Если долго мучиться — хорошо получится

Esli-dolgo-mychitsyaГлавное новогоднее представление на сцене районного Дома культуры, которое устроил Центр детского творчества, получился не просто хорошо. Замечательно, профессионально! Это событие в культурной жизни района.

Я видел новогоднюю феерию Центра детского творчества впервые — она  ведь предназначена для детских глаз. Мне, корреспонденту газеты, нужно было сделать снимок новогоднего хоровода с Дедом Морозом и Снегурочкой в фойе РДК,  побыть на начале спектакля и благополучно улизнуть оттуда. Однако зашел в зрительный зал, глянул на героев Мадагаскара, отправляющихся из жаркой саванны в путешествие в заснеженную Саргатку, и замер. Обаяние театрализованного представления было таково, что ноги мои приросли к полу. На сцене развернулся озорной, яркий  мюзикл с оригинальной сюжетной линией, множеством ролей. Было ощущение, что у нас в гостях как минимум областной  театр юного зрителя. Все так живо, ярко, великолепные сценические наряды, музыкальное сопровождение, огромные меняющиеся задники. К слову сказать, в Центре детского творчества нет театрального кружка, но такое впечатление, что этот спектакль ставили завзятые театралы.

Захотелось разузнать, кто же создает все это волшебство, каким трудом это дается, и как удается педагогам Центра своих воспитанников превращать в настоящих артистов. И вот что нам рассказали.

Наталья Николаевна Гаврилова, директор Центра детского творчества:

— Для нас это одиннадцатое или двенадцатое новогоднее представление — мы уже со счета сбились. В самой первой постановке играли все педагоги нашего Центра, и даже я выходила на сцену. Привлекали и своих собственных детей. Но уже много лет блистают наши юные воспитанники: на этот раз в ролях было занято 45 ребят. Из учителей на сцене только Анатолий Анатольевич Безбородов (Дед Мороз) и Светлана Николаевна Петренко (Слон).

Но игра на сцене — это конечный продукт, за которым стоит огромный коллективный труд.  Главное, с чего начинается любое представление, — это сценарий, последовательность каких-то событий, соединенных одной идеей. Готового сценария нет,  и даже Интернет здесь бессилен. А ведь необходимо, чтобы это была история, непохожая на предыдущие. И наши педагоги — Лариса Николаевна Гартман, Тамара Александровна Москавчук, Ирина Николаевна Артемьева — еще с середины осени начинают обмозговывать будущее новогодье (а ребята уже в октябре начинают выпрашивать роли). Штудируется всевозможная литература, подключается собственная фантазия — без этого вообще невозможно  творчество.  Отсюда берется один эпизод, из другого места — другая сценка, из третьего — реплика… И так нанизывается, соединяется одно с другим. Что-то потом бракуется, отбрасывается или наоборот добавляется. В создании спектакля задействованы все педагоги. И не педагоги — тоже. Например, сторож Ирина Ивановна Волынкина помогала шить костюмы, сторож Александр Александрович Матвиенко готовил реквизит. Мария Александровна Яковлева, одна из родительниц, целыми днями помогала нам. Считай, всем коллективом расшивали серебристым дождем боковые сценические шторы. Чтобы напоминало морозные узоры.

Лариса Анатольевна Гартман, педагог-организатор:

— По крупицам собираем сценарий, соотносим идеи, желания и реальные возможности. Повторяться не хочется, но возможности сцены районного Дома культуры очень ограничены. К примеру, нам бы хотелось, чтобы Баба Яга пролетала на метле по воздуху — это предполагает специальную кулису, механизм ее движения. А в РДК потолок таких кульбитов не выдержит…

К середине ноября сценарий готов, дети разобрали роли. Мы страшимся: ролевые тексты большие, вдруг ребята их не выучат?! Репетируем в основном у себя, в Центре детского творчества, но здесь нет нормальной сцены. При этом нельзя отменить запланированные занятия, участие в областных творческих конкурсах. Для нас, педагогов, да и для детей —  это колоссальное напряжение. И, честно говоря, порою хочется отказаться от новогоднего представления. Но дети жаждут играть, жаждут создать своими руками сказку…

Ирина Николаевна Артемьева, руководитель музыкально-театральной студии «Радуга»:

— Добиться безукоризненного слияния всех наших артистов — (самым старшим из них по 16-17 лет, самым юным по 5-6 лет) в единый театральный организм очень сложно. Соединить тексты, музыку, песни, танцы, сценические движения — это огромная работа. Но даже на генеральной репетиции, на сцене РДК, все еще кажется таким сырым: здесь надо почистить, там отшлифовать, а времени уже нет. Но на самом представлении происходит чудо — дети играют безупречно. Они живут на сцене. И юные зрители очень живо реагируют на происходящее, помогают нашим сказочным героям дружными подсказками, играют в предложенные со сцены игры, превращаясь в участников представления.  Значит, наш коллективный труд находит отклик в их сердцах!

Татьяна Павловна Кийченко, костюмер:

— Для этого новогоднего представления необходимо было пошить 10-11 новых костюмов. Колобки, поварята, обезьяна, гномы, льдинки, снежинки… Что-то требуется и подновить. Допустим, трехголовый «Змей Горыныч» был пошит лет 5-6 назад, но для нового мюзикла снова понадобился этот типаж нечистой силы, и, поскольку исполнитель нынешней роли был более габаритный юноша, чем раньше, то костюм пришлось расшивать, увеличивать. Это же необычная одежда — с каждой обновкой приходится повозиться. На пошив выделяются новые ткани, однако их, как правило, не хватает — приносим из дома вышедшие из обращения вещи. Времени катастрофически не хватало: остаешься после работы, прихватываешь выходные — и успеваешь одеть всех героев в срок.

Почти никогда не удается посмотреть представление вживую: помогаю за задником сцены переодеваться юным участникам спектакля. Выглядываешь из-за кулис, видишь восторженные горящие глаза ребятишек в зрительном зале — значит наши старания не пропали зря!

Елена Геннадьевна  Ветрова, руководитель студии «Художник»:

— Моя задача — оформить задники, театральный фон так, чтобы было понятно, где происходит действие. Если на Мадагаскаре — то нужно нарисовать типичный африканский пейзаж на огромном полотне ткани. Ползаю на коленях, окунаю кисти в тазики с краской и стараюсь понять: выдерживаю ли пропорции. Одно дело — рисовать на альбомном листе или листе ватмана, и совершенно другое — на широченном длиннючем пространстве. Рядом стоит стремянка, и я время от времени взбираюсь на нее и оглядываю с высоты свое творение. И ведь получается! Может быть, потому что в детстве мне хотелось выучиться на художника-декоратора и делать театральные декорации. Не случилось. Так что теперь я воплощаю свои детские мечты!

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *