Шанс на развитие

    СПК «Шанс» из года в год претендует на роль лидера в саргатском агропромышленном комплексе. Нынешняя ситуация в сельском хозяйстве, в частности в районном АПК, оставляет не слишком много поводов для радости. Все меньше остается крупных сельхозпредприятий, не прибывают числом крестьянско-фермерские хозяйства, многие личные подсобные хозяйства застыли в своем развитии. Островков стабильности в районе немного. СП «Юбилейное», СПК «Победа», КФХ «Великорусское»… Пальцев рук хватит, чтобы перечислить эти твердыни. Среди уверенно держащихся на волне рыночной экономики — СПК «Шанс».

Наше общение накануне районного Дня работников сельского хозяйства с Владимиром Кузьмичем Мецом, руководителем СПК «Шанс», происходило не в тихой обстановке кабинета. А между делом, урывками, между неотложными крестьянскими заботами, которые с завершением полевого сезона не завершились. В зерноскладе, где отгружалось фуражное зерно для коров, в гараже, перед тем, как механизаторам вывести трактора, на ферме, во время утренней дойки, во время перегона лошадей, после планерки.

Земля отвечает на заботу

…Проливной дождь налетел со шквальным ветром, уже чавкала под ногами грязь, мы шлепали по месиву, а Кузьмич, похоже, радовался и «заказывал» погоду: «Вот бы еще неделю так лило – чтобы земля хорошенько влагой зарядилась». Не скрою, приятно было слышать эту крестьянскую нотку. О будущем председатель думает… Но и в этот неблагоприятный засушливый год в хозяйстве вырастили хороший «каравай», более 18 центнеров с гектара взяли. Хватит и живность поддержать, и за паи владельцам земельных долей, которые арендует «Шанс», по тонне раздать, выдать комбайнерам натуроплату, партию отборной пшеницы для мельницы припасти и на продажу кое-что оставить.

 — С землей стали работать по-настоящему, — формула урожая у Меца — очень проста. — Раньше силенок не хватало, а теперь тракторный парк у нас прибавился. Появились два «Кировца», три — Т-150. Не новые, естественно. Но выгода от их приобретения огромная. Вот нынче мы полностью подготовили зябь, вовремя обработали пары. Дружно провели посевную. И земля отвечает на такую заботу. С этого года начали протравливать семена – болезней у зерновых стало меньше. После появления всходов проводим гербицидную обработку — наступаем на сорняки. Посевы теперь чистые стоят. И колос потяжелел. На следующий год минеральные удобрения опробуем.

…Возле машинно-тракторной мастерской кучковались сеялки, тяжелые дисковые бороны. Пару дней назад, на планерке, говорили о том, чтобы свезти весь прицепной инвентарь из-под Лисицино на машдвор в Саргатку. Запланировали — сделали. Между словом и делом здесь короткий промежуток. «Заменим кое-где подшипники, колеса, лапки, подтянем, смажем, где надо, — проходя мимо, замечает Кузьмич, — забота об урожае ведь с осени начинается».

 Самое больное — кадры

…Табун лошадей никак не хотел заходить в новый загон. Осеменатор Татьяна Каткова, ветврач Павел Агишев и пастух Геннадий Иванов на коне пытались завернуть табун. Он, управляемый непокорным вожаком, не сдавался и кружил между фермами. Кузьмич тоже метался вместе с загонщиками: помогал направить беглецов в нужное русло.

— Еще бы одного конного, — заметил я, — легче было бы справиться…

— Вот ты говоришь «конного», — Кузьмича зацепило. — А кого посадить на лошадь? То-то… Кадры — это самое больное. Нынешней весной давал заявку в службу занятости: нам требовалось несколько доярок и механизаторов. И зарплата в хозяйстве неплохая. Однако никто из безработных жителей Саргатки не изъявил желание доить коров. Нашли таковых в Красном пути. И возим их оттуда утром и вечером… А хлеборобов так и не смогли найти. Приходит обладатель корочек тракториста и заявляет: «Напиши мне справку, что работы нет…» Или работает до первого аванса и все — пропал… Вот сейчас в МТМ стоит разобранный трактор: двигатель снят, коробка разобрана. А тот, кому ремонт поручен, — уже три  недели как потерялся… Разбаловали, распустили российский народ. Я с горечью думаю о том моменте, когда уйдут на заслуженный отдых Александр Александрович Клочков, Виктор Дмитриевич Клочков, Николай Николаевич Щукин, пожилые доярки, которых большинство… Кто придет им на смену? И придут ли? Ах, да, забыл: пришел этой весной после окончания ПУ-31 тракторист Артем Перистых. Золото-парень, трудолюбивый, покладистый, ответственный. Побольше бы таких.

Порода не та

…Гудели насосы на ферме, молоко пульсировало по молокопроводу.

— Мы сегодня больше всех в районе надаиваем молока, примерно 2,4 тонны в сутки. Но я не обольщаюсь. До «Богодуховского», что в Павлоградском районе (в этом хозяйстве красно-степная порода дает более пяти тысяч литров на фуражную корову в год), нам далеко… Ну, что это за корова?! — Кузьмич расстроенно кивает на стоящую поодаль низкорослую буренку. — И вымени не видать. Или вот эта? Ну, какое от этих пигалиц будет молоко?! Корова в холке — во какая, — показывает на привязанного у прохода могучего быка-производителя, — должна быть. И вымя по колено должно висеть.

Председатель расстроенно машет рукой:

— Да, стараемся кормить животных полноценно, о племени заботимся: быков породистых берем, в зимне-стойловый период плотно искусственным осеменением занимаемся. Результаты, продуктивность растут, но не так быстро, как хотелось бы. Вообще, сельскохозяйственный бизнес — один из самых сложных. А молочное животноводство в нем  — самое трудное.

— Твой стиль руководства схож со стилем Владимира Николаевича Гайдоенко, твоего предшественника? — спрашиваю.

— В чем-то схож, в чем-то различен — мы ведь разные люди, у нас разные характеры. Владимир Николаевич поднял хозяйство, отладил его работу, а мне досталось поддерживать «Шанс» на плаву и думать о развитии. Во главу угла я так же, как и Гайдоенко, ставлю жесткий учет и контроль, спрос за порученное дело. Разбазарить, разворовать нажитое легко, а нажить — сложно.

Минус миллион…

После планерки Владимир Кузьмич раздал главным специалистам листочки с финансовыми итогами за девять месяцев. И высокая урожайность, и относительно высокие надои не изменили главного: расходы в нем превышали доходы более чем на миллион рублей. «Шанс» потянула назад реализация прошлогоднего урожая зерна: его держали до апреля, надеясь на более сходную цену. И, в конце концов, продали по полторы тысячи рублей за тонну (а себестоимость его производства была 2,2 тысячи рублей, это значит на каждой  проданной тонне потеряли почти 700 рублей). Еще один нюанс: каждый месяц хозяйство платит 400 тысяч рублей  по кредитам. 8,5 миллиона рублей были взяты в банке для приобретения зерноуборочного и кормоуборочного комбайнов и кормосмесителя-раздатчика. Без этой техники  невозможно было обойтись. Но кредитное бремя очень тяжело… При таком финансовом раскладе как добавить работникам СПК зарплату? Ведь жизнь дорожает, значит, и зарплата должна расти? Но как эту теорию совместить с практикой? Головоломка…

Шанс на развитие «Шанса»

В общем, замечаю, разговор у нас какой-то непраздничный получается. Хорошего урожая, растущих надоев Владимиру Кузьмичу Мецу мало. Как и того, что выплата кредита в марте 2011 года закончится и хозяйство вздохнет свободнее. И хлебушек свой «шансовцы» нынче продадут гораздо выгоднее. Значит будут средства на развитие сельхозкооператива. В этом недовольстве председателя достигнутым, в его желании равняться на идущих далеко впереди — вижу я залог развития «Шанса». Москва не сразу строилась. И «Богодуховское» не сразу таким стало.

Олег ШИПИЦЫН

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *