Мамин подвиг

В дом Елизаветы Сергеевны и Владимира Адольфовича Скаковских из Десподзиновки мы попали накануне Дня памяти и скорби. Оба – дети войны.

Обоим пришлось пережить горечь потерь и лишений. Рассчитывали услышать их воспоминания о том страшном и теперь уже таком далеком времени. Однако разговор неожиданно пошел совсем о другом. О доброте, чуткости и отзывчивости людей, истребить которые не в силах ни горе, ни беда. А, может быть, именно беда и выявляет в людях эти качества. Подчеркивает их…

…В дом Сергея Коршунова, деревенского гармониста и весельчака, беда пришла нежданно-негаданно. В 37-м умерла его молодая красавица-жена. Ушла, оставив на руках мужа троих детей. Младшей, Лизоньке, шел седьмой месяц. В их родной Горносталевке, пожалуй, не было человека, который бы не сочувствовал Сергею, не жалел сирот. Но от чужого сочувствия немного проку. Детям нужна была мама. Настоящая, любящая.

Дуняше Голубевой только-только исполнилось восемнадцать. Сама еще ребенок, она решилась стать матерью для Сергеевых ребят. Ожил мужик, оттаял душой. Все чаще стал брать в руки гармонь. Стал думать о будущем. Вскоре в семье Коршуновых появился еще один сынок. Родители и старшие ребята ласково звали его Лавриком.

В начале 41-го года уговорил Сергей Дуняшу переехать в Среднюю Азию к своим братьям. Очень уж заманчивым казался ему этот край, богатый теплом и фруктами. В мечтах рисовалась счастливая и сытая жизнь. Но пожить в этом земном раю Коршуновым не довелось…

Сергея призвали на фронт в первый же месяц войны. Дом Коршуновы только начали строить.

— Не знаю, как бы мы выжили, если бы не добрые люди,- вздыхает Елизавета Сергеевна.

На добрых людей им опять повезло. Буквально за несколько дней соседи сложили для семьи фронтовика саманную избушку. А потом помогали, чем могли. Кто лепешку хлеба принесет, кто козьего молочка, кто фруктов из своего сада.

В 42-м пришла на Сергея Егоровича Коршунова похоронка. Несколько месяцев пролежала она в сельском совете. Никто не решался сообщить Евдокии страшную весть. Кое у кого были опасения, что молодая женщина откажется от чужих детей. Не отказалась. Всех забрала с собой на родину. Думала, дома будет легче, мама поможет. Только мама к тому времени уже умерла. Пришлось рассчитывать только на свои силы.

— Где она эти силы брала, я и до сих пор понять не могу,- говорит Елизавета Сергеевна.

Время шло, старшие дети подросли. Уехали в Среднюю Азию к брату Сергея Егоровича. С мамой остались Лиза и Лаврик. То, что мама ей неродная, девочка не только не чувствовала, но даже и не догадывалась. Была уже подростком, когда соседка просветила. Но и тогда не поверила…

После войны Евдокия вновь вышла замуж за Никифора Васильевича Лукашенко. И опять на Лизином пути попался добрый человек, и у них родилось еще пятеро детей.

– Никогда я не чувствовала себя в новой маминой семье чужой, лишней, — признается Елизавета

Евдокия Сергеевна с отчимом выдали Лизу замуж, приняли в семье ее мужа. Сегодня Владимир Адольфович в своих воспоминаниях называет Евдокию Акимовну мамой. А их с Елизаветой Сергеевной дети считают ее своей родной бабушкой.

Наталья КАРАНДАШОВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *