Главная по семенам

Народная мудрость гласит: не место красит человека, а человек  — место. Вот так и  Елена Алексеевна Смирнова, ведущий агроном Саргатской лаборатории отдела семеноводства и защиты растений  Омского референтного центра Россельхознадзора (а если простым языком — то семенной лаборатории), много лет украшает нашу районную полеводческую отрасль. В том смысле, что верой и правдой служит сельскому хозяйству, саргатской земле, выдавая после исследований полную информацию по семенам  и посевам.

…Но ведь верно и другое: и место красит человека, если соответствует его характеру, склонности, его таланту. На мой взгляд, Елена Алексеевна и семенная лаборатория так срослись между собой, что их сложно представить друг без друга.  И хотя говорят, что незаменимых людей нет, но страшно подумать, что Елена Алексеевна однажды соберется на заслуженный отдых  — она его давно заслужила… 

Ее появление  на поле для опробации посевов  многие главы хозяйств воспринимают как праздник.  Жизнерадостная, внимательная, она всегда найдет возможность пообщаться. Сегодня в Саргатском районе это единственная женщина-агроном, работающая по однажды избранной специальности. Есть, конечно, и другие представительницы прекрасной половины человечества, получившие агрономическое образование, но до поля так и не доехавшие, осевшие в офисах, в сферах, далеких от сельского хозяйства…

Ее детство и юность прошли в городе Алексеевка (это в Казахстане).  А школьные каникулы Лена нередко проводила у бабушки в селе под Целиноградом, где хлебные поля, поражая воображение, убегали за горизонт.  В бабушкиных соседях жила девушка — красивая, уверенная в себе, модно одетая (еще и легковой автомобиль служебный водила). Оказывается, она была агрономом. Такой симпатичный образ соседки и зародил детскую мечту стать похожей на нее… Благословен тот день, когда Елена Алексеевна молоденьким специалистом прибыла в 1982 году в Саргатский район. Недавней выпускнице Омского сельскохозяйственного техникума предложили работу в Саргатском районе. Ей и ее мужу Владимиру, получившему образование техника-электрика.  В  районном управлении сельского хозяйства их направили в колхоз имени Карбышева, который тогда возглавлял Степан Федорович Бурмак. Принял он молодых специалистов по-отечески, был внимателен и добр. Молодым выделили квартиру, дали на обзаведенье корову. Елена Алексеевна выбрала для себя специализацию агронома-семеновода, поскольку считала работу с семенами  более женской, нежели работу агронома-полевода: с семенами надо нянчиться, как с детьми, чтобы получить добрый урожай.

Через несколько лет последовал перевод супруга в Саргатку. Куда иголка — туда и нитка. И Елена  в 1987 году  переступила порог лаборатории —  называлась она тогда Государственной семенной инспекцией, в которой осталась навсегда, а потом (25 лет назад) возглавила ее. Тогда это была полноценная лаборатория. Семь человек в штате, начиная с заведующей и заканчивая водителем. В здании  был кабинет для приема семенного материала, влажный кабинет   для испытания семян на всхожесть и энергию прорастания, термостатная,  помещение для прочих исследований, отдельная бытовка.  Теперь все  находится в двух комнатах. За годы сокращений и оптимизаций в лаборатории осталось два человека. Был период, когда Елена Алексеевна осталась вообще одна, три в одном: и заведующая, и агроном-семеновод, и лаборант (сейчас у нее появилась помощница — Елена Николаевна Яцуто). Справиться с такой нагрузкой можно только подзапустив домашние дела… Ведь проба зерна для исследования берется от  каждых 60 тонн семян зерновых культур (в одиннадцати разных местах).  И каждую пробу нужно зарегистрировать, проверить на чистоту, влажность, наличие грибковых заболеваний, не видимых глазу насекомых-вредителей, определить вес тысячи зерен, количество их в одном килограмме, заложить семена на определение энергии прорастания и всхожести, выдержать в термостатах. Полученные характеристики очень важны для ведения посевной. И потом все данные  занести в бланки,  в спецжурналы. Через Елену Алексеевну прошли десятки тысяч проб зерна. А количество семянышек, которые она сосчитала вручную, измеряется астрономическими цифрами: их — как звезд на небе. Все инструменты и приспособления, которыми ведутся исследования, сделаны, образно говоря, при царе горохе, хотя сегодня есть, к примеру, счетчик семян, который автоматически за несколько минут подсчитает зерно в навесках, тогда как человеку понадобятся часы для этого. Но кто бы подумал об облегчении ручного труда?!

Но, похоже, Елену Алексеевну нисколько не смущает отсутствие современной техники и не отвращает от дела, которому  служит.

 — Мне, как и тридцать с лишним лет назад, нравится моя работа, — говорит Елена Алексеевна, и не верить ей нет никаких оснований. — Считаю ее очень нужной. Мне по-прежнему нравится возиться с семенами, исследовать их. Конечно, работать стало сложнее, потому как агрономов в наших хозяйствах можно пересчитать на пальцах одной руки, уровень культуры земледелия упал: ведь раньше в колхозах и совхозах каждое поле было «на карандаше», все работы и операции фиксировались в журнале внутрихозяйственного контроля, велась шнуровая книга семян. Агрономы привозили на исследование партии зерна, оформленные, как положено, документально, и  передавали по акту в лабораторию. Бумажной работы стало больше. Поэтому как отдушина — поездки в поле, встречи с земледельцами, с главами хозяйств, которые исхитряются не только выжить, но и развиться в непростых экономических условиях.    

Олег Шипицын,

фото автора

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *