На передовой

На передовой и на фронте, и в мирное время всегда был хохловчанин Петр Сергеевич ШВЕЦОВ

В годы Великой Отечественной войны из района было призвано более 7000 саргатчан. С полей сражений не вернулись 2917 воинов.

В канун 65-летия Победы в живых осталось 47 участников войны.

В коллекции наград хохловчанина Петра Сергеевича Швецова я не нашел одной медали. Точно знаю, что она должна быть. За освобождение Будапешта, столицы Венгрии. Ведь в венгерском госпитале встречал победный май сержант-десантник.

При штурме города, когда десантники ринулись за танками, цепь атакующих встретил шквальный пулеметный и артиллерийский огонь… Снаряд разорвался неподалеку от Петра. Осколками изрешетило руки, тело, ноги… В том бою 8-ю десантную бригаду свинец выкосил беспощадно…

Петр Сергеевич в свои 86 кряжист и могуч, в его широкой ладони тонет моя рука, видимо, за такие богатырские пропорции и забрали сибиряка в десант. В тот, что немедленно в огонь и в воду, под землю и на небеса. В армейскую элиту.

— Уж не знаю, чем я медкомиссии показался — только было во мне пятьдесят кг с вершком, — вспоминает Петр Сергеевич начало своей фронтовой биографии. — Ветром сносило.

Под Яхромой — это в Подмосковье — постигали новоявленные десантники науку побеждать.  Знакомились с разнообразным вооружением, учились окапываться, занимались рукопашным боем, прыгали с парашютом. Для сельского паренька все было в диковинку.

 — Ох и страху я натерпелся в начале, — признается фронтовик, — первые прыжки делали с аэростата. Земля медленно уплывает из-под ног, корзина болтается туда-сюда. И нужно сделать усилие и перевалиться через край… С «Дугласа» — это самолет такой — совсем другое дело. Там дверь открылась — ф-у-ук — тебя снесло, и вот уже купол взмыл над тобой. Славно!

Вот только не знал Петя, как написать домой родителям-крестьянам про такое и не напугать: они ведь и аэроплан-то, наверное, в глаза не видели…

Подготовленный десант отправили воевать в Карелию. Отсюда немецко-финские войска по-прежнему угрожали Ленинграду. Но сил отбросить их не было. И вот час наступления пробил.

 — Помню, вызывают меня в особый отдел (уж не знаю за какие заслуги). Приказывают изготовить несколько плавсредств, сделать чучела солдатов. И сплавиться по Свири — выявить огневые точки противника. Ну изладил я лодки, получил у старшины шинели. Набил их трухой всякой, прицепил каски, посадил в лодку… А грести-то мне придется и быть на мушке в первую очередь. Ну, думаю, двум смертям не бывать, одной не миновать…

Но в самый последний момент нашу роту и мое отделение перебросили на другой участок. Получил я от смерти отсрочку…

Форсировал полк Свирь, захватил на том берегу плацдарм и стал расширять его. И за ту дерзкую операцию стал именоваться Свирским. Потом погнали врага дальше…

После выздоровления Петра оставили служить. Доверили обучать укладке парашюта новобранцев, не нюхавших пороха войны.

— Стропы от купола до подвесной системы должны идти свободно, — ведет Петр Сергеевич рукой по столу, будто по воображаемым стропам, и чему-то улыбается. Чувствуется — ас в укладке парашюта… Вот таким же асом был Петр Сергеевич после мобилизации из армии в 1947 году на хлебной ниве. Многократно его признавали лучшим трактористом и комбайнером не только в Хохловском совхозе, но и в районе. И по праву представлял Швецов Саргатский район на всесоюзной селькохозяйственной выставке. (О чем и медаль имеется). И на фронте передовиком был, как говорит Петр Сергеевич (на передовой, значит), и в мирном труде. Вместе с супругой Ниной Николаевной, ныне покойной, вырастили они пятерых детей.

…Может, еще разыщет награда за освобождение Будапешта своего героя? Как однажды уже было с медалью «За Отвагу», к которой Петр Сергеевич был представлен в 1944 году, а получил спустя 11 лет.

Олег ШИПИЦЫН

Теги:

Связанные статьи

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *