Героиновый омут

По оценочным данным Минздрава, в нашей стране наркотики потребляют почти 6 миллионов человек, 70 тысяч ежегодно гибнут. 

Каждый из них приобщает к наркотикам до 10 человек. Россия занимает первое место среди всех стран мира по потреблению героина – 80 тонн в год. Это в три раза больше, чем в Китае, США и Канаде.

Продажа наркотиков запрещена законом. Однако желающих заработать на любителях «кайфа», и тем самым «помочь» им свести счеты с жизнью, это не пугает. Дело-то прибыльное. Нередко этим занимаются и сами наркоманы.

В прошлом году Саргатский районный суд вынес приговор 27-летней Жанне Р., матери двоих детей, наркоманке, торговавшей героином. Криминальный бизнес обошелся ей в 4,5 года лишения свободы.

Искушение

Жанна попробовала наркотики в 26 лет. На тот момент она одна воспитывала двоих маленьких ребятишек. Супруг пребывал в местах не столь отдаленных за торговлю опиумом. В компании друзей ей предложили понюхать героин. Искусители обещали, что придут не сравнимые ни с чем ощущения. После пары-тройки затяжек Жанна почувствовала неимоверный прилив сил, бодрости и какой-то необъяснимой любви ко всему миру. А потом вдруг сделалось дурно, сердце бешено заколотилось. На смену оптимизму пришло уныние, ноги стали ватными, двигаться не хотелось. Лежа на полу в полубессознательном состоянии, она даже не различала склонившиеся над ней лица компаньонов. В ее воспаленном воображении они, скорее, напоминали марсиан, а не людей. «Эк, девку-то скрутило с непривычки!» — прошелестело у нее над головой. И тут же раздалось: «Ничего, втянется!» Жанна втянулась, нырнула в героиновый омут, не осознавая, что выбраться из него мало кому удается. Да она и не пыталась — жизнь в постоянных поисках дозы вполне устраивала. Очень скоро не хуже опытной медсестры делала себе внутривенные инъекции, не стеснялась колоться на глазах сыновей. Стала нервной и злой, раздражалась по пустякам, кричала на ребятишек, даже когда те просили есть. Хорошо, что свекровь проявляла заботу о внуках, помогала деньгами и продуктами. Узнав, что сноха наркоманит, пыталась ее вразумить, на что Жанна дерзила: «Как хочу, так и живу! Я, может, так о проблемах забываю, о том, что мужа рядом нет!» Терпение свекрови иссякло, она выпроводила ее из дома. Вместе с детьми Жанна поселилась в съемном домике на окраине села.

Сделка с совестью

Денег катастрофически не хватало, работы не было. Да и не хотелось Жанне куда-либо устраиваться. Гораздо приятнее было погружаться в прострацию в состоянии наркотического опьянения. Тревожили только ломки. От нарастающей боли в мышцах и костях, схожей с резкой зубной болью, выворачивало наизнанку. Тогда она готова была все отдать за спасительный пакетик с порошком. За героином приходилось ездить в Омск. В одну из таких поездок Жанну осенило: «А что если самой попробовать торгануть наркотой?» Она вспомнила, как это делал благоверный, пока не погорел, и решила, что будет более осмотрительной. Дурное дело — не хитрое, все шло, как по маслу. Домой она возвращалась с деньгами, которые вновь пускала в оборот — на героин уже для себя. Сарафанное радио меж тем сработало и среди наркоманов-односельчан. Народ потянулся к торговке. Жанна установила таксу за дозу — 600 рублей, собственноручно вводила препарат клиентам, а если те не имели при себе денег, то должны были помогать ей по хозяйству: дров наколоть, печь растопить, воды привезти. Ей доставляло удовольствие — наблюдать, как эти люди готовы были снять с себя последнюю рубаху, выполнить любой ее каприз, ради маленького свертка с наркотиком. Она чувствовала свое превосходство над ними. И это был золотой карт-бланш – деньги, власть и полная свобода. По крайней мере, ей так казалось. Но какой ценой все это доставалось? Ценой здоровья и жизней – и собственных, и чужих… Целый год Жанна снабжала «нуждающихся» героином. Но как ни таилась она, ни пряталась от соседей, от тех, чьим друзьям и родным поставляла криминальный товар, ничего не вышло. По селу поползли слухи о том, что молодая женщина содержит притон наркоманов в чужой квартире. К тому же, у ее дома постоянно дежурили машины, терлись подозрительные личности. Однажды хозяин жилья, решив посмотреть, все ли там в порядке, нашел использованные шприцы, которыми играли несмышленые мальчуганы. На его гневный вопрос, что это она себе позволяет, квартирантка невозмутимо отвечала: «Ничего особенного. Дети заболели». А сыновья выдали маму с поличным — сказали, что она ставит себе укольчики, после которых странно себя ведет или спит. Мужчина провел с ней разъяснительную беседу, но, оказалось, зря потратил время.

Конец игре

В один из январских вечеров Жанна оставалась дома одна. Дети гостили у бабушки. Поеживаясь от холода, она оделась теплее и села у окна. Скрипнула дверь, на пороге возник давний знакомый Иван – небритый мужичок с тусклыми глазами и желтоватой кожей: «Есть у тебя чего?». «Есть, — Жанна бросила на табурет извлеченный из-под одежды маленький конвертик, — а ты взамен дров наколи и печку растопи, а то я уже посинела от холода». Иван подчинился, получил за это долгожданный укол в вену и отключился возле печи. Жанна и себя не обидела, а после дозы прикорнула рядом, на корточках. Разбудила ее мелодичная трель мобильника. Мужской голос изъявлял желание встретиться и купить «кайф». Едва соображая спросонья, Жанна буркнула, мол, нет проблем. Через некоторое время звонивший уже стоял перед ней. Новому клиенту она решила накинуть стольничек за товар. И 0,5 грамма «белой смерти» в упаковке из фольги за 700 рублей перешли из рук в руки. Сделку стоило обмыть. Они с Иваном отправились в магазин. Но на полпути их тормознули сотрудники саргатского угрозыска. Жанна спряталась за спину приятеля, а выручка полетела в снег. Напрасно. Купюры были помечены, по ним ее и уличили в противоправных деяниях. Последний клиент выполнял поручение милиции в ходе проверочной закупки. Жанна не ожидала, что ее «бизнес» так нелепо рухнет. При обыске у нее дома был найден героин. В суде она усердно отпиралась, ссылаясь на то, что это была провокация со стороны милиции, никакой наркоты у нее и в помине нет. Но эти доводы суд нашел несостоятельными, так как в ходе следствия причастие к торговле героином подтвердилось. Жанну осудили на 4,5 года лишения свободы в колонии общего режима. При вынесении приговора смягчающим обстоятельством стали ее несовершеннолетние дети. Но на время отсидки ее ограничили в родительских правах, а сыновей передали в органы опеки. Хватит ли Жанне времени подумать о судьбе своих детей и о своем будущем?..

Евгения ХРАМОВА

По материалам, предоставленным Саргатским районным судом при содействии председателя суда Л.Р. Павловой. Имена героев изменены по этическим соображениям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.