В Битве за урожай

31 августа на видеоселекторном совещании Министр сельского хозяйства Омской области Максим Чекусов так сказал о наступившем периоде в уборочной страде: «Все, коллеги, началась битва за урожай». Две предыдущие страдные недели – это была ритмичная, размеренная работа, с полей шло сухое зерно. Сентябрь – это более низкие температуры, повышенная влажность воздуха, почвы, зерна, теперь придется вырывать, выгрызать у непогоды урожай, используя каждый погожий час. 

Но при том малом количестве комбайнов  (большая часть из них отходила по 3-4 положенных срока), которым располагают саргатские хозяйства, битва за урожай в районе началась  гораздо раньше…

Без поломок жатва не идет

 В КФХ Владимира Юськова  убирали пшеницу. Два «Дона» обмолачивали скошенные валки где-то у границы с Большереченским районом. Еще один «Дон» и «Полесье» неподалеку от Андреевки вели жатву напрямую.  На это близлежащее к селу поле я и направился. Добирался от зернотока хозяйства с Артемом Пяткиным, молодым водителем грузовика. Вообще-то Артем работает на Саргатском молзаводе.  На рассвете отправляется на молоковозе за молочной продукцией в хозяйства  района, а после мчит в стан  крестьянско-фермерского хозяйства и пересаживается на трудягу-МАЗ с прицепом. И до самого позднего вечера   тягает зерно.

По пути встретили МТЗ-82 Артема Перистых с лафетом – так в народе называют свальную жатку. Прицепное орудие захватывает 9-метровую ниву — валки получаются увесистые. В прошлом году я видел это же поле с островками бодяка, осота и прочих сорняков.  Теперь же пшеница стояла (и лежала скошенная)  чистая, и колос был не пустой.

Первым выгружалось  «Полесье» Андрея  Гетте.  Андрей Адамович, лидер  последних лет на жатве среди комбайнеров района, подался на Севера: для классного водителя, механизатора денежная работа там всегда найдется – в КФХ же заработки сезонные. Но и после того, как стал ездить на вахту, умудряется попасть на уборочную. «Полесье» шестой год в его руках. В прошлом году, когда  в самую страду на двигателе оборвался поршень и разбил головку цилиндров,   Андрей возился с его починкой, а  поставщики запчастей подложили свинью: подсунули  старую деталь, выдав ее за новую.  На уборочной каждый день дорог  — пришлось комбайнеру пересесть на старенький «Дон» и дать жару на нем.  И, несмотря на потерянное время, в очередной раз стал победителем районного трудового соперничества. Такой вот хлебный шумахер! Сейчас у «северянина» законный отпуск, и отпускник справляет его на саргатских полях. Уже намолотил более 700 тонн зерна.

На бортовом дисплее компьютера «Полесья» — урожайность  18,2 центнера с гектара. Для нынешнего засушливого лета — весьма приличная.

—  Я сам удивляюсь, как она вообще бедная выстояла, — это Андрей Адамович Гетте про пшеницу. — По правде сказать, попадаются участки,  где урожайность 14-15 центнеров, а вон там, у леса, повыше 18-ти будет. Зато под Аксеново у нас пшеница стоит — загляденье.

Хлебороб закончил погрузку и принялся регулировать комбайновые решета.

Следом Роман Чепыра, молодой комбайнер, выгрузил бункер с «Дона». После этого еще чуть-чуть помолотил и вышел на убранную частинку. Залез под комбайн, полчаса шаманил что-то, вылез раздосадованный:

—  Кажись,  надолго застрял. У вала ходовой части подъело шлицы.  Как к нему подобраться,  не знаю. Но в любом случае надо на полевой стан.  Придется поддомкрачивать: колесо правое снимать, а что дальше – видно будет. Ходовую клинит, кабы что-то более серьезное не сломать. Буксировать надо…

А вчера на «Полесье» грелся двигатель и выкидывал тосол. Уж и так, и эдак хлеборобы кумекали: термостат сняли —  не помогло, уже хотели помпу, гоняющую, охлаждающую жидкость, менять.   И обнаружили забитое отверстие в пластиковой трубочке, по которой тосол попадает в расширительный бачок. Мелочь – а такие серьезные последствия.  Почти полдня потеряли. 

Остальное зерно с поля ссыпал «Полесье». Бункерный вес пшеницы — не меньше 4,2. МАЗ  вобрал  в себя 4 комбайных бункера. 17 тонн для белорусского изделия 1980 года выпуска – это груз серьезный. Предельно осторожно, чутко вел машину Артем на зерноток. Проезжали мимо того поля, где МТЗ косил пшеницу в валки. Одиноко стоял лафет, видимо, трактор отправился на выручку «Дону».

Здесь же, под Андреевкой,  закладывался урожай будущего года КФХ. Два «Кировца» и Т-150 готовили почву.

Жатвы початый край

На мой вопрос о жатве агроном ООО «Агро-Сервис» Вячеслав Кутышев   мрачно пошутил: «Работаем, как   и по всей России, мощно. На бумаге».  И тут же  серьезно поправился:  «Только распочали уборочную. Гектаров 700 свалили – обмолотили чуть меньше.  Нагрузка на один комбайн великая, более 570 гектаров. То один комбайн ходит, то два, реже – три, и уж совсем нечастый случай, когда все четыре вместе.  Да, у нас два современных «Кейса» и взятый в аренду на заготзерновской крупорушке «Дон». И что с того?! Эта техника уже свой срок отходила,  ресурс выработала. И даже на относительно новом «Полесье» (для него это пятый сезон) пришлось двигатель нынче менять».

Как раз напротив зернотока  стоял «Кейс»  лидера нынешней страды «Агро-Сервиса»  Дениса Евдохина.  Денис мусолил в руках книжку по устройству, эксплуатации  комбайна:  на нем сегодня пропало электричество. Это же не элементарная «Нива», здесь  электроники напичкано. Но что из книги почерпнешь, когда эта умная техника рассчитана на сервисное обслуживание? Хотя наши мужики методом тыка умудряются найти неисправность и на коленке исправить то, что починке не подлежит. Здесь же электрическая схема сложнейшая – без автоэлектрика не обойтись. В хозяйстве такого специалиста нет – надо везти из города…

Радует, что зерно идет с полей более-менее сухое. А ветродуйная сушилка потоком атмосферного воздуха  способна еще выбить из него влагу.

Вячеслав поднялся на зерноочистительную «поточку», которая сблокирована с сушилкой. Просит машиниста Михаила Мищиху достать  порцию овса. Насыпает во влагомер горстку. 

— Вот смотри,  — показывает агроном на табло, — влажность 12,2 процента, а два дня назад было 15 процентов с копейками. И хранится такой овес без казусов, и реализовать его легче и подороже можно будет.

Но сегодня зерно с полей пошло чуть влажнее (дело было в понедельник, 4 сентября). Воздух уже напитывался сыростью  — верное предзнаменование того, что погода вот-вот сменится. И неизбежно  выцарапывание урожая у сентябрьского ненастья.               

СПК «Шанс».  Урожай не радует

Утром на зернотоку СПК «Шанс» тихо, пустынно. Не шумит «поточка». Асфальтированная площадка, обычно в сентябре напоминающая горный хребет из зерна, пуста.  Ну, конечно, в «Шансе» добивали сенокос и только-только вышли на уборочную. Откуда ж взяться зерну?!

 — Его нынче просто нет, — объясняет  Анатолий Темерев, агроном СПК. –  Сейчас  под Урусово. Там на гривах пшеница подгорела от засухи. Колос короткий, зерно мелкое, щуплое: урожайность 8 центнеров с гектара. Давно такого жестокого лета не было. Под Саргаткой, думаю,  урожай чуть выше будет. Но не намного.

На 4 сентября топливные резервуары шансовской заправки были пусты, в хозяйстве поджидали  машину с нефтеперерабатывающего завода. Однако в баках комбайнов, на которых работали Александр Клочков, Петр Мирошниченко, Алексей Мелкозеров, еще сохранялись остатки солярки в баках — на утро хватит.

Обычно в этот период немного зерна  продавали и на вырученные деньги прикупали солярку, запчасти. Но с таким урожаем не разбежишься: нужно семена засыпать, животноводческую отрасль обеспечить фуражом, на земельные паи зерно раздать.  Не зерно, а молочная продукция определяет экономическую устойчивость хозяйства.

Четвертый комбайн еще в поле не выходил. Виктор Сак припозднился с ремонтом «Енисея»: до самой последней поры трамбовал сенаж на «дизеле» (в «Шансе» нынче новый кормоуборочный «Полесье» кормов накрушил).  Все перебрал, восстановил опытный механизатор  на «старичке»  и рвался в бой. Осталось только верхнюю часть радиатора заменить. Андрей Сиберт, механик хозяйства, заказ в Омск сделал: к вечеру его оказией должны доставить. А так обычно приходится через день в город за запчастями мотаться.

— Иваныч,  собери ненужное железо в один черпачок, нужное — в другой, — просил механик.

— Да нет здесь ничего живого, — отмахивался Виктор.

— А мы найдем. Старый металл гораздо надежней, чем нынешний сырец. Ты ж это и сам знаешь.

— Оно — так.

Олег Шипицын, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *