Афганистан — незаживающая рана

Полковник в отставке Виктор Федорович Прудников

35 лет отдал ратному делу. Служил в Забайкалье, Средней Азии, Чеченской республике, командовал разведротой на Кубе, был военным комиссаром города Волгодонска.

Не минула офицера Прудникова и Афганская война. В 1985 году его отправили в эту южную страну, назначив командиром 180-го отдельного мотострелкового полка.

За грамотные командные действия, за храбрость и мужество, проявленные при исполнении интернационального долга, он награжден Орденом Красной Звезды.

Сегодня Виктор Федорович делится своими воспоминаниями о том времени, о суровых, незабываемых днях в его жизни и в жизни всей страны.

Священный долг — помнить

По поводу афганских событий у нас в стране неоднозначное мнение. С одной стороны, никто не ставит под сомнение героизм советских солдат и офицеров при исполнении воинского и интернационального долга, с другой — эту войну, длившуюся 10 лет, с 1979 по 1989 год, многие называют неоправданной.

— Вопреки всем бытующим сегодня мнениям предать забвению память об этой войне, не привлекать внимание общественности к этим событиям будет большой ошибкой и несправедливостью: 15 тысяч советских солдат и офицеров, по данным открытых интернет-источников, заплатили за нее самую высокую цену — отдали свою жизнь. Нельзя об этом молчать, — убежден  В.Ф. Прудников. — Поэтому как только предоставляется возможность выступить перед молодой аудиторией, поделиться своими воспоминаниями о тех событиях, я никогда не отказываюсь. Не так давно встречался с воспитанниками Центра детского творчества, посетил мероприятие в Саргатском лицее, посвященное 30-летию вывода войск из Афганистана, был на встрече со школьниками в районном краеведческом музее. Мне особенно дорого общение с молодежью, интересен их взгляд на исторические события, в том числе и на эту тему.

Жить — Родине служить

Много красивых мест и стран за 35 лет службы повидал Виктор Федорович. После увольнения в запас в 1998 году родные и знакомые звали на малую родину — в Иркутскую область, но Виктор Федорович вместе с семьей обосновался сначала в Омске, а потом перебрался в Саргатку, поближе к родственникам супруги, Людмилы Васильевны. Вернулся туда, откуда сделал первый шаг во взрослую жизнь и решил стать военным, поступив в 1968 году в Омское высшее дважды Краснознаменное общевойсковое командное училище им. Фрунзе, преобразованное ныне в Омский кадетский корпус.

В то время это была главная кузница командирских кадров для Сибири и Дальнего Востока. Большой конкурс был на все отделения. Виктор выбрал специализацию командиров мотострелковых подразделений — инженеров по эксплуатации бронетанковой техники и автомобилей. 

— Мне несказанно повезло: военной науке курсантов обучали великолепные знатоки своего дела, среди преподавателей были и участники Великой Отечественной войны. Программный материал выдавали так, что невозможно было не усвоить, — вспоминает В.Ф. Прудников. — В разное время из стен училища вышли сотни талантливых полководцев, 80 Героев Советского Союза, семь Героев Российской Федерации и пять полных кавалеров Ордена Славы. В историю этого училища попал и мой сын Дмитрий Викторович Прудников, окончивший его с золотой медалью, он — участник боевых действий в Чеченской республике, награжден Орденом Мужества.

После обучения молодого лейтенанта Виктора Прудникова назначили командиром мотострелкового взвода в Забайкальском военном округе, а спустя два года, в 1974 году, повысив в должности и в звании, отправили с супругой и полуторагодовалым сыном на Кубу — командовать мотострелковой ротой.

Военная и политическая обстановка там тогда была спокойной, Карибский кризис миновал, но расслабляться советским военнослужащим было нельзя: почти каждый день учения, стрельбы на полигоне, охрана городка, где жили семьи советских офицеров. Поднимать боевой дух наших солдат нередко приезжал Фидель Кастро, руководивший этой республикой с 1959 до 2008 года. «Фиделя я видел несколько раз, — вспоминает В.Ф. Прудников. — Впечатление о себе он оставил только хорошее: открытый, простой, общительный. Не отказывался, если кто-то просил с ним сфотографироваться. Местное население тоже тепло и приветливо относилось к нам. Мы не боялись провокаций со стороны свободолюбивых кубинцев, не опасались за свою жизнь. В Афганистане все было по-другому…»

Афганистан — боль моя

Виктор Федорович пробыл в Афганистане два года: с 1985 по 1987-й.

— Меня назначили на должность начальника штаба мотострелкового полка, расположенного недалеко от населенного пункта Руха. Здесь и базировались наши части, — рассказывает В.Ф. Прудников. — Этот городок рядом с Панджшерским ущельем на момент моего прибытия был почти разрушен. В начале 80-х здесь проходили самые ожесточенные бои правительственных сил Демократической  Республики Афганистан и советских войск с вооруженными формированиями афганских моджахедов под руководством Ахмада Шаха Масуда. В течение нескольких лет в ущелье состоялась целая серия различных по целям, задачам и составу участников общевойсковых операций. Для понимания масштаба боевых действий: общая численность моджахедов в Панджшерском ущелье достигала 5 тысяч человек. В одной из операций согласно некоторым источникам участвовали более 2,5 тысяч афганских и 11 тысяч советских военнослужащих, применялись 390 самолетов и вертолетов (включая бомбардировщики), 39 артиллерийских батарей. Не только воевать, но и жить советским военнослужащим порой приходилось в почти экстремальных условиях: мучились от неимоверной жары, когда в раскаленном песке плавились подошвы кирзовых сапог. Местные жители спасались от зноя, кутаясь в стеганые халаты, нам же по уставу не положено было менять форму одежды на более легкую…

В основном все боевые операции проходили ночью или на рассвете. Самой крупной для Виктора Федоровича стала операция по обнаружению боевиков в горах уже перед отправлением на Родину. На месте группа чуть не попала в засаду. Душманы, разглядывая цепочку наших бойцов в бинокли, сразу же определили основные цели. Начали прицельно выбивать снайперов, радистов, пулеметчиков. За короткое время группа потеряла несколько человек, кого-то ранило. К счастью, связь работала и сообщение о нападении было передано в штаб, помощь пришла с неба на вертолетах.

Для Виктора Федоровича главной задачей было не только выполнение боевого задания, но и, следуя кодексу чести русского офицера, сохранение жизни вверенных ему в подчинение солдат. В разговоре мой собеседник вскользь упомянул об одном эпизоде, характеризующем его отеческое отношение к подчиненным. 

— Несколько дней и ночей наша группа петляла по горным сопкам, все смертельно устали. Каждые пять минут я должен был выходить на связь со штабом по рации и докладывать о месте нашего нахождения. Ночью отдал приказ немного передохнуть, а сам заступил на дежурство. Солдаты повалились, кто где стоял. Через время — снова подъем, построение и тихая перекличка, — вспоминает Виктор Федорович. — Перепугался, когда не досчитался одного своего молоденького бойца. Приказ был отдан срочно идти вперед, но я отправился на поиски. К счастью, пропажа нашлась быстро. Спал боец мертвецким сном. Ну что с пацана возьмешь? Отчитывать его не стал и о том случае всем приказал забыть.  

Бойцы, служившие с Виктором Федоровичем в Афганистане, до сих пор шлют ему весточки, не забывают поздравить с праздниками, приглашают в гости.

…Немало хороших воспоминаний связаны у полковника Прудникова с Героем Советского Союза Русланом Султановичем Аушевым, первым Президентом республики Ингушетия, служившим с ним в одном 180-м мотострелковом полку начальником штаба. За годы службы они сдружились, Руслан Аушев даже приезжал в гости к своему боевому товарищу.

— Руслан был прирожденным бойцом и командиром. Я счастлив, что судьба свела нас, — рассказывает В.Ф. Прудников. — О его военной операции в населенном пункте Катайи-Ашу по ликвидации крупного отряда мятежников написано немало книг. За этот подвиг он был удостоен звания Героя Советского Союза. Подвиг в истинном понимании этого слова был в Афганистане делом вполне обычным. Нередко в подразделениях зачитывались сводки с мест боев, где командиры от лейтенантов до подполковников ценой своей жизни спасали молодых солдат. Один закрыл от пули рядового первого года службы, другой лег на гранату и спас целое отделение, третий прикрывал отход с ранеными бойцами на безопасные позиции и был буквально разорван на части выстрелом с гранатомета…

Трудным испытанием для всех военнослужащих в Афганистане была разлука с домом, отсутствие связи с семьей.

— Перед нашими женами нужно преклонить колени: им было труднее, чем нам, — считает В.Ф. Прудников. — Они растили детей, ждали нас. Сколько тревог и ожиданий легло на плечи моей жены Людмилы Васильевны, сколько страданий ей пришлось вынести, дожидаясь моего возвращения. За полгода до окончания командировки в Афганистане меня направили на военный совет в Ташкент на три дня. Я сообщил об этом в кратком разговоре по телефону своему другу, а он передал супруге. До аэропорта нужно было добираться 400 км, все билеты на прямой рейс до Ташкента были проданы, но жена каким-то чудом уговорила сотрудников аэропорта снять одного пассажира и взять ее. Так мы встретились впервые за полтора года…

После войны

После Афганистана В.Ф. Прудников служил в Чеченской республике. В начале 90-х Виктор Федорович получил новое назначение — стал военным комиссаром города Волгодонска Ростовской области.  После увольнения в запас переехал в Омскую область.

— Связь с однополчанами и сослуживцами мы поддерживаем постоянно: созваниваемся, переписываемся по интернету, проведываем друг друга, — ставит точку в нашем разговоре Виктор Федорович. — Мне нравится Саргатка, ее богатые грибами и ягодами леса. Здесь нам с женой тепло и уютно.

Людмила Васильевна уже давно уговаривает мужа взяться за написание мемуаров. Думается, что Виктор Федорович обязательно займется этим. Это обязывает его отношение к памяти.

Наталья МЯСНИКОВА,  фото автора и из личного архива В.Ф. Прудникова

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *