Первые

Первое место в районном трудовом соперничестве среди сельскохозяйственных организаций СПК «Шанс», находящегося на грани выживания, стало сенсацией районного масштаба.

Его победу я расцениваю, по меньшей мере, как чудо. У сельхозкооператива, как мне казалось, почти не было шансов пройти благополучно этот сельскохозяйственный год, зато велики были шансы стать банкротом.  Потому что предпосылки для того, чтобы утонуть и не всплыть, были заложены еще в прошлом году, когда хозяйство собрало самый низкий урожай за всю историю своего существования  — 6,8 ц/га. Зерно — это возможность пережить малоудойный период, когда коровы находятся в запуске (пик падения надоев молока – февраль-март). Это заработная плата работников в этот период, возможность ремонтировать зимою технику. А зерновые товарные закрома были под метелочку вылизаны (но семена засыпаны, и фураж, пусть не в полном объеме, имелся). Отягощал жизнь и кредит, взятый на покупку кормоуборочного «Полесья». В Министерстве сельского хозяйства агитировали приобретать технику для заготовки кормов и сулили половину его стоимости вернуть. И СПК купил необходимый ему, как воздух, комбайн. Потом в министерском посуле появился такой пунктик: надо было покупку делать на свои, а не на заемные деньги. Использовали кредит – никаких тебе субсидий. И каждый месяц «Шансу» надо 250 тысяч рублей выкладывать за ту покупку в течение пяти лет.  Добавьте сюда просевшую цену на молоко. К слову сказать, сегодня за тонну молока  (с базовой жирностью 3,4 процента и белком 3,1 процента) дают 19 тысяч рублей,  в прошлом году она стоила 23 тысячи.  А стоимость солярки в течение первого полугодия выросла на 27 процентов. Появившаяся задолженность по заработной плате привела к тому, что часть шансовцев стала искать места, где лучше.  Добавила горечи и весенне-летняя аномалия: переувлажненные поля, залитые полевые дороги, недостаток тепла. Ну не могло хозяйство при таких условиях отсеяться, заготовить корма и провести жатву. 

Однако же трудовой коллектив «Шанса» совершил чудо. И сена заготовили в два раза больше, чем требуется поголовью КРС, и по сенажу план выполнили, и соломы накрутили на всякий пожарный предостаточно. 

А поздним вечером 17 октября комбайны уходили с последнего зернового поля. Это заснято на председательский телефон: мрак прорезает свет комбайновых прожекторов, и рокот их двигателей, сливаясь с порывами пронзительного ветра, звучит как победная песнь. Через несколько часов полетел снег с дождем, ненастье зарядило на неделю – жатва в районе остановилась на отметке 92 процента. А пшеница, ячмень, овес в СПК «Шанс» лежали в складах сухие, процент их влажности приемлем для длительного хранения. Причем очень прожорливую дизельную сушилку даже не запускали. И зерно на продажу есть. Часть реализовали, а другую приберегли до лучшей цены на него.

— Я и сам поражаюсь, как мы все преодолели. В напряге были постоянно, людей не хватало, одно дело нахлестывалось на другое. Был период — не было горючего, кругом звенел покос — а мы стояли. Потом поднакопили денег на молоке — двинулись дальше.  Глядя на нашего агронома Анатолия Кузьмича Темерева, более тридцати лет работающего в хозяйстве, и  я невольно заряжался спокойствием. Какое терпение у человека, какое самообладание! —  говорит Сергей Михайлович Дмитриев, руководитель хозяйства. — Заметь: мы не взяли для посевной, сенокоса и жатвы  ни одного рубля кредита. Более того, сделав гораздо больший объем работы,  сожгли почти на 65 тонн солярки меньше, по сравнению с тем же периодом прошлого года.  Она ведь, зараза, слишком дорогая, чтобы ее лить без счета, потакая воровству. На каждый вид работы отпускали горючее строго дозированно. На этом мы сэкономили почти три миллиона рублей!

Бытует пословица, что со львом-вожаком стадо оленей превращается во львов. Настоящим вожаком, верящим в успех дела, ведущего за собой коллектив, стал Сергей Михайлович, в июле прошлого года получивший народный мандат доверия  на «колхозном» собрании.  Не преувеличиваю, на наших глазах в районе рождается еще один незаурядный руководитель. У него ведь до этого не было опыта управления таким сложным предприятием, каким является  СПК «Шанс», специализирующийся на молочном животноводческом производстве. И бразды правления он получил в самый критический момент. И с честью вышел из положения. Но «лев», оказывается, последние страдные дни держался из последних сил, не замечая зашкаливающего давления…

СПК «Шанс» своему успеху обязан многим труженикам. И тем,  кто в трудится очень давно в «Шансе» (начинал еще в колхозе «Сибиряк) и потерял счет трудовым годам, и тем, кто влился не так давно, но успел внести свою посильную лепту. В списке победителей и призеров нынешнего районного трудового соперничества в различных номинациях больше всего представителей этого СПК – 11 человек. Но этот список не описывает, не оценивает вклада каждого труженика. Безусловно, лидеры, первые скрипки в своем деле очень важны, но коллективе каждый на своем месте тоже важен и не заменим. Как можно оценить вклад Андрея Викторовича Сиберта, механика хозяйства, заправляющего технику топливом, изыскивающего запчасти для нее и при необходимости меняющего тракториста или водителя? Или Павла Геннадьевича Агишева, ветврача и бригадира животноводческой отрасли?  Их, бойцов невидимого фронта, не отмеченных премиями и грамотами, много. К примеру, как можно обойтись  без машиниста зернопоточной  машины Алексея Александровича Исаева?  Однажды он хотел оставить свой пост и даже заявление об увольнении написал, побыл несколько дней дома, помучился: такая пустота в душе образовалась, такой вакуум, что Алексей скорехонько вернулся туда, где чувствовал себя нужнее всего, на поточку.

А резервы для роста, развития хозяйства неисчерпаны. И нынешняя средняя урожайность в 14,3 ц/га — не предел мечтаний. Для этого нужно больше работать с землей, восстанавливать ее плодородие.  Как и среднегодовой надой на фуражную корову в 3043 килограмма. При Владимире Николаевиче Гайдоенко ведь доили больше. Но тогда работал кормосмеситель, равномерно перемешивающий все компоненты в единый рацион. И коровы почти без остатка поедали положенное в кормушку. И летняя доильная площадка, ныне не существующая, тоже способствовала большим надоям. Понятно, чтобы восстановить утраченное, нужны средства. Почивать на достигнутом председатель не собирается.

Олег ШИПИЦЫН,

фото автора

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *