Чернобыль не отпускает

26 апреля 1986 года произошла авария на Чернобыльской атомной электростанции. Радиацией было заражено почти 200 тысяч квадратных километров вокруг АЭС. Это была крупнейшая экологическая катастрофа ХХ века. А сегодня никого не удивишь туристическими экскурсиями в Чернобыль и Припять, смельчаки стремятся побывать на месте катастрофы и добровольно получить дозу облучения. Чернобыльцы никогда не поймут столь странного интереса к этим местам. Ведь должно пройти не два и не три десятка лет, чтобы там стало безопасно. О тех событиях 25-летней давности вспоминает и Виктор Васильевич Шохин из села Нижний Иртыш — участник ликвидации последствий аварии, инвалид второй группы.

10 рентген в день — вместо пяти в год

В 26 лет  омич Виктор Шохин оказался на месте катастрофы на Чернобыльской АЭС. Отслужил в армии, женился, работал. И вдруг -повестка из военкомата. Привезли в войсковую часть, посадили на самолет. «Тогда никто толком не знал, куда нас отправляют, — вспоминает он. — Разумеется, мы слышали про Чернобыль, хотя в Советском Союзе информация об этом не особо распространялась. Но не думали, что поедем именно туда».

Сначала их определили в связисты и направили на работу в украинскую деревушку Черемошня. Палаточный лагерь взвода связистов находился в 30 километрах от Чернобыля. А через пару недель Виктора перебросили в город. Первое, что бросилось в глаза солдатам — пустынные улицы. А еще рыжий лес, обгоревший и окрасившийся радиоактивным йодом, выброшенным из топливного отсека взорванного реактора… Солдатам выдали резиновые сапоги, респираторы и дозиметры — для измерения дозы излучения. Группа ликвидаторов, в которой оказался Виктор Шохин, чистила дома и дороги от радиационного мусора, который потом хоронили на специальных могильниках. В домах частенько находили живущих там стариков, оставшихся по собственной воле во время эвакуации населения.  Самым тяжелым, по словам Виктора Васильевича, оказалось сооружение укрытия для четвертого энергоблока реактора. Не забыть ему, как жутко болела и кружилась голова, пока они возводили вокруг него бетонный саркофаг. Спецсредства, которые им выдали, не спасали от радиации, она невидимыми нитями пронизывала все тело. Люди получали до 10 рентген в день вместо допустимых пяти — в год. Было страшно…

Крест — на всю жизнь

Три месяца пребывания в Чернобыле дали о себе знать сразу. Шохин считает чудом то, что ему удалось уцелеть до сих пор. Ведь его друзья начали погибать еще там. Или умирали вскоре после возвращения на родину.

Вернувшись из зоны катастрофы, Виктор Васильевич перевез семью из Омска в Нижний Иртыш, облюбовал добротный дом на берегу реки. Здесь легче дышится и чувствует он себя намного лучше. Заживают и душевные раны. Хотя до сих пор перед глазами пробегают сюжеты из той жизни. Чернобыль не отпускает, черной болью порой отзывается в сердце. Напоминает о нем и дочь Вера, которая уже после той трагедии родилась инвалидом. Но надо жить дальше, уверен Шохин, каким бы тяжелым не казался крест, который приходится нести на своих плечах. «Мы понимаем — это был наш гражданский долг, — говорит Виктор Васильевич, — мы защищали не только свое государство, мы спасали все живое на Земле. Ведь масштабы трагедии были очень велики. И недавние  два взрыва на японских АЭС снова напоминают миру, сколь может быть опасен мирный атом. Только в Японии причина аварии —  природный катаклизм, а чернобыльская катастрофа — рукотворная…»  

Евгения ХРАМОВА, фото автора

Сегодня в нашем районе — восемь человек, которые принимали участие в  ликвидации последствий чернобыльской аварии: Николай Матвеевич Косов, Алексей Петрович Валеев, Виктор Васильевич Шохин, Александр Тимофеевич Попов, Виктор Николаевич Горянский, Владимир Николаевич Милованов, Николай Иванович Иваненко, Федор Давидович Карстен… Они выполняли приказ — собственным здоровьем и жизнью укрощать взбесившийся атом.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *