Земной бой «Великорусского»

Самый молодой комбайнер в Саргатском районе работает в КФХ «Великорусское» —

Виталий Горшунов. Виталию 18 лет. Но на его счету уже четвертая уборочная кампания.

Обидно быть в числе отстающих. КФХ «Великорусское» числится среди таковых, но такого страдного напряжения нет ни в одном саргатском хозяйстве. Ни таких уборочных площадей, ни такой урожайности на полях и валового намолота.

Уборка в КФХ «Великорусское» идет на 130-м поле под Романовкой. Здесь поля безымянные, название по количеству гектаров, дальше, под Десподзиновкой, пойдут именные (Саидкино, Евлахино, Медвежья грива…). 130-е поле — это 130 гектаров, засеянных пшеницей «Мелодия».

— Запурхались мы немного, — говорит Владимир Чикинский, водитель Камаза, с которым мы добираемся от зернотока д. Михайловки к месту жатвы. — Сейчас остается самую малость пшеницы побороть. А потом 100 гектаров овса. И более полторы тысячи масличных.

Мы как раз проезжаем поле вызревшего льна, ждущего своего часа. Неведомый пока урожай хранят эти бурые коробочки…

Запурхаться немудрено. После того, как в начале уборки пропел свою лебединую песню комбайн «Енисей-950» (на его подготовку к уборочной была вложена кругленькая сумма), а еще один экземпляр остался дома на приколе, — на пять тысяч гектаров остался комбайновый квартет: «Джон Дир», «Нью-Холланд» и два «Вектора». Хоть умри на поле, но с таким объемом даже асам-комбайнерам «Великорусского» не справиться. Это катастрофа. Не будешь во время жатвы пускать деньги на ветер, брать абы какую технику. Ведь глава КФХ Владимир Луговик два года готовится к покупке новых комбайнов, «шерстит» спецсайты, знакомится с выставочными экземплярами на агроярмарках, бывает в передовых хозяйствах области, общается с комбайнерами, инженерами, представителями сервисных служб. Свой окончательный выбор он должен сделать на крупнейшей в мире Ганноверской сельхозвыставке в Германии, она откроется 10 ноября. В общем, в этой ситуации оставалось  уповать только на Бога… И две золотых недели, с жаром, совершенно не свойственных нашему сибирскому октябрю, были пожалованы небесами (по данным синоптиков омского метеоцентра, нынешние температуры выше на 10 градусов среднестатистических октябрьских).

…Кажется, что на поле броуновское движение. Летает, как угорелый, «Мак Дон», косилка  — само совершенство, под управлением Валерия Банникова создает увесистые валки. Комбайны — один там, другой сям, третий стоит,  мечутся между ними грузовые автомобили. Но впечатление броуновского движения обманчиво. Механизм работы отлажен и отточен. Все скреплены друг с другом невидимыми нитями, притерлись и приработались за годы.  А сегодня эти «нити» можно еще и услышать. Система раций в комбайнах, автомобилях, отвозящих зерно, была установлена в прошлом году. В эфире переговоры такие интенсивные, будто идет воздушный бой,  где ведомые переговариваются с ведущими, слетанные пары подсказывают друг другу. Только в отличие от боя обычного русского мата не слышно…

— Я полный, кто возьмет?

— Ухожу, чуть-чуть сыпаните.

— Что с урожайностью?

— 55 центнеров с гектара кажет.

— Годится…

Урожайность, кстати, фиксируется только на «Джон Дире»  и «Нью-Холланде». Был момент, когда глава «Великорусского» запрашивал урожайность у Андрея Кононыкина (он за штурвалом и джойстиком «Нью- Холланда»), но тот молчал, как партизан: ему было неудобно передавать показания бортового компьютера, застывшего на отметке в 25 центнеров с гектара. Для «великоруссцев» сия цифирь — не урожайность…

…Нет среди тружеников «Великорусского» Валерия Горшунова. Похоронили месяц назад. Болел сильно, но так хотел в последний раз сесть за штурвал комбайна, увидеть волнующуюся под ветром пшеницу и ощутить запах обмолоченного хлеба. Теперь его дело продолжает сын Виталий. Про него мужики говорят: вырос на комбайне, отец передал ему все, что знал и умел сам. Но главное — любовь к земле, к земледельческому труду, сельхозтехнике.  

…После фантастической красоты заката уборка чуть тормозится, но когда высыпают на иссиня-темном небосводе звезды, она снова берет разгон.

— Великоруссы! — глава КФХ «Великорусское» Владимир Федорович Луговик на короткое время вынужден отъехать от поля.- Есть еще порох в пороховницах?

— А что, требуется кого-то перепить? — шуткой откликается Николай Владимирович Планков.

-Не перепить, а в том смысле: готовы ли вести уборку дальше?

Вопрос был, конечно, риторический. Жатва будет продолжаться минимум до полуночи. На комбайнах экипажи двойные. Есть возможность отдохнуть и перевести дух. Вместе с отцами трудятся юные сыновья. С Андреем Кононыкиным — Кирилл, с Павлом Волковым — Данил. В «Великорусском» заботятся о трудовой смене, воспитывают настоящих мужчин, знающих цену хлеба. Только у «деда» — так называют Николая Планкова — нет сменщика, он трудно уживается с помощниками. Но под его суровостью и резкостью скрывается добрая и ранимая  душа, которую любая несправедливость, творящаяся на российском пространстве, задевает до печенок. А тут еще положенную ему пенсию задержали на четыре месяца…

Сегодня в хозяйстве «Великорусское» рады любой подмоге, и два комбайна Дон 1500-Б, перебравшиеся 2 октября из соседнего КФХ Григория Мартынова, пришлись как нельзя кстати. Комбайнеры видавших виды «Донов» Сергей Соколовский и Евгений Куравин такого хлеба не видели. К нему нужно приспособиться. В первый день они намолотили по два-три бункера  — и подломались. Второй день и последующие прошли более продуктивно. 

…130-е поле ровное, выглаженное. На короткой стерне нет никакого подгона сорной зелени. На следующий год на посевной можно обойтись без химии. А десподзиновцу Петру Новгородцеву — он на К-700 отвозит зерно от комбайнов — вспомнилось, как несколько лет назад они пришли на эту землю. Бурьяны стояли по плечо, страшно подступиться и подумать, что здесь можно получить богатый урожай…

Завершали этот день (или ночь?) на 117-м, романовском, поле. Таком же урожайном и чистом, как и предыдущее.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

 

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *