Лилия Врацкая: «Люблю телят»

liliya-vrackayaУже который год саргатскому СПК «Шанс»  предрекают скорую кончину — мол, скоро здесь все развалится. Автотракторный парк совсем обветшал, зернотоковое хозяйство — тоже позавчерашний день. Однако самоотверженный труд, квалификация тружеников сельхозкооператива позволяют поддерживать в старом изношенном «теле» живой дух. И как считает бессменный агроном хозяйства Анатолий Кузьмич Темерев, хозяйство держат на плаву животноводческая отрасль, животноводы, эти «бойцы невидимого фронта».  Поярка Лилия Ивановна Врацкая — одна из них.

— Вся тяжесть отрасли — на 21 животноводе. Каждый — на своем месте, каждый незаменим. Лишних людей абсолютно нет, — говорит Павел Геннадьевич Агишев, заведующий фермами  СПК «Шанс» и одновременно ветеринарный врач. — Если не придет слесарь, скотник или доярка — вся технология производства летит к черту. Наверное, только мое отсутствие не является таким катастрофичным.

Входит в теплушку  фермы хрупкого телосложения женщина. «Это Лилия Ивановна Врацкая, поярка, — представляет он ее, —  точно  из разряда незаменимых. Она одна выхаживает, выкармливает более 200 телят».

— Это много? – задаю дилетантский вопрос.

— В четыре раза больше нормы! — звучит его ответ.

— Поди, за такое стахановство не платят  как должно. Сейчас принято экономить на зарплате,  — высказываю  предположение.

— У нас все,  что заработал, отдают,  —  жестко возражает Лилия Ивановна.

После массового растела, когда  на ее руках оказываются эти самые две сотни с лишним телят, она  зарабатывает 30 тысяч рублей. Но ее завидному заработку не завидуют…

Ее трудовой путь начался после восьмого класса в 1987 году. Папа  болел, и она обузой быть не хотела. Пошла на зерноток в колхоз «Власть Советов», председательствовал тогда Карманов Анатолий Андреевич. Бригадир животноводства Михаил Бобров заприметил на току шуструю девушку  с горящими глазами.

— Лиля, давай к нам на ферму — телятницей.

— Не справлюсь, — подумала девочка. — Отвечать за живые души — это ж не метлой и лопатой махать, а вслух сказала: «Я с папой посоветуюсь и завтра скажу».

Авторитет отца, Ивана Ильича,  был непререкаем. «У тебя получится. Я, если что, тебе всегда подскажу или соседка наша Шура-животновод», — подбодрил он дочку.

Так для Лили началась большая и серьезная работа. После замужества и переезда доила коров в «Сибиряке», а потом и в  «Шансе»… Возвращение к своей прежней специализации случилось 5 лет назад, когда одна за другой ушли пожилые поярки. Долго Лилию Ивановну уговаривал Павел Геннадьевич занять вакантное место. Наконец  попросил ее об этом Владимир Николаевич Гайдоенко, нестареющий   председатель СПК.

— Дедушке  отказать было невозможно, — вспоминает Лилия Ивановна тот момент, — от него такое тепло, энергия исходили всегда. Меня при нем на работу ноги будто сами несли…

Теперь без телят она своей жизни не представляет.

Любая специализация в животноводстве — хлеб нелегкий, но, пожалуй, у поярки — самый  тяжелый. Сколько она на своих руках  за эти годы перенесла  и выпоила молока, воды…

— Зато я тут сама под собой: транспортер у меня не ломается, доильные аппараты из строя не выходят и с вакуумом полный порядок. Просто ничего этого здесь нет, — улыбается она. — Плюс у  меня не столь жесткий график, как у доярок. Могу чуть-чуть припоздниться, главное ведь  — полноценно накормить, вот сегодня как раз по семейным обстоятельствам задержалась (у Лилии дочь и сын, учащиеся Саргатского колледжа, муж Сергей). Так что вся ночь —  моя. Это шутка. Сейчас телят только 57  —  быстро управлюсь.

…Свеженадоенное молоко, которое в бидонах привез скотник Александр Анатольевич Щербаков, дополнительно подогрелось в корыте (помещение неотапливаемое, и молоко быстро остывает). И Лилия Ивановна начинает его носить ведрами к клеткам с телятами. И переливать в маленькие ведерца. Она так быстро передвигается, словно у  нее к ноге какой-то моторчик привязан. Попытался я схватиться за дужку ведра и помочь перенести эти тяжести. Она категорично отстранила мои руки:

— Свою работу я ни на кого не перекладываю.

Спорить с этим бесполезно.

В какие-то моменты ласкова со своими подопечными: «Ну, потерпи, мой мальчик, потерпи», в какие-то груба: «Куда прешь-то…» (далее следует слово покрепче). Такое вот сочетание нежности и жесткости…

Потом она наполняет ведра водою — подросшему потомству молоко уже не положено. Окончив водопой, берется за вилы — подбрасывает в клетки солому с сеном, чтобы теляткам теплее было лежать. Потом предстоит наполнить кормушки зерновым размолом. И помыть все используемые емкости. А на утро прибавится еще очистка клеток.

Так будет и завтра, и  послезавтра, и все последующие дни. И не будет в этом ритме ни суббот, ни воскресений. В отпуске же  выдерживает Лилия Ивановна без своих телят только несколько дней, максимум — неделю. Хотя при такой нагрузке — на месяц бы в какой-нибудь санаторий…

На 1 октября поголовье крупного рогатого скота в Саргатском районе насчитывает 10851 голову, из них — 4477 коров.

Животноводством занимаются 4 сельхозпредприятия: ООО «Агро-Сервис» (Ивановка), СП «Юбилейное» (Верблюжье), СПК «Шанс» (Саргатское), СПК «Победа» (Михайловка), 16 крестьянско-фермерских хозяйств  (наиболее крупные из них — КФХ Сергея Крафта (Нижний Иртыш), КФХ Григория Мартынова (Баженово))  и 3100 личных подсобных хозяйств.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *