Патриотизм не без горечи

В толковом словаре Владимира Даля слово «патриот» обозначено как «любитель Отечества, ревнитель о благе его, отчизнолюб».

В романской группе языков Patria означает — Родина, родная земля, чье-то место рождения, родство, родственная связь, кровные или духовные отношения.

…Когда-то мне казалось, что нет ни одного человека, который не был бы патриотом своего Отечества. Но чем дольше познаешь жизнь, тем больше замечаешь людей безразличных, презирающих свою родину, а иногда и предающих ее. Более того, мне кажется, что чувство нелюбви, презрение к Родине стало в последнее время культивироваться, хоть и в завуалированной форме. Вижу немало деятелей, будто соревнующихся, кто больше выльет грязи на свою историю, на свой народ. А люди внушаемы, особенно в незрелом, юном возрасте. И если систематически мусолить, что наша страна самая плохая, что в ней все время происходят самые страшные  в мире события, и будто руководители у нас самые никчемные, – в это можно уверовать. И в то, что народ наш ленивый, грязный, склонный к пьянству и умом недалекий. Но это все не так, это все от лукавого. И от тех, кому выгодно продавать страну, получая за это свои гроши.

Патриотизм, конечно же, не только восхищение, восторги по поводу славных дел, событий в Отечестве. Разве патриотизм исключает чувство горечи по поводу проблем страны? Боли за ее судьбу, за ее жертвы, которые она принесла на алтарь истории? Но я уверен в том, что мы сами придумали, будто российская история самая жестокая и самая кровавая… Традиционная же западная политика заключалась (и заключается) в том, чтобы найти в истории положительные черты, которые бы являлись ориентиром для современников, а негативное заретушировать, смягчить… Например, в Англии при Елизавете I без суда и следствия были казнены десятки тысяч англичан, но нигде об этом не пишется, кроме специальной литературы. Англичане ее боготворят: при ней были одержаны самые громкие военные победы, а страна быстро развивалась. Она была современницей царя Ивана Грозного, сделавшего для России не меньше. Однако во время его правления судили и казнили четыре с половиной тысячи людей. Но в мире о нем сложилась слава кровавого государя, жестокого тирана. Потому что мы сами, наши историки породили такое представление о нем.  Наша классическая литература, которую называют великой, десятилетие за десятилетием, произведение за  произведением повествовала о тех гнусностях, которые были в личной и общественной жизни России. И Запад до сих пор восторгается тем, как мы сами себя высмеяли. Ну, а современные средства массовой информации в этом деле превзошли классиков…

Передо мной лежит ксерокопия статьи главного редактора «Русской зарубежной газеты», издаваемой в Париже, Ирины Демидовой-Немо. Она эмигрантка во втором поколении, часто бывает в России. Ирина пишет: «В массе русские люди сегодня верят только плохому о России. Даже лучшие из них, кто считает себя патриотом, объясняют мне, как в России все ужасно, а если и есть что-то позитивное, так это случайность и частность». И далее: «Я часто задаюсь вопросом, почему мне, наполовину русской, так хорошо в России, с русскими? И вот к какому выводу я пришла: русским свойственна широта души, открытость, щедрость, контактность, которые не найдешь ни у французов, ни у немцев, ни у англичан. Есть у русских определенное безразличие к материальной стороне жизни, тяготение к духовной составляющей бытия. Что вовсе не означает прямого безразличия к жизненному комфорту». Ксерокопию статьи прислал мой друг Реингольд Цильке, живущий в Германии. Он довольно часто негодует по поводу очернения России в западных средствах массовой информации.  И самыми рьяными очернителями являются выходцы из России. С разрешения Цильке цитирую его слова: «Я уезжал в Германию ортодоксальным немецким националистом, возмущенным порядками в России. Но очень скоро я понял, что здесь те же самые человеческие пороки. Только уровень материальной жизни лучше. Если ты хочешь напечатать о России хорошее — это невозможно. Подавай о лагерях, сталинских преступлениях. Цензура хуже, чем было в СССР. Мне это противно. И я заметил, когда начинают ругать Россию, я готов разорвать ругающих… Болею за русские команды, даже если они соревнуются с немецкими. И чем дольше живу в Германии, тем больше хочу в Россию, в Сибирь…»

Приведу еще пример. В июне 1941 года массы русских эмигрантов, представителей русского дворянства, интеллигенции, офицеров, духовенства, включая тех, кто ненавидел большевиков, стали России симпатизировать, многие вошли в антифашисткое Сопротивление (с фашистами сотрудничала лишь маленькая толика эмигрантов). Генерал Деникин, командовавший белой армией на юге России в гражданскую войну, заявил: «Я желаю победы Красной армии»…

Всплески, подъемы патриотизма наблюдаются в то время, когда страна находится в огромной опасности, в беде… Любить Родину, быть патриотом неизмеримо сложнее в периоды мирной жизни, особенно когда никаких великих событий не происходит. Но, быть может, именно в этот период она более всего нуждается в нашей деятельной любви. Любите свою малую родину, как писал поэт О. Милявский, «любите Россию, ведь русскому сердцу земли нет милей».

Анатолий КОНДРАТИШИН

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *