Особый противопожарный режим?..

с 14  по 22 апреля — и это в период действия в регионе особого противопожарного режима — в Саргатском районе произошло 15 лесных  пожаров! По данным Саргатского лесничества, огнем пройдено 467 гектаров леса, в том числе сто гектаров хвойных культур. В эти дни леса горели под Урусово, Степановкой, Андреевкой, Ивановкой, бывшими Сиб-Саргаткой и Горнасталевкой, под Карманово, Казырлами, Александровкой, Павловкой, Николаевкой, Аксеново, Увальной Битией, Нижним Иртышом. Сильно пострадал от огня заказник регионального значания «Высокий Увал».

И причина огненного фронта, который пролег почти по всему району, в безжалостных, преступных руках человека, наших же земляков! Как  при живом уме, при наличии совести, радении не только о своем благе начать выжигать остатки прошлогодней травы на сенокосах, пастбищах, полях при ветре, взламывающем лед на водоемах, гнущем в дугу деревья?! А ветер на прошедшей неделе порывами достигал более 20 метров в секунду, превращая пожар в огненный шквал.

Что можно сделать с огненной стеною, несущейся со скоростью цунами,  с помощью ранцевого опрыскивателя или струи из пожарного брандспойта? Одной-двумя бригадами лесхоза по пять человек или двумя расчетами пожарной части?! А ведь лесные пожары грозят бедою селениям, людям, растительному и животному миру более реально, чем коронавирус.

Дефицит  рук, сил и техники

— Обстановка очень напряженная. Не хватает сил, техники, а скорость распространения огня сумасшедшая. Во многих местах к очагам из-за болотистой местности не подобраться. Работники Саргатского лесхоза, противостоящие пожарам, уже выбились из сил, а пожары продолжаются.  Как выстоять, чем остановить этот огненный фронт? — в словах Лидии Пушкаревой, начальника Саргатского лесничества, сквозит  тревога вперемешку со спокойствием: ситуация повторяется почти из года в год, и только, когда начинаются весенние ливни, лесные пожары затухают. —  Пожары возникают почти одновременно в нескольких местах. В субботу утром, 18 апреля,  две бригады лесхоза тушили лес между Степановкой и Саргаткой, а в это время пожар с поля зашел в сосновый бор под Аксеново. Бросить одно и спасать другое?! Но приходится бросать.

Деревню Аксеново отстояли

Деревня Аксеново почти вплотную примыкает к сосновому бору. Угроза селению позволяет бросить в очаг спецавтомобиль Увалобитиинского пожарного поста и машину ПЧ-55. Жители деревни не пожелали отсиживаться за спинами огнеборцев.  Один из первых на помощь пришел предприниматель Виктор Панарин, у которого в Аксеново пилорама. Он выделил бульдозер, подогнал трактор с бочкой, наполненной водою, работников пилорамы направил на подмогу, еще один трактор с плугом пришел от фермера Георгия Адабира, народ прибежал с ведрами.

Бульдозер ломал в лесу деревья, как танк, прокладывая просеку. И в этой борьбе у него не выдержал двигатель — застучал. Но благодаря сделанному разрыву удалось отсечь часть лесного массива, и он остался нетронутым.

— И стар, и млад боролись с огнем. Кто-то ветками сбивал пламя, кто-то ведрами заливал, — рассказывает Глава Увалобитиинского сельского поселения Александр Сильванович. — Для быстрого наполнения водою цистерн пожарных машин, бочек у озера Шляпино дежурил  Александр Сидоров с мотопомпой, водитель Увалобитиинского поста.

В нескольких местах пламя перебиралось через дорогу в соседнюю половину хвойного бора, но эти поползновения отбивали.

Жар был такой, что и сами пожарные машины могли загореться, поэтому их тоже поливали водой. Объятые пламенем хвойные лапки летели по воздуху сотни метров. Стоящие далеко от леса несколько стогов сена загорелись именно по этой причине: поле, которое отделяло их от хвойного бора,  осталось нетронутым, а стога взметнулись к небу.

Беду от селения отвели. А хвойный лес, который рос уж больше трех десятилетий, сильно поврежден, 58,5 гектаров будут постепенно выпадать.  Благо еще, что пожар был низовой, пошел бы  по верхам — ничем бы его не удержать, сгорело бы все.

В этот же ураганный день загорелся лес по дороге на Милютино — эпицентр пожара в 6,5 километрах от Андреевки, а все противопожарные силы в это время находились под Аксеново. Трудно переоценить помощь, которая последовала от саргатского фермера Владимира Юськова. Глава КФХ в этот момент лежал в городской больнице, но распорядился выделить К-700 с многолемешным плугом на борьбу с огнем, и этот трактор сыграл решающую роль в локализации пожара!

Быстрее бы зима…

В понедельник ваш  корреспондент побывал под Ивановкой вместе с заместителем начальника Саргатского лесничества Александром Джаном и начальником пожнадзора по Саргатскому району Сергеем Суппесом. Здесь километрах в пяти от деревни бригада лесхоза под руководством Алексея Толстокулакова  боролась с огнем. А огонь, как многоголовая гидра, распустил свои щупальца во все стороны. Одна его часть простерлась на север вдоль казырлинской дороги, вторая — двигалась в сторону Ивановки, две другие  расползались влево и вправо. Длина огненных конечностей — несколько километров.  И этому «спруту» противостоят только пять человек. Другая саргатская бригада в это время  дежурит в Саргатке: здесь хвойный бор, саргатская достопримечательность и гордость, подходит к окраине поселка,  поселок Светлый стоит в обнимку с лесом, не дай Бог, что случится — нужно отреагировать мгновенно. До этого мужики вернулись домой ночью после тушения пожара, а утром снова на ногах  — из огня да в полымя. Павел Вставский и Виталий Панамарев на лесопатрульном комплексе УАЗ «Фермер» (на нем большая емкость с водою, ранцы с опрыскивателями, бензопила) первым делом укоротили ту часть огненного языка, что двигалась на Ивановку. Справились быстро.

—  Сегодня тихо. Внутри этого колка еще влажно, поэтому огонь туда не шибко лез, — пояснил Виталий.

В другом колке, слева от казырлинской дороги (это если лицом развернуться в сторону Казырлов), огонь пожирал сушняк, и столб черного дыма поднимался в небеса. Пламя уже выползло из колка и устремилось по некошеному сенокосу влево, к новым лесным массивам и на Ивановку.  Алексей Толстокулаков и тракторист Александр Вставский на тракторе с помощью спецплуга отрезали огонь от продвижения к деревне, но слева от колка пройти не удалось: начиналось невидимое болото, трактор разворачивало боком, колеса крутились на месте, все больше зарываясь. Значит, надо обходить это гиблое место. Забрали сильнее вправо — тоже пробуксовка и возможность увязнуть. Виталий на лесопатрульном комплексе попытался в другом направлении обойти пожар, но и здесь простиралась заболоченная почва. Почти на каждом пожаре и УАЗы садятся на мосты и рвут друг друга из болота, и трактора вязнут. Совсем непросто локализовать пожар. Порою на это уходит не один день.

Павел Вставский от минполосы пускает  встречный пал, чтобы окончательно отрезать горящий колок, Павел Поляков с Виталием Панамаревым  опрыскивателями гасят тоненькие язычки пламени, пытающиеся перебраться через минполосу в другую сторону. И хотя ветер дует от нас — в семи метрах от линии огня невозможно стоять, кажется, от жары кожа на лице лопается.

Мужики устали уже вусмерть, а ведь это только начало пожарного сезона.

—  Как сегодня говорят по поводу коронавируса, пик заболеваемости еще не пройден. Вот и  у нас с пожарами  пик впереди, —  Виталий Панамарев произносит это едко.

— Быстрее бы уже зима, что ли, — неожиданную реплику кидает Павел Вставский.

Пусть тушат другие?

…Мы уезжали, а бригада лесхоза оставалась на своей отчаянной вахте дальше. Не доезжая деревни Красный Путь, повернули на грунтовку, накоротко связывающую селение со Степановкой. Вскоре  слева потянулись обширные поля и леса, выжженные огнем. Вытянулась и полоска огня, идущая слева от дороги в направлении Степановки. Противостоять ее движению  было некому. Могли ли мы, сидящие в машине — нас вместе с водителем было четверо — оставить огонь? Вряд ли… Да, у каждого из нас свои функции, свои должностные обязанности, но когда приходит беда, нужно всем становиться в единый строй — независимо от обязанностей. В трудную годину на райкомах партии появлялись надписи: райком закрыт, все ушли на фронт…

Сегодняшняя обстановка с пожарами требует нашего личного участия.  Ведь реорганизация в гослесхозах урезала количество работников до позорного минимума. Мы же сидим в связи с карантинными мерами по домам или работаем в полсилы. Почему бы не попытаться помочь нашему терпящему бедствие общему дому?! В пример нам — аксеновская молодежь.

Делай, как мы!

 Об этом поразительном случае  рассказал мне Александр Сидоров, водитель Увалобитиинского поста.

 — В понедельник, 20 апреля, вечером поступил сигнал из диспетчерской на наш пожарный пост о дымлении под Аксеново. Мы вместе с водителем немедленно выехали туда. Но оказались не одинокими в этом сумеречном лесу, где дымили пеньки и гнилушки. Залитые  снаружи, внутри они сохраняют угрозу для новых пожаров. Поднимается ветер — они разгораются,  а рядом — стволы сосен. И  аксеновская молодежь, 14 человек, завидев дым, кинулись в лес. Трактор с бочкою и водою был при них, лопатами  разбивали пни и заливали их водою. Допоздна добивали очаги. Я ведь до этого считал, что современные парни и девушки вставят в уши наушники или уткнутся в смартфоны  — и им все по барабану. Однако ж нет…  Живая душа в них, окликающаяся на беду. Будем же и мы не только созерцателями дыма и огня!

Страдает животный мир!

Николай Васильевич Никулин, охотинспектор:

— Кроме лесов огонь сильно ударил по животному миру, особенно досталось животным, что обитают в заказнике регионального значения «Высокий Увал». На мой взгляд, половина его площади  была пройдена огнем. Я, конечно, не с самолета глядел, но что-то мне подсказывает, что именно так. Все живое, что  может бежать, убегает с привычных мест обитания.  Некоторые спасаются, по саму голову спрятавшись в болото, а огонь и по болоту ходит. Птицы уже сидят на кладках, вынуждены бросать свои гнезда, будущее потомство. Я видел на выгоревших полях птичьи яйца. Хоть бы весеннюю охоту не открыли…

Владимир Васильевич Хохлов, Глава Саргатского района:

— Считаю, это преступная халатность — игнорировать требования о соблюдении запрета выжигания сухой растительности в пожароопасный период, пустить огонь на поля в то время, когда был сильный ветер, на выходных 18-19 апреля. Своим бездушным отношением ко всему живому эти люди подвергают опасности не только леса, но и жизнь других людей. В Аксеново чуть не случилась беда: из-за сильного ветра пламя перехлестывало через профиль, минерализованные полосы оказались бессильны перед огненной стихией. И только общими усилиями всех собравшихся на помощь смогли преградить огню дорогу к жилью. Сложная обстановка была в субботу не только в Аксеново, но и в Урусово, и возле Степановки. А самое страшное происходило на территории заказника «Высокий Увал», там сплошное пламя шло 15-километровым фронтом в сторону Милютино, Андреевки и Казырлов, и до сих пор очаги возгорания остаются. Только за два этих дня пострадало леса на площади 218 гектаров, я уже не говорю про животный мир… До этого, в пятницу, в Павловке из-за халатного отношения одного из жителей, горожанина, который устроил пал сухой травы, сгорело три дома, остальные дома удалось отстоять силами Баженовского поста и Саргатской пожарной части. В субботу и в рабочем поселке при порывах сильного ветра жители разводили костры… И после всего этого мы удивляемся, почему лес нам не могут выделить. Да при таком отношении у нас леса вообще не останется, кроме пеньков и обгоревших стволов. А чтобы восстановить сгоревшие рощи, понадобятся десятилетия.

Уважаемые саргатчане, при особом противопожарном режиме выжигание сухой растительности запрещено!

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *