Хохловские вешки

Наша сельская жизнь не изобилует событиями, поэтому хватаешься за любой информационный повод, как за спасительную соломинку. Поводом для  этой поездки послужил звонок от читателя из Хохлово: мол, наш православный батюшка  с ребятами расчистили от мусора и сорняков площадку, натянули волейбольную сетку, купили мяч. И теперь, дескать,  вечерами здесь кипят волейбольно-пионербольные страсти.

Его пример — другим наука

…Увиденное сначала разочаровало. Не так я себе представлял эту площадку. Место действительно вычищенное, но очень бугристое. И сетка – та еще. Не специальная, спортивная, а хозяйственная, которой домашнюю птицу огораживают. И прицеплена она одной стороной к  столбу линии электропередач, другой к деревянному, косо установленному столбушку… Но чуть поразмыслив, я посмотрел на это начинание по-иному. Ведь на безрыбье и рак рыба. Во-первых, не смотря на такое несовершенство «спортсооружения», оно занимает ребятишек, во-вторых, инициатива о. Михаила, в общем-то призванного заниматься иным делом, — добрый пример для местной власти и хохловчан. И, в третьих, в д. Малошипицино (сегодня этой деревни нет на карте района), куда я в 70-х годах приезжал летом к бабушке, между березовыми кольями была натянута железная проволока, но наш игровой азарт от этого нисколько не страдал…

Без доски умрешь от тоски

Весною возобновила свою работу пилорама, что обосновалась в бывшем складе стройцеха бывшего совхоза Хохловский. Здание не использовалось, и народишко потянулся сюда за дармовым шифером, брусками и т.д.  Судьба таких брошенных объектов общеизвестна – в конце концов останутся от него только бетонные клюшки, как ребра обглоданного кита. Слава Богу, нашлись предприимчивые люди и пожелали восстановить лесопильный цех. А то ведь доски в селе негде взять, да что доски —  опилок не найдешь. Однако желание и дело, бывает, разделяет пропасть. Но это не наш случай.

…Я подьехал в тот момент, когда мужики подкатывали на тележке брус. Тележка и рельсовое полотно – то единственное живое, что осталось от прежнего стройцеха. В глубине стояла новенькая ленточная пилорама – сердце этой лесопилки. Евгений Буркович, хозяин пилорамы, на тракторе с подвеской  нагружал  брус в кузов грузовой  машины.

— Хвастаться особо нечем, — Евгений не разделял моего восторга по поводу открытия пилорамы, – ассортимент у нас небольшой. В основном изделия из нашего местного леса – березы, сосны. Штакетник, необрезные доски, обрезные, брус.

Сельские жители не очень богаты и это определяет спрос. Тем не менее Бурковичу хотелось бы увеличить ассортимент товара. Наладить выпуск обналички, плинтуса, вагонки — да просто струганной доски. Но для этого нужно отработать стоимость оборудования, купленного в долг. А потом замахиваться на что-то другое. В общем, селький предприниматель не гоняется за журавлем в небе, а довольствуется синицей. Живет по средствам и не строит маниловских прожектов. Кстати, по соседству располагается еще одна пилорама, другого предпринимателя. От конкуренции селяне только выиграют.

Тай-дай-дай, он нажимает на педаль 

Наведался к своей доброй знакомой — Клавдии Сергеевне Акимовой, ныне пенсионерке, а в прошлом руководителя Дома культуры и режиссера-постановщика народного театра. На ее театральных премьерах в хохловском СДК яблоку негде было упасть. Народ собирался посмотреть, что будут вытворять самодеятельные артисты: друзья, знакомые, родственники. И заходились зрители в аплодисментах… Принято думать: незаменимых людей нет. Но я бы с этим не согласился. Ушла Сергеевна – окончился театр. Но это я куда-то в сторону свернул… Хотел же сказать о другом. Жизнь села не исчерпывается только видимой частью. Есть еще и невидимая… О многом мы переговорили с Клавдией Сергеевной, в том числе и об ее внуках. Оказывается,  Миша Акимов в составе юношеской сборной России уже несколько месяцев колесит по дорогам Европы. И становился призером престижнейших велогонок. Прославляя себя, Россию и место, где он родился. И пусть сейчас Миша живет в Лузино (и много времени проводит в Италии), но и Хохлово может гордиться своим уроженцем.

Не тот пропал, кто упал

Вот еще одна высота человеческого духа… Еще издалека заметно, как поредело на зернотоку, где было расположено имущество фермера Петра Приходина, агрохолдинга «Восток». Вблизи картина жуткая открывается. Обгоревшие остатки складов. Выжженные нутро машин, тракторов. Сложившиеся, как пластилиновые железные фермы ангаров. Апрельский пожар был беспощадным. Мне казалось, что от этого удара фермеру больше не подняться. Многие, наверное, в такой ситуации утопили бы свое горе в бутылке. И свою жизнь. Но Петр Владимирович не отчаялся, не опустил рук. Сумел отсеяться и продолжает тянуть свою крестьянскую лямку… Самого хозяина на току я не застал, зато встретил Андрея, его сына. УАЗик стоял на всех парах и готовился везти обед в поле. Крестьянская страда продолжается…

Я только выезжал из Хохлово, а впереди убегал Зилок, доверху груженный пиломатериалами. Значит у кого-то будет новая банька или кухонка.  С общественной точки зрения и не ахти какое достижение, а с точки зрения человека – дело большое сделается. Человеческая жизнь из больших вех состоит – рождение, первый класс, выпускной, свадьба… И маленьких, коих гораздо больше.

Олег Шипицын

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *