек лесным ручейком. Спокойный, ровный, откровенный. Откровенный, но не тот, что называется душевным. Русские мужики доверчивы. Они через пятнадцать минут общения с тобой, как увидят, что их слушают с интересом, вынут из себя душу и разложат перед тобой частями. Здесь ничего похожего.  Я слушал не деревенского мужика с его горестями и радостями, а бесстрастного лектора о жизни обычного селянина в современных экономических условиях. Тему — мясное коневодство — мы по телефону с Юрием Владимировичем обговорили заранее. Беседа, естественно, получилась шире рамок обусловленного — люди же разговаривали, а не роботы. Тем не менее, внутренний мир собеседника с его понятиями о добре и зле для меня был и остался закрытым.

Секреты производства

Экономическое благополучие семьи Цаповых, а в ней, кроме самого Юрия, его жена Светлана, сын Василий, десятиклассник, и дочь, студентка Медакадемии, строится главным образом на разведении лошадей. Поголовье постоянное и скромное: пять конематок и жеребец. Зимний загон для них расположен неподалеку от дома, прямо в ограде. Весной табун увеличивается на пять жеребят. К осенним холодам молодняк набирает товарный вес и в возрасте шести-семи месяцев уходит на мясо. Табун снова сокращается до своих стандартных размеров.

Тут у многих селян может возникнуть вопрос: а как за один сезон можно так откормить жеребенка, чтобы он окупил затраты на себя, содержание матери и принес еще прибыль?

Главный секрет в породе. Юрий Владимирович разводит тяжеловозов. Породы этой категории когда-то специально создавались для перевозки тяжелых грузов на дальние расстояния. Поэтому взрослые животные отличаются большой  мышечной массой, а молодняк должен быстро ее наращивать. Но в физиологии чудес не бывает. Чтобы получить высокий выход мяса, а он в чистом виде составляет от 160 до 180, и даже 200 килограммов, животных надо хорошо кормить. С рождения.

Отбор конематок Цапов ведет  по молочности. Чем больше мама дает молока жеребенку, тем быстрее он растет. Первый месяц жизни — самый главный. Формируется иммунитет, стойкость к незаразным болезням. А чтобы молоко было качественным, с достаточным содержанием белков и витаминов, беременная кобылка должна хорошо питаться. Без зерна не обойтись. Поэтому никаких разговоров о приготовлении кумыса. Себе дороже. Все кобылье молоко — для потомства. Пусть жеребёнок сосет вволю. Появляется трава на лугах — жеребят вместе с мамами отправляют на пастбища. Осенью, как трава пожухнет, молодняк переводится на сено и овес. Добирает вес.

Примечательно, что в хозяйстве Юрия Цапова нарушается один из важнейших законов искусственного отбора. Породы домашних животных испокон веков формируются по степени уживчивости с людьми. В табуне же Цапова есть лошадь, которая перекусала всех домочадцев, и ни по одному разу. Её все равно не выбраковывают. Потому что основное требование в данном случае — не безропотность в упряжи, а способность  выкармливать потомство.

Но получить мясо — это полдела. Его еще надо продать. Многие сельские жители привыкли ждать… Ждать, когда приедут закупщики и перекупщики. Удобно: тушу на весы, деньги в карман – и больше никаких забот.

У Юрия Владимировича принцип сбыта товара иной. Он продает тушу не целиком, а частями. Конечно, при наличии платёжеспособного покупателя он готов отдать всю тушу разом. Но так обычно закупают мясо оптовики. А у них своих сопутствующих расходов полно, поэтому цену дают ниже, чем можно получить при торговле в розницу. Цапов предпочитает розницу. Разделку ведет сам. Сам и клиентов обзванивает. К их приезду уже знает, кто и сколько мясной продукции купит. Иногда самостоятельно  товар покупателю доставляет. Понятно, что времени уходит больше, но такие временные затраты окупают себя.

Но способна ли конина конкурировать по вкусовым качествам с говядиной и свининой? Существует стойкое убеждение, что не способна. Не скрою, я разделял его. Однако, проведя дегустацию, изменил свое мнение. Скажу начистоту, мясо от лошадей в возрасте, изрядно поработавших, конечно же, уступает говядине и свинине, но тут речь ведется о мясе молодняка. Мягкое и ароматное!

Кто-то не поверит моим словам. Скажет, покормили журналиста, а он и расхваливает хозяина в ответ. Дело в другом. Я с финнов беру пример. Страна у них холодная, лето намного короче нашего. Зерно, молоко и мясо даются с огромным трудом. И стоят они дороже импортных продуктов из соседних стран, а фермеры-финны, как ни странно, конкуренцию выигрывают. В чем же секрет? А в том, что у финнов рассказывать  хорошее о своём сельском хозяйстве не считается рекламой. Почему же я должен умолчать о том, что молодая конина с подворья Юрия Владимировича не уступает по вкусу другим мясным продуктам?!

Зов деревни

Юрий Цапов родился и вырос в Казахстане. Первый раз в нашу область надолго попал в юности. Приезжал получать образование. Поступил на зооинженерный, или говоря понятнее, на зоотехнический факультет сельскохозяйственного института (теперь — Омский аграрный университет). Профессию зоотехника выбрал согласно семейной традиции. Отец — зоотехник, старший брат Юрия — зоотехник, и младший, кстати, тоже стал зоотехником (в возрасте между братьями разница в три года). В вузе Юрий учился со старанием, ходил в отличниках. Никого из сокурсников не удивило, что ему после получения диплома  предложили остаться преподавателем на кафедре кормления.

Два года Юрий Владимирович учил будущих специалистов сельского хозяйства. Потом оставил педагогическую стезю. У начинающего преподавателя зарплата мизерная. Опять же  эпоха началась сложная. Девяностые. Наукой заниматься стало невозможно. Для проведения исследований требуется заключать договора с хозяйствами, набирать опытные и контрольные группы животных. А какие там опытные и контрольные группы, если почти каждый совхоз и колхоз стоит на грани распада!

Подался в водители троллейбусов. Окончил курсы, получил машину. Зарплата хорошая, жилье для семьи — общежитие. Вроде бы для молодого мужчины всё складывалось нормально, задел на будущее какой-никакой создан. Плохо в одном: удовлетворения от работы не получал. Можно предположить, почему, хотя этой стороны мы в разговоре не касались. Отличник, стремившийся в ученые, — это ж особый склад ума и характера.  У него постоянная внутренняя потребность в развитии, в движении от простого к сложному. Ему интерес в жизни необходим, как воздух для дыхания. Любознательный человек, погруженный в серую обыденность, задыхается. В конце концов запьет или повесится.

Два года Юрий водил троллейбус. Два года на любой работе — тот срок, за который человек становится профессионалом. Ты знаешь свое дело, с тобой считается начальство. А Юрий снова круто меняет жизнь. Возвращается в родные пенаты. В Казахстан. Устраивается зоотехником в хозяйстве. Дело любимое, только для болеющего за него — сплошное страдание. Постоянно требуются деньги. На горючее, запчасти и далее по списку. Под нож приходится пускать даже стельных коров. Кто  не работал ветврачом или зоотехником, тот горя не поймет.

Проходит пара лет. Опять возвращение. Теперь уже в Омскую область.

Свой своему поневоле друг

В 1998 году семья Юрия Цапова переезжает в Андреевку. Здесь уже прижилась семья старшего брата. Сюда же подтянулись отец и младший брат. Сейчас в Андреевке четыре усадьбы Цаповых. Отца и троих его сыновей.

Это сегодня, то есть кровное родство, по мнению Юрия Владимировича, первое условие если не для обеспеченной, то хотя бы сносной жизни на селе, где человек не имеет возможности трудиться в общественном  хозяйстве. Родственники могут покупать вскладчину машины и инвентарь, объединяться для сезонных работ.

Братья Цаповы пошли именно по такому пути. Начинали с малого. С общей конной сенокосилки на троих. Сегодня у них три колесных трактора. Не новых, конечно, но вполне надежных. У них общие сенокосные угодья и пастбище для лошадей. Табуны по численности тоже одинаковы. Лошадей охраняют и пасут по очереди. Сено на зиму заготавливают сообща. Вывозят его на телегах с высокими бортами до снега, чтоб зимой не нанимать мощные трактора. Времени и тривиальной физической силы тратится много, зато минимум зависимости от посторонних.

Заметим, что братья Цаповы по наитию выбрали тот путь, который  для мелких фермерских хозяйств Западной Европы — создание временных объединений в пору сезонных работ — является обычным и привычным. Мы о нем мало знаем по простой причине — не хотим знать, идеализируя западную экономическую модель. Ведь в идеале у деревенского человека все должно быть своим: от трактора с плугом до сенокосилки с комбайном. Люди же там, на Западе, живут точно такие же, как мы с вами, тоже деньгами разбрасываться не любят. Покупать дорогой агрегат, который нужен на три-четыре дня работы, — досадная трата денег. Зато скооперироваться с соседями, владеющими разной техникой, вполне выгодно. Правда, пока не договорятся окончательно, как  иногда откровенничают с журналистами, убить готовы друг друга в споре. Зато деньги целее.

Мы, россияне, общинники, может, поэтому и предпочитаем кооперироваться с родственниками. Спокойнее, раздоров меньше.

Виктор ГОНОШИЛОВ, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *