Украденное детство

92-летний Андрей Петрович Мартышов из Саргатки в годы Великой Отечественной войны был ребенком. Но на его детство выпала нелегкая доля: холод, голод, непосильный труд и лишения.

Андрей Петрович Мартышов родился в 1928 году в деревне Горносталевке Саргатского района, она была за деревнями Степановкой и Красное Знамя. Когда началась война, ему исполнилось 13 лет. Всех мужчин призывного возраста забрали на фронт, а он вместе с другими детьми трудился в колхозе: кормили лошадей, телят, коров. «Зима в 1941 году выдалась суровой, мороз был 30-40 градусов. Заболели в хозяйстве лошади, бычки, телята — стояла-то скотина в плетеных сараях, в холоде. Никакие снадобья и травяные отвары не помогали, а ветврач был один на всю округу, — вспоминает Андрей Петрович. — Животные в хозяйстве были основной тягловой силой: на них пахали землю, боронили, везли с полей зерно, сено».

До войны жизнь в Горносталевке текла своим чередом. Вместе со своими родителями, братом и сестрой ходил Андрей по воскресеньям в Баженовскую церковь, туда же ездили на праздники. «В Баженово в то время жил доктор по прозвищу «Айболит» — Шептаев. Лечил от простуды, зуда и других болезней бесплатно, излечивал добрым словом да пятью капельками из своего флакончика, которые запивались водой. Помогало, — рассказывает А.П. Мартышов. — Наша семья была из середняков, жили в саманной избушке, держали корову, которую однажды у нас увели со двора. Зажиточным в деревне считался с виду неприметный старичок Курчак. Он имел маленький магазинчик, в котором продавал ситец по копейке за метр. За десятью его коровами ухаживали наемные работники из бедняков. А вот в домике с окнами, вросшими в землю, жила семья Логаевых, в которой было десять детей. В довоенное время люди в деревне работали сообща, объединяясь в малые ячейки. У одних был плуг, у других — бричка или грабли, лошадь. Сообща было жить легче… Война переменила жизнь людей. Девчат учили работать на тракторах. Юношей готовили на фронт. Зимой их собирали в Нижнем Иртыше, в течение 20 дней обучали военному делу, с утра — учения, а после обеда — работа на ферме, на заготовке леса в деляне, помощь одиноким старикам»…

Отец Андрея Петровича прошел всю войну, был ранен, лечился в госпитале, вернулся домой. Два его брата тоже воевали, погибли.

В 1949 году А.П. Мартышова призвали в армию, служба проходила в Приморском крае. Вспоминает, как до места назначения везли их 14 дней в товарняках. «На свою станцию приехали черные, как трактористы, перемазанные мазутом. Нас выгрузили, отправили в баню, обмундировали, постригли. После бани не узнали друг друга. Попал в ВДВ. Здесь впервые увидел самолеты. Комиссия проверяла наш вестибулярный аппарат: крутят на вращающемся стуле, а потом дают команду идти прямо, — рассказывает А.П. Мартышов. — Учились прыгать с высоты сначала на тренировочных аэростатах с фанерной корзиной по тросу до 800 метров. Аэронавт учил нас регулировать стропами при прыжке, правильно приземляться. При прыжке кроме парашюта нам вешали за спину груз 20 кг. Учили складывать запасной и рабочий парашюты. На самолетах ИЛ-12, ИЛ-2 залетали в белые, как молоко, облака и прыгали с высоты до полутора тысяч метров. Однажды совершая прыжок, ко мне в открытый парашют залетел командир взвода. Могли убиться, но приземлились удачно на обрыв у реки, на кустарник».

После четырех лет службы вернулся молодой солдат в родные места. На станции Москаленской, где жил его дядя, устроился работать помощником машиниста паровоза. Молодых ребят посылали на уборочную, там и познакомился со своей будущей супругой — трактористкой Тамарой. Вместе с ней уехали в Приморье, но вскоре вернулись в Саргатку, построили дом на улице Южной.

В столярке сельхозтехники и автохозяйства Андрей Петрович занимался ремонтом грузовых машин, занятых на перевозке зерна. Потом работал в МСО-1, ПМК-2: строили дома не только в Саргатке, но и в Любино, Большеречье. Тамара Никитична работала швеей, почтальонкой. Воспитали троих детей, две дочери живут в городах, сын — в Саргатке. За свой труд А.П. Мартышов был награжден мотоциклом с люлькой, стиральной машиной, сепаратором, денежными премиями. В его трудовой книжке — благодарственные записи, есть дипломы и грамоты за добросовестный труд. После смерти супруги Андрей Петрович живет один, но дети его не забывают. Долгожитель не унывает, гордится тем, что жизнь его была насыщена трудом, была интересной, плодотворной, несмотря на все трудности. Он по-прежнему приветлив, обстоятелен в делах и в речи. Желаю Андрею Петровичу и впредь оставаться таким же жизнелюбивым человеком.

Людмила ПОВОЛЯЕВА-БОРОВСКИХ, р.п. Саргатское, фото Натальи МЯСНИКОВОЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *