Никита НЕДЕЙ, фермер: «Пока богат только навозом»

У каждого времени свои герои. Каждый родившийся в СССР может легко назвать тех , кто был на общественном слуху: трактористка Паша Ангелина, шахтер Алексей Стаханов, сталевар Макар Мазай, герои военного времени Николай Гастелло, Зоя Космодемьянская, Александр Матросов, космонавты Юрий Гагарин и Алексей Леонов… Есть герои и в нашем времени. Самый свежий пример: пилот Дамир Юсупов, сумевший в августе 2019 посадить аэробус с двумя отказавшими двигателями на кукурузное поле и спасти более 230 человек.

Есть герои и поближе. Одного из самых молодых саргатских фермеров Никиту Недея тоже можно назвать героем, во всяком случае, так говорят о нем его друзья.  Фермерство — это путь для сильных духом людей, пытающихся взвалить на себя то, что непосильно другим, и  доказывающих своим примером, что это возможно — поднимать наше архаичное сельское хозяйство. И подниматься самим.

Комплекс обрел хозяина

В прошлом году брошенный животноводческий комплекс под Верблюжьем ожил. Это имущество ЗАО «Юбилейное» долгое время арендовал АПК «Титан» и вместо того, чтобы вложиться в это производство, модернизировать его, отказался от животноводческой отрасли, как от обузы. Его взял тридцатилетний Никита Недей. Первым делом обустроил на ферме  комнатку и поселился там — она стала ему домом. А родной дом, семья — в Нижней Ильинке, близко.  Близко — это если напрямую,  Ильинка стоит напротив Верблюжья, села разделяет река Иртыш. Через Омск добираться далеко. Поэтому общается с женою и детьми по большей части по смартфону. И это самое большое неудобство в его сегодняшней фермерской жизни… Стал он приводить ферму в порядок. Бесхозное  всегда быстро приходит в негодность и растаскивается любителями халявы. На ферме устроили свалку, здесь было удобно выгружать мусор, когда непогода. Вставил пластиковые окна, отремонтировал кровлю, установил ворота, наладил загон для выгула скотины. Есть надел земли, оформленный в собственность, для сенокоса и пастьбы.  Его хозяйский подход убедил областную комиссию Минсельхоза и Минэкономики выделить начинающему фермеру безвозмездный государственный грант в 3 миллиона рублей. Контролировать использование грантовских денег (все до рубля положено вложить в заявленное производство и еще 10 процентов своих средств добавить)  здесь очень просто: он потратил их на покупку  племенных нетелей в СПК «Большевик» Полтавского района. И сам доит, поит, кормит, принимает роды, продолжает заниматься реконструкцией фермы. А кого наймешь, когда не с чего платить, когда только одни расходы? Волей-неволей надо везти воз в одиночку..

Ферма — Та, да не та

…Еще издалека возле фермы заметно копошение, автомашина с будкой стоит. Вон в чем дело… Бурят  землю, обустраивают артезианскую скважину, ясен день, для Никитиных буренок — других потребителей воды поблизости нет. Бросаются в глаза ворота. Доселе никто на саргатских фермах таких не ставил — секционные пластинчатые, наверное, с электронным управлением. «Во, дает, студент», — невольно вырвалось у меня.  А  почему бы и нет?!

Разыскивая хозяина, наталкиваюсь на комнату, полную инструмента: мотогенератор, перфоратор, бензопила и  еще развал всякой всячины. Вот диковинка: в переходах между помещениями вставлены пластиковые двери. Прохожу через ремонтирующуюся ферму. Небольшой компактный экскаватор, мини-погрузчик,  куча навоза… 

Никита — в открытом проеме торца. Рослый, крепкого телосложения, спокойный, уверенный, располагающий к себе, очень улыбчивый. Такое странное ощущение, что знаю его очень давно.

Сам себе хозяин и работник

— Я до этого поддоны делал для Омского стекольного завода. Введение системы «Платон»  подрубило это занятие: слишком большие налоги надо было платить за проезд по дорогам. Держал фруктово-овощной ларек. Можно было зарабатывать. Но купил-продал — это не мое, слишком просто. Узко… Свой первый трактор, само собой, подержанный, купил еще в 2015 году. Где буду его использовать — не знал. Но знал, что придет этот час. Потом приобретал другую технику. Дома разводил птицу, кроликов, держал пасеку, но это тоже не масштаб.  Другое дело — ферма, тут простор для деятельности, перспектива. Тут я хозяин и работник,  дояр и скотник, механизатор и строитель, экономист и бухгалтер.

Герой нашего времени

По образованию Никита зооинженер. Десять лет назад, в 2010 году, закончил зоотехнический факультет, потом поступил в аспирантуру. Так ему и карты в руки…

 —  Не скажите, — вступает в разговор Сергей Луппа,  его приятель, помогающий сваривать секционные ограждения на ферме. — Мы поступку Никиты поражаемся. Куда он, сумасшедший, свою голову засунул?! Мы — закончившие тот же факультет Омского аграрного университета. Потому что практически никто из нас не работает по специальности. Поражаемся его решению, смелости. И  радуемся за него.  У Никиты есть мечта — создать свое крепкое хозяйство. По-моему,  он — герой нашего времени.

Тот усмехается, слушая про героя. Ну, да, «герой»… Еще ничего не сделал, ничего не добился…

 — Работы здесь — только тронутая целина. Друзья приезжают и совершенно добровольно помогают мне, — продолжает он. — Не представляю, что бы  я делал без помощи моих братьев, Виктора и Дениса. Денис — юрист. У меня с «Большевиком» не очень хорошая история получилась. По договору СПК должен был продать мне 38 нетелей, но, нарушив сроки, передал только 29 голов, мол, мы на них два месяца дополнительно тратились. Так то ж не моя вина… Я бы повозмущался, погоревал да и спустил этот наглеж на тормозах. А Денис грамотно составил документы и отправил в областной арбитражный суд. Суд признал наши доводы обоснованными. Так что стадо должно пополниться еще нетелями.

Но пока оно пополняется новыми телятами и телочками.

Знать бы, где упасть, — соломки бы постлал

Многое, считает Никита, сделал бестолково. Начни сегодня заново — многое бы переиначил. Например, отказался бы от красивых секционных ворот, которые на поверку оказались не столь удобными из-за ширины проема  и  их парусности. Или сваренное дойное стойло, рассчитанное на трех коров: все размеры взяли в интернете. Профильную трубу закупили, разрезали, аккуратно сварили. Оказалось, в этом стойле корову спокойно не подоить: конструкция надежно ограничивает движение могучей голштинки, а более мелкая красностепная  корова (у Никиты эта порода) в ней может крутиться. Пришлось раскошеливаться на новую дойку.

Да, образование  есть, но очень уж оно далекое от фермерской специфики, от практики молочного производства. Тут более полезен опыт уже состоявшихся фермеров, таких, как Сергей Васильевич Ложкин из Курносово Большереченского района: он в чистом поле поставил несколько ангаров, покрытых поликарбонатом, завел дойное стадо  (сегодня в нем сотня коров), надой его степнячек — более 6 тысяч кг молока в год на корову. Часть продукции перерабатывает и продает в собственных торговых точках. Никита в Курносово побывал и познакомился с особенностями хозяйствования. И многое хочет перенять. В частности, сделать содержание коров беспривязным.

  — А пока я богат только навозом, — таково Никитино резюме.

Мы зашли внутрь фермы. Фермер  рассказал, как хочет ее обустроить. Она зимою очень холодная и сырая (я бывал на этой ферме раньше и знаю это), потому и двери между помещениями поставил пластиковые, чтобы не было сквозняков.   В пустом чреве нас встретила  нетвердо стоящая на ногах корова. Остальные были на выгульной площадке.

 — Встала… Вот праздник-то у меня! — воскликнул мой «гид».  — Она растелилась несколько дней назад, а потом пала на ноги (потом ее все равно пришлось отвезти на бойню). И еще одна корова, та, что принесла двойню, тоже не смогла оправиться от родов. Такие вот незапланированные потери.

Гладкого, легкого пути у Никиты Сергеевича не будет. Но чем хорош его путь  — до него в Верблюжье не было фермеров — в селе появились молодые люди, которые хотели бы последовать примеру Никиты. Мужество, неистовость. целеустремленность обладают свойством заражать других.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *