Днепровская печать

Участником одного из самых кровопролитных сражений Великой Отечественной — за Днепр — был и саргатчанин Георгий Матвеевич Дурнев. Это битва стала судьбоносной для фронтовика. Сегодня мы публикуем воспоминания о Г.М. Дурневе его дочери Светланы Георгиевны Нагибиной.

В декабре 1943 года закончилась битва за Днепр, которая длилась долгих  четыре месяца. С августа бойцы Советской армии, не дожидаясь прибытия специальных переправочных средств,  начали форсирование великой реки. Переправляясь на подручных средствах на правый берег Днепра,  советские воины захватывали небольшие плацдармы на территории врага и укреплялись там. К октябрю было уже 23 таких плацдарма.

Постепенно здесь накапливались войска и боевая техника. Именно эти плацдармы обеспечили успех операции по освобождению Киева 6 ноября 1943 года, Житомира – 12 ноября, что положило начало освобождению всей правобережной Украины от фашистских захватчиков.

Участником этих событий был и наш земляк Георгий Матвеевич Дурнев. Старого солдата уже давно нет среди нас, но память о нем, о днях его боевой славы бережно хранят в семейном архиве его родные.

Отец

Когда началась война, моему папе  было 17 лет. Их семья  жила в Тамбовской области в селе Ярославка. Старшая сестра Катя первая из семьи ушла на фронт. Была зенитчицей. Папа в то время работал токарем, на нем была бронь. Но ему тоже хотелось, как и сестренке, быть на передовой, показать фашистам, что мы за Родину готовы жизнь отдать. Он не стал ждать, когда его военкомат отправит на фронт, ушел воевать с врагом добровольцем. По окончании трехмесячных курсов младших офицеров молодой боец Георгий Дурнев был отправлен на Второй Украинский фронт.

Земля горела под ногами

Битва за Днепр стала для него самым ярким и самым трагическим эпизодом войны. Сражение за великую реку  было одним из самых кровопролитных за всю историю Великой Отечественной. В нем участвовало около 4 миллионов человек. Фронт был растянут на полторы тысячи километров. Число потерь с обеих сторон было в пределах трех миллионов. Отец рассказывал, что солдаты с одного берега на другой переправлялись на плотах и лодках в основном ночью. Под шквальным огнем. Казалось, что снаряды рвались ото всюду: с неба, из-под земли. Река была забита человеческими телами, а вода от крови была красная…  В этой операции папа получил осколочное ранение в грудную клетку и правое бедро.

Нам он рассказывал, что, как могли, всех раненых собирали и размещали в соломенной риге. И тут снова началась бомбежка, рига загорелась. Чтобы спастись, раненые выползали сами, кого-то вынесли товарищи, а кто-то  сгорел заживо.

Вражеский металл — в теле на всю жизнь

После оказания первой медицинской помощи началось лечение, скитание по госпиталям. Долечиваться пришлось в Грузии, в Батуми. Ногу ампутировали — началась гангрена, но осколки остались в бедре и в легких. Всю жизнь они  не давали ему покоя. Пришлось 9 раз оперироваться. Часть осколков удалили, остальные ушли вместе с ним в мир иной…

Однажды произошел курьезный случай. Отец получил лечебную путевку на курорт в Туапсе. Решил лететь самолетом. В аэропорту нужно было пройти проверку на наличие металла. Сколько он ни пытался ее пройти, прибор предательски звенел. Пришлось объяснять, что металл находится в бедре. Поверили, но рекомендовали всегда возить с собой рентгеновский снимок. Так он потом всю жизнь и делал.

Ногу смастерил себе сам

Придя с фронта, отец не стал сидеть дома, а встал к станку. Сначала на костылях, а потом смастерил себе деревянную ногу. Так как он пришел с фронта инвалидом, ему назначили пенсию 12 рублей в месяц, и, соответственно, он стал получать льготы на 50-процентную скидку на налоги. Я уже была большая, когда папе первый раз дали бесплатно настоящий заводской протез и обувь к нему. А в 1960 году папа первый раз получил от государства бесплатно машину на трех колесах с ручным управлением. Помню, как он был рад ей! Словно ребенок, радовался, как игрушке. Рад был и за то, что государство его не забыло. Он быстро ее приспособил для хозяйственных нужд — возил копны сена.

Дома он никогда не сидел без дела. Всегда что-то мастерил, изобретал. Нас у родителей было четверо. Жили мы в деревне и держали большое хозяйство. Папа сам косил сено, заготавливал дрова. Сам собрал сначала сенокосилку, затем мотоцикл. Ездил на рыбалку, и я, как старшая, всегда ездила с ним и помогала ему.

Чтобы нас обуть, одеть и прокормить, родителям приходилось много работать. Папа всегда старался  заработать лишнюю копейку.

О льготах и наградах не хлопотал

Со временем инвалидам и участникам войны стали уделять больше внимания: возросла пенсия, бесплатно стали обеспечивать лекарствами.

Папа был очень добрым и скромным человеком. Он никогда не ходил ни по каким инстанциям и ничего не просил ни для себя, ни для детей. Хотя в то время были в райпо льготные списки на приобретение дефицитных товаров для участников войны.

Он очень любил природу, часто вместе с мамой ездил в лес за ягодами и грибами, на рыбалку. Был заядлым охотником. У него много было друзей. Люди часто обращались к нему за советом, с просьбой что-нибудь сделать. И он никогда не отказывал. У него были золотые руки и умная голова. Работал он в сельхозтехнике шлифовщиком. Как специалиста его очень уважали и ценили. Он часто вносил рационализаторские предложения. У него было много благодарностей, боевых и трудовых наград. Его портрет не раз был на районной Доске почета.

Его с нами нет уже 17 лет. Но, как и прежде, мы его любим и гордимся им. Гордимся тем, что наш отец был в числе тех,  кто одержал победу над врагом. Спасибо им всем за то, что  мы не знаем войны. Память о них будет всегда в наших сердцах.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *