Как газета боролась за чистоту речки

Как газета боролась за чистоту речки

С моста близ деревни Красный Путь не видать, как изумительно красива речка Саргатка в этом месте.  Берега здесь почти отвесны, как каньоны, она  выписывает тут такую петлю, что кусочек суши превращается в полуостров, густо поросший камышом и ивняком. До автотрассы отсюда рукой подать, но, спустившись, ты срастаешься с природой: только  река, текущая вкруг тебя, шелест камыша и небо над головой.

Этот потаенный уголок показал мне саргатчанин Александр Петрович Гондаренко, который после выхода на пенсию (большую часть жизни он проработал водителем) пристрастился к рыбалке. Зоревать на реке для него — обычное дело. И он часто бывает у этого моста. Одно  плохо — с крутого берега пролегла дорожка из картонных коробок от  продуктов, ячеек от яиц, полиэтиленовых упаковок от минералки и газировки и прочего мусора до самой воды. Это безобразие так доконало Петровича, что на днях он пришел в редакцию с просьбой найти управу на засорителей.

— У меня, кроме рыбацкого улова,  всегда другой «улов»: обязательно подбираю пластиковые бутылки и, когда накапливается мешок, сдаю. Но этот мусорный завал мне не очистить.  По его составу видно, что это не бытовые отходы жителей. Неужто селяне понесут картонные коробки выкидывать? Или положат в них что-нибудь, или спалят в печке. Рядом с этой свалкой автомобильная стоянка. Только кто-то приедет сюда издалека и выбросит здесь свой хлам? Что его с собой тащить, когда можно избавиться от него дома? Остается  одно — магазин, что стоит прям на въезде в деревню. Больше некому. И как рука-то поднимается у людей на такую красоту?! – негодовал защитник природы.

Решили мы все-таки расследовать, кто же является автором этой свалки. Расследовать, наверное, громко сказано, потому как преступлением сие  не считается, подобных свалок в живописных местах у нас пруд пруди, но никаких виновных при этом не найдено (а их и не ищут). Надо ведь буквально за руку схватить злоумышленника в тот момент, когда он выбрасывает мусор, иначе ничего не докажешь.  Чтобы поймать за руку, нужно ставить засады на каждом гектаре леса, поля или береговых линий. Где набраться столько контролеров?!

Но в данном случае, как мне казалось, все шито белыми нитками.  Я обратился за помощью к Игорю Фомиченко, инспектору  рыбоохраны, Константину Стукачеву, участковому Саргатского райотдела полиции. Они — люди занятые, но, удивительно, откликнулись по первому зову. И мы выехали на эту убивающую красоту свалку.

По дороге Игорь Владимирович усомнился в продуктивности нашей миссии: «На мусоре ведь не написано, что он именно с краснопутинского магазина. Вот увидишь, скажут: «Мы ничего не бросали». Вот и все на этом… Сколько таких свалок я вижу, бывая на водоемах по долгу службы. Подойдешь к людям, а в ответ: «Мы только приехали, это не наше»… Другое дело — те озера и участки Иртыша, что арендованы и используются для промышленного рыболовства и рыборазведения: если берег утонул в мусоре, я выписываю предписание, и арендаторы без слов обязаны навести порядок. И наводят.

Картина свалки служивых людей впечатлила. Видно, сбрасывали сюда мусор неоднократно. Идем в краснопутинский  магазин, принадлежащей Марине Николаевне Каминской.

Константин опрашивает продавщицу Елену Кочневу.

 — Я собираю коробки, упаковки от товара и выставляю их между дверями. Приходит дворник и уносит. Куда он девает их, не знаю. Своих мусорных емкостей в магазине нет, — рассказывает женщина.

Дворником подрядился 59-летний Юрий Доронин. И вскоре мы наткнулись на подвыпившего мужичка.

Будь он трезв, наверное, и не признался бы, а так выложил все как на духу:

—  Куда-то же  надо мне мусор девать. Речка рядом, вот туда я и сбрасывал. Вода, она все унесет… Я ведь зла никому не делал. Старался, как лучше.

…Вспомнился мне Алексей Тиличенко, молодой житель Новопокровки, укорявший своего односельчанина за то, что вывозит свой бытовой хлам в лес. «А, рассосется», — отмахивался тот беззаботно…

Ну и что с этого «старателя» возьмешь?! Пенсии у человека, как выяснилось, нет, денег за работу он не получает, отоваривается в магазине продуктами.

—  Но ведь в воде живые обитатели, рыба — им плохо делал, — воспитывает его, как первоклассника, инспектор рыбоохраны.

— Простите меня, а, — тянет Юрий, заглядывая в глаза. — Я больше не буду. 

Заставить бы  его подобрать все выброшенное, очистить берег и воду.

— Ой, не смогу, там такой обрывистый берег — сорвешься.

Недоброе дело совершать легко…

Тут больше вины предпринимателя, чем дворника. Почему, создавая торговое предприятие, она не озаботилась,  каким образом будет утилизировать отходы, не установила собственный контейнер?

В адрес хозяйки магазина Игорь  Владимирович Фомиченко, воспользовавшись статьей  8.33 Кодекса об административных правонарушениях, ограничился письменным предупреждением. А по мне, так это слишком уж мягкое наказание. Недавно жителя Красноярки за  одного выловленного  сибирского осетра — краснокнижного экземпляра — за нанесение ущерба природе обязали выплатить 10 тысяч рублей. Так неужели сбрасывание мусора в воду — это меньший  ущерб природе?! Не понимаю…

…В Сингапуре, между прочим, за выброшенный окурок, если это зафиксировано видеокамерой, выписывают штраф в 1000 долларов. И в этом  городе-государстве, где проживает почти 6 миллионов человек, ослепительная чистота.  Теперь представьте, если каждый сингапурец по одной мусоринке бросит, что будет?! Поэтому огромными штрафами  пресекают на корню всякие поползновения мусорить.  И нам бы так  — в России.

К сказанному остается добавить, что председатель районной экологической дружины «Чистая планета» Анатолий Безбородов согласился помочь мне восстановить попранную красоту того дивного места. Возьмем канат, мусорные мешки, спустимся к воде, соберем весь этот хлам и отправим на свалку.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Tagged with:

Related Articles

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *