Письменнов Алексей

И жизнь, и слезы, и любовь…

Эту историю о своей непростой судьбе рассказала мне моя знакомая Степанида Алексеевна Письменнова из Саргатки.

Много выпало слез и печали на долю этой русской женщины: с малых лет была обделена материнским теплом и лаской, пережила войну, голод, разруху, но не очерствела душой.

История ее жизни меня очень растрогала, взволновала. Думаю, что и читателей газеты она тоже не оставит равнодушными.

Вечереет. За окном стоит тишина. Баба Стеша неторопливо ведет свой рассказ о далеком прошлом. Без матери остались с братом Михаилом двух и трех годков отроду. Отец, Алексей, сам сирота, познакомился со своей Клавдией, когда батрачил у помещиков. Ей в ту пору не было еще и 16 лет. Батюшка тайно обвенчал их. Жили бедно, но дружно. Клавдия трудилась у помещика. Их третий ребенок, девочка, умерла в младенчестве от кори. Не убереглась от болезни и Клава — получила двухстороннее воспаление легких, чахотку. Стеша с Мишей остались с отцом… Отец вскоре женился. Сам работал на износ, сутками не бывал дома. Пока его нет, мачеха уходила из дома до темноты. Двери закроет на замок, а дети на голой печи сидят весь день одни, голодные. Как-то обмолвилась отцу, что надо бы куда-нибудь деток определять, обузой ей стали, жить им мешают. Отец расстроился и все больше стал замечать, что ребятишки без него голодают, руками хватают еду со стола, жадно едят. Догадку свою решил проверить. Однажды не поехал на работу, вернулся днем домой, открыл замок, а на него жаром пахнуло. Синий огонь догорал в закрытой печи, а дети умирали от угара. Еле спасли. Проветрил хату, отмыл печь, спать легли. Хозяйка явилась только ночью. Зажгла в темноте керосиновую лампу и, увидев отца, сказала, что бегала ненадолго к своей маме. Папа был краток: «Собирай вещи, уходи».

Стеша с Мишей по-прежнему оставались одни, сами хлопотали по хозяйству… Привел отец другую жену, с двумя ребятишками… Тут началась война. Отца забрали на фронт, а новоявленная мать вскоре ушла, а потом и вовсе вышла замуж. Братика Мишу отдала своей матери, а Стешу отцова сестра как сироту отправила в Омское ремесленное училище.  Три года обучалась и работала там слесарем. Делали все для фронта — ножницы обтачивали, ключи для танков, сбивали ящики для мин, упаковывали и отправляли на завод, где эти мины-заготовки начиняли. Туда в конце обучения привели ее на практику в 14 лет. На заводе — шум, гам. Одна женщина тихо посоветовала ребятишкам бежать домой: мол, не по силам им эта работа. Но дети того времени были стойкие, наравне со взрослыми работали…

Окончилась война. Неожиданно объявился отец. За все четыре года от него не было ни весточки. Оказывается, в плен попал. Пытался бежать. Немцы наших солдат использовали как рабсилу: ломали пути, разбирали и взрывали рельсы. Самых слабых отправляли в так называемые «безрабочие лагеря». Говорили, что там людей сжигали заживо. Поставят на весы, нажмут кнопку, и летят все в огромную печь. Но Алексею и его товарищам из этого ада все же удалось бежать. Подрыли под проволокой землю и ночью бежали в лес. Стреляли в них, но чудом уцелели. Спрятались в стоге сена. А утром приехал на телеге за сеном мужик из деревни да чуть вилами их не порешил. Думали, поведет в комендатуру, но он приказал им ложиться в телегу, прикрыл сверху сеном, веревкой обвязал, чтобы поклажа дорогой не развалилась. Дома спрятал их в огороде. А потом натопил баню, накормил. Трое суток жили беглецы здесь… Потом ночами шли, а днем лежали в канаве или в поле, по сараям хоронились.

Как-то стали переходить дорогу, но их заметили полицаи, забрали в комендатуру, допрашивали. У одного беглеца были записи всех сел и деревень, которые они прошли, его расстреляли. Отцу повезло — выжил. Был контужен, поправился, снова плен… В конце войны, когда наши стали подходить, пленных немцы повели в «нерабочий лагерь» к тем самым весам, о которых много страшного рассказывали. Только согнали, только поставили на весы, осталось кнопочку нажать, но счастливый случай помог спастись от смерти. На помощь подошли американские танки. Пленных увезли в деревню. Чтобы не разошлись, поместили в скотный сарай, а местные приносили бедолагам поесть. Жалко было на них смотреть: одна кожа да кости. Потом объявили, чтобы женщины, которые получили похоронки на мужей, взяли по одному мужчине себе домой, пока те не окрепнут, при желании можно и семью создать. Стешиного и Мишиного отца взяла к себе одна солдатская вдова, выходила, спасла. Детей им с мужем Бог не дал, а его ребятишкам она могла бы стать заботливой мамой, просила даже папу остаться.

Так впервые за долгие месяцы он написал письмо домой, отправил на имя жены, рассказал все, как было, что жив и возвращается домой. В ответ дочка написала отцу: «Тятя, мы живем у бабы Кати, а мамы у нас нету, вышла замуж. Приезжай».

Домой Алексей вернулся больным, израненным. Немного пожил… Стеша и Миша совсем осиротели. У каждого из них сложилась своя судьба, где нашлось место и слезам, и любви, и радости. А память о тех далеких годах жива и поныне.

23 мая стр 5. Людмила ПОВОЛЯЕВА, р.п. Саргатское

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *