«Дорогой мой прадедушка, Ян Крестьянович….»

Дорогой мой прадедушкаЗдравствуй, мой дорогой прадедушка, Ян Крестьянович Валдманис!

Пишет тебе из 2015 года твой правнук Игорь. Конечно, это письмо не дойдет до тебя никогда, но я знаю, что твоя душа на небесах, и я, закрыв глаза, мысленно хочу с тобой поговорить.

Мне сейчас 12 лет, заканчиваю 6 класс. Я учусь на «4»  и буду дальше стараться учиться хорошо. О тебе я знаю от своей мамы. В третьей четверти мы с мамой составляли родовое древо нашей семьи, и я готовил фотопрезентацию с докладом по этой теме на урок истории.  Вот тогда мама рассказала мне все, что знает о тебе от своей мамы — моей бабушки Руты – твоей младшей дочери.

В 1941 году ты сразу ушёл на фронт. Как, наверное, тебе было тяжело, когда ты уезжал из родного дома, от своей семьи и детей, а их у тебя к тому времени было уже шестеро. Думал ли ты о том, что можешь не вернуться, и как будет жить без тебя твоя семья? Но долго воевать тебе не пришлось, потому что в самом начале войны случилось ужасное — ты попал в плен к фашистам. И немцы тебя с другими военнопленными погнали пешим ходом в лагерь. Однажды вы остановились на ночь в каком-то заброшенном здании, и ты ночью тайно написал записку своей жене Минне о том, что попал в плен и можешь не вернуться домой. Эту записку ты украдкой отдал своему односельчанину, также попавшему в плен. А дальше ты спрятал его в печке и заложил кирпичами и камнями. Утром, когда всех военнопленных погнали дальше, этот мужчина выбрался из печки и побежал в вашу деревню. Там он отдал записку моей прабабушке Руте. Так она узнала, что её муж попал в плен. До конца войны ты находился в фашистских лагерях. За это время ты много раз был на волоске от смерти: тебя с другими военнопленными фашисты заставляли работать на заводе, где изготавливали и чинили немецкие танки. Но, чтобы навредить врагу, ты с другими пленными незаметно сыпал песок в двигатели, и от этого танки быстро выходили из строя. Фашисты, узнав об этом, выстраивали в ряд пленных и расстреливали каждого десятого. Но ты, дорогой мой прадедушка, чудом оставался жив! Однажды зимой ты сильно заболел воспалением легких, и, когда уже не мог вставать, фашисты хотели тебя застрелить, но один немецкий доктор пожалел тебя, забрал в лазарет и вылечил. Тебе вновь удалось выжить! Еще я знаю, что ты дважды пытался бежать из лагеря, но тебя возвращали обратно. И снова смерть обходила тебя стороной, ведь беглецов фашисты обычно расстреливали.

Когда закончилась война и всех военнопленных освободили, ты в 1948 году вернулся домой к своей семье. Прабабушка Минна  дождалась тебя и сохранила всех ваших детей, хотя ей было очень нелегко: дети болели, недоедали, в избе было холодно, дров не было почти. Какое же это было счастье для твоих родных – видеть тебя живым! Моя бабушка Рута родилась уже после войны.

Когда мама рассказала мне о тебе все это, я с ужасом осознал, что если бы ты не вернулся с войны, то не родилась бы моя бабушка, не родилась бы моя мама, а значит — и я.

У нас есть всего одна твоя фотография, уже послевоенная. На ней ты нечетко виден. Мне так хотелось бы увидеть тебя живым, поговорить с тобой, рассказать тебе, чем я увлекаюсь в жизни, чем я интересуюсь.

Спасибо тебе, дорогой мой прадедушка Ян Крестьянович, спасибо за то, что я живу, за то, что над нашей страной мирное небо, люди свободны и счастливы.  Я горжусь тобой.  Обещаю всегда помнить о тебе!

С уважением твой правнук Игорь  Берников, 12 лет,  с. Баженово

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *