Испытанная на прочность

Истории и жизненный путь людей, переживших Великую Отечественную войну, таких как Акулина Ивановна ПОКОТИЛО, во многом схожи — эпоха наложила отпечаток на каждого. Но полная испытаний дорога и спустя 65 лет после окончания войны поворачивает время вспять и возвращает память в те далекие годы.

1 мая А.И. Покотило исполнилось 90 лет.

 Подходя к домику Акулины Ивановны Покотило на Кооперативной улице, я испытывала щемящее душу чувство. Что-то тревожило и не отпускало. И в тот момент, когда щупленькая старушка возникла на пороге, устремив на меня взгляд уставших выцветших глаз, я поняла, что пытаюсь найти в ней сходство со своей бабушкой, которой, к сожалению, уже нет со мной и по которой безмерно скучаю. Акулина Ивановна провела меня в убранный дом и усадила за стол у натопленной печки.

 Подходя к домику Акулины Ивановны Покотило на Кооперативной улице, я испытывала щемящее душу чувство. Что-то тревожило и не отпускало. И в тот момент, когда щупленькая старушка возникла на пороге, устремив на меня взгляд уставших выцветших глаз, я поняла, что пытаюсь найти в ней сходство со своей бабушкой, которой, к сожалению, уже нет со мной и по которой безмерно скучаю. Акулина Ивановна провела меня в убранный дом и усадила за стол у натопленной печки.

 «Сама уже ничего не могу, — посетовала она на свое состояние. — Спасибо снохе Наде и сыну Толе – они у меня такие хорошие, все делают. Рядом живут. А я все больше лежу, силы уже не те». Она жаловалась и на память. Но несмотря на это, Акулина Ивановна помнит мельчайшие подробности своей долгой и тяжелой жизни. 

 В 1941 году Акулине было двадцать. Она жила в деревеньке Милютино, что недалеко от Андреевки, вместе с родителями. Правда видела их редко, те всегда были на работе. Только солнце всходит — идут боронить. Да и сама, работая дояркой, рано познала все тяготы сельской жизни. В день, когда началась война, она, как всегда, доила коров и только на другой день узнала о страшном событии.

— Мужчин прямо пачками отправляли на фронт, — вспоминает она. — Подростков и женщин поставили на тяжелые работы.  Я и конюшила, и скотничала, и косила, и боронила, и скирдовала, и на прицепе работала — страшно вспомнить.

Прицепом был плуг, который цеплялся к трактору. Однажды, работая на этом сооружении, Акулина Ивановна поскользнулась и чуть не оказалась под колесами. Но это было для нее не самое страшное. Больше всего маленькая хрупкая девушка боялась коней. И прямой приказ стать конюхом просто выбил ее из колеи. «Упаду на подушку — голошу, а мать успокаивает».

В результате целый год Акулина ухаживала за лошадьми. Тяжелое заболевание малярией не раз заставляло падать прямо из седла.

— Голодные и босые мы и простужались, и надрывались. Колосков нарвешь, обшелушишь, продуешь, поешь, и снова вперед — за работу. В войну налоги большие были. Ты обязан был сдать государству заем 40 литров молока. Сами его почти не видели, едва по стакану только и доставалось. А яиц, есть куры или нет — не важно, – 100 штук. Жили плодами со своего огорода. У нас 40 соток земли было. Правда, большинство урожая на налог отдавали. А вот семечки  и лук продавали в Большеречье и Саргатке. Огурец да морковка были нашей едой. Но ничего, выдержали. Народ крепкий был. День Победы помню как сейчас. Я копала огород у родственницы. Вышла – идет почтальонка. По секрету она мне сказала, что ездила в Андреевку на почту, и там проговорились, что война кончилась. Но я, конечно же, не удержалась и, вернувшись, рассказала об этом родне. Услышав эту новость, все бросили лопаты, сели на грядки и начали плакать — не знали, что и сказать. А все остальные узнали о Победе только на второй день. Строго было.

 После войны приключилось новое горе — умерла после родов сестра. Малышей — двойняшек было решено сдать в детский дом, но сердце Акулины не выдержало, все-таки родная кровь. Забрав трехнедельных мальчиков из Саргатской больницы, она стала им матерью. 

 – Вот такеньки рукавички были, —  показывает она, — выхаживала их, года два у меня по ночам лампа не тухла. Теперь-то им по 52 года, спасибо, не забывают.

Своего суженого Акулина Ивановна встретила после войны. 

как селедку, парней покрошили, замуж выходить было не за кого. Но моя судьба нашлась. Правда, пожил недолго. Родной сын тоже ушел из жизни на 42-м году…

Пережив и голод, и страх, и горе, Акулина Ивановна не согнулась под тяжестью лет. Та жертвенность, которую она несла по жизни, роднит всех, кто испытал на прочность свой характер в  военные годы. Сама она не требует многого. Акулина Ивановна благодарит своих детей и внуков за доброе отношение к ней, государство — за то, что платит ей пенсию, и солнце — за то, что светит для нее. 

Наталья СЕРМУС

Теги:

Связанные статьи

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *