Ореховский Николай Захарович, Роговой Михаил Яковлевич

Ореховский

Мои деды — участники войны

Два моих деда: Николай Захарович Ореховский и Михаил Яковлевич Роговой, — были участниками Великой Отечественной войны, боевых действий 1941-1945 гг.

Я всегда выписываю нашу районную газету, читаю материалы о других участниках войны. И так хочется, чтобы и о моих дедах помнили жители Саргатского района.

О военной биографии Ореховского Николая Захаровича, 1925 года рождения, мало что известно. Бабушка говорит, что он не любил рассказывать о войне. На фронт ушел в 1942 году совсем юным, 17-летним парнем. Воевал в звании младшего лейтенанта. Освобождал  Польшу, Венгрию, Румынию. Бои окончились для него ранением. Когда дошёл до Берлина, написал домой письмо, что «идет  в Берлин чай пить». Но не тут-то было – получил ранение в руку и ногу. Попал в госпиталь. Когда вышел из госпиталя, на его место положили другого солдата с тяжелым ранением, который вскоре умер. Поэтому по ошибке домой прислали похоронку, что Ореховский Николай Захарович погиб. Интересно потом было при его жизни читать в Книге Памяти  о том, что он числится погибшим. Орден Красной Звезды нашёл своего героя 14 марта 1985 года.  Этот орден дедушка получил за сбитый снайперской  винтовкой самолет. За храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, награжден орденом Отечественной войны I степени.

РоговойПро второго дедушку — Рогового Михаила Яковлевича, 1919 года рождения, знаю тоже немного. Он умер в 1990 году. В интернете, на сайте «Подвиг  народа», мы нашли кое-что о нем. Например, о том, что в бою за д. Манушкино Ново-Ржевского района Калининской области 22 июня 1944 г. прямой наводкой из своего орудия он, гв. сержант Роговой М.Я.,  уничтожил пушку противника, которая вела огонь по нашим огневым точкам, и за это награжден орденом Отечественной войны II степени. Удостоен также ордена Славы III степени, медали «За отвагу». Узнали мы и о том, как там же, в Калининской области, в июле 1944 года он спас конский состав от обстрела, уничтожив из своей пушки немецких автоматчиков, а потом при отражении контратаки противника метким огнем из своего орудия подавил пулеметную точку противника и уничтожил 15 немецких солдат. За этот подвиг он был представлен к ордену Красной Звезды.

Н.В. МУРЗИНА, д. Михайловка

Наталья Васильевна Мурзина, она работает учителем в Михайловской средней школе,  прислала также в редакцию копии наградных документов, которые сохранились в их семейном архиве и которые удалось найти на сайте «Подвиг народа». А также вырезку из нашей газеты 70-х годов с рассказом о М.Я. Роговом. Публикуем этот рассказ.

Так сражались саргатчане

Шли ожесточенные бои за Ригу. Гвардейский полк, в котором находился Михаил Роговой, предпринимал  одну атаку за другой. Здорово здесь помогли пехоте артиллерийцы. Помнится Михаилу, как стонала израненная земля от взрывов снарядов,  раскалилось и плавилось железо, гибли солдаты. Отчаянно дрались советские бойцы, но кольцо врага сжималось все туже.

Михаил с товарищами выкатили орудие из укрытия, стали расстреливать врагов прямой наводкой. И атака фашистов захлебнулась.

И снова ожесточенные бои, танковые атаки и бомбежка с воздуха. Сутками неимоверное напряжение, короткие минуты отдыха, и снова в бой.

Третий раз в этот день начали фашисты атаку. Грозный лязг металла Михаил услышал не сразу. Но вот стальные громады с крестами выползли из-за сопок и, натужно ревя моторами, стали приближаться.

Подпустив танки поближе, артиллеристы открыли огонь. Закрутился на месте и остановился один танк, рванулось пламя на другой. Но все меньше бойцов оставалось и около орудия. И вот, оглянувшись, Михаил увидел, что в живых остался только его земляк Иван. А немцы наседали. Сибиряки продолжали драться. Их 76-миллиметровое орудие извергало огненную смерть.

Очнулся Михаил около разбитого орудия. Сколько времени прошло – неизвестно. Вокруг ни души. В воздухе пахло гарью. Пошевелился и почувствовал резкую боль в ноге.

— Михаил, живой? – услышал он голос Ивана. – Потерпи, друг, сейчас что-нибудь придумаем.

Но одному ему было не под силу дотащить недвижимого бойца до санчасти. А тем временем враг возобновил наступление.

Михаил Яковлевич замолчал. Пальцы его нервно перебирали попавшийся под руку листок бумаги. Он ласково поглядел на внучонка, крутившегося возле деда, погладил его по голове: «Не сидел бы я здесь сейчас с внучонком, если бы не Иван. Побежал он тогда к ближайшему орудию, привел с собой бойцов, и они меня с поля вынесли. Позднее узнал, что наградили меня за этот бой орденом Славы 3-й степени».

Ранение  оказалось серьезным. До конца войны Михаил Яковлевич был прикован к постели. Чудом удалось спасти ногу. В госпитале услышал он и радостную весть о победе.

В июле 45-го вернулся домой. Не прошло и месяца, как пригласили его на работу. С тех пор вот уже более 30 лет трудится Михаил Яковлевич в колхозе «Победа». Былые раны напоминают о войне. Но он не может сидеть без дела, и как-то веселее на народе. Люди его поколения, вынесшие на своих плечах всю тяжесть войны, не привыкли сидеть сложа руки. Они воевали за светлое будущее и по мере сил помогают его строить.

Довелось Михаилу Яковлевичу однажды встретиться  со своим спасителем. Встретились они с Иваном в Омске совершенно случайно. Крепко, по-мужски обнялись, на глаза навернулись непрошенные слезы. И с тех пор пути их разошлись. Пытался Михаил Яковлевич разыскать Ивана Фолькаского (Фамилия, возможно, восстановлена неверно из-за повреждения оригинала публикации. — ред.), но безуспешно. Родом Иван с Урусово. Может, сам он или его родные, прочитав материал,  помогут друзьям-однополчанам встретиться.

Т. Николаева, газета «К новым рубежам»,  конец 70-х

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *