Михаил Николаевич Макаров

Михаил Николаевич Макаров

В память об учителе

В Нижнеиртышской школе открыли Мемориальную доску в память о Михаиле Николаевиче МАКАРОВЕ, директоре этой школы с 1995 по 1984 год, ветеране Великой Отечественной войны, Почетном жителе Саргатского района, учителе с большой буквы и на все времена.

Памятное событие состоялось в школе 5 декабря, в день рождения Михаила Николаевича, в день его 90-летия, до которого он не дожил 40 дней.  А три месяца назад, когда ему торжественно в школьном музее вручили медаль «В честь 70-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады», ветеран Макаров обещал прийти в школу на свой юбилей. К юбилею готовились. Дописывался сценарий, отправляли весточки с приглашением приехать на юбилей к любимому учителю во все уголки России, ближнего и дальнего зарубежья: в Казахстан, Америку, Украину, Беларусь.

— Мы еще не осознали, что Михаила Николаевича с нами нет. До конца не прочувствовали боль утраты, — открыл торжественное мероприятие Виктор Петрович Веденин, учитель истории и обществознания Нижнеиртышской школы, руководитель школьного музея, который основал Михаил Николаевич. — Кажется, что он еще среди нас, где-то рядом. И так непривычно говорить о нем в прошедшем времени.

Идея открыть Мемориальную доску в память о Макарове возникла уже на следующий день после его смерти. Удивительно, как быстро всколыхнулись люди, как быстро поддержали это доброе начинание нижнеиртышского совета ветеранов жители села, саргатчане.

Михаил Николаевич Макаров— Поначалу мы хотели хлопотать о том, чтобы Нижнеиртышской школе было присвоено имя Макарова. Но дело это очень затратное по времени, и мы бы просто не успели осуществить задуманное к 5 декабря, к юбилею Михаила Николаевича. Такие вопросы решаются даже не в районе, а на уровне министерства образования и губернатора. Идея эта всех вдохновила, и мы с Любовью Ивановной Ахрамовой, председателем Нижнеиртышского совета ветеранов, уже начали собирать все необходимые документы, — рассказывает Валентина Львовна Вишневская, 20 лет проработавшая в Саргатской средней школе директором, руководитель инициативной группы, член областного совета педагогических работников. – Мемориальная доска – это тоже большое дело. Районная администрация выделила средства на ее изготовление, а предприниматель Николай Комлев ее изготовил.

Михаил Николаевич МакаровВспомнить в этот день самого уважаемого человека на селе, фронтовика, участника прорыва блокады Ленинграда, орденоносца, пришла вся школа, жители села, приехали ученики, друзья, близкие родственники Михаила Николаевича. Замерли в почетном карауле, у портрета с зажженной свечой, ученики в военной форме. Нельзя было оторвать взгляд от большого экрана, с которого смотрел на всех нас улыбающийся Макаров. Таким он запомнился всем — жизнерадостный, добрый, мудрый.

С открытием в школе Мемориальной доски никто не отказывается от идеи присвоить школе его имя. Глава района Олег Анатольевич Исаев пообещал приложить все усилия для этого, вынести вопрос на районную сессию, а потом, если надо, хлопотать в области. Министр образования Омской области Сергей Канунников, который в этот день прибыл в Саргатский район с визитом, тоже присутствовал на мероприятии в Нижнем Иртыше. Он поддержал идею присвоения школе имени Макарова. «Хорошо бы, – сказал министр, — успеть это сделать до юбилейного Дня Победы. Такой человек, как Макаров, ветеран, поколений воспитатель, это заслужил!».

12 декабря 2014 стр 3. Наталья ЛОПАРЕВА

Михаил Николаевич Макаров

Ушел МАКАРОВ. Скорбим

Михаил Николаевич Макаров родился 5 декабря 1924 года в деревне Калачевке Саргатского района Омской области. 29 января 1942 года из 10 класса Саргатской средней школы добровольцем ушел в армию, был направлен в школу младших командиров в город Томск. Через три месяца, получив звание сержанта, был переведен в Днепропетровское военное артиллерийское училище, которое не окончил, был направлен на фронт. С июня 1942 года воевал на Волховском фронте в составе 792-го артиллерийского полка 256-й стрелковой дивизии в должности командира расчета 122-мм пушки-гаубицы. В январе 1943 года принимал участие в прорыве блокады Ленинграда. При штурме Синявинских высот был тяжело ранен и три месяца лечился в госпитале в городе Боровичи Новгородской области. После госпиталя снова воевал под Ленинградом. В июле 1943 года был направлен на учебу в Харьковское военное авиационное училище, окончив его, продолжал службу в Польше в составе 120-го авиационного полка 4-й Воздушной армии в должности авиационного техника. В 1947 году был демобилизован из армии, работал учителем физкультуры и русского языка в Увалобитиинской школе, в Сиб-Саргатской школе. Работал инспектором Саргатского районного отдела образования, в райкоме КПСС. В 1955 году был назначен директором Нижнеиртышской средней школы, где проработал 40 лет (почти 30 из них директором школы). Награжден орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией». За трудовые успехи награжден медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», имеет звания «Отличник народного просвещения РСФСР», «Отличник просвещения СССР», «Заслуженный работник культуры РСФСР». Почетный житель Саргатского района.

31 октября 2014 стр 4

Память — что совесть, как воздух, нужна

Совсем недавно Михаилу Николаевичу Макарову война снова напомнила о себе.  Осколок в четверть квадратного сантиметра вышел во внутрь правой щеки. Металлическое послание на память о штурме Синявинских высот…

29 января 1943 года 256-я Нарвская Краснознаменная дивизия пыталась расширить брешь в фашистском кольце, пыталась дать возможность ленинградцам свободнее дышать.

Вот мина просвистела…

— Самые крупные осколки извлекли, а маленькие мне не особенно мешают, — Михаил Николаевич показывает коробочку, в которую уложен смертоносный «трофей». — В голове тоже вот гостинчик сидит, — ветеран трогает лоб над правой бровью,  — когда шапку тугую носишь, ощущаешь его острые края…

…Потом, несколько десятилетий спустя, он поднялся на ту возвышенность,  за которую дрался вместе с однополчанами. Оттуда, с Синявинских высот, все было видно, как на ладони.  Должно быть, цепи нашей пехоты были легкой мишенью для прочно окопавшегося  врага, пристрелявшего каждый кустик, каждый бугорочек внизу. И  даже замаскированные  вдалеке пушки, поддерживающие огнем атаку пехотинцев.  Да, орудие Макарова — 122 мм гаубица — было спрятано, как положено, – только ствол чуть возвышался над капониром. Но пульсирующая огневая точка, по определению, не может оставаться незамеченной. Поэтому, выпустив несколько снарядов, сама стала целью для батареи шестиствольных немецких минометов. Артиллеристы кожей чувствовали ее  позицию… «Ишак» — так в просторечье называли эту страшную штуковину — это, конечно, не  советская «катюша»,  но и у него скорострельность многократно выше, чем у гаубицы. Дуэль получалась слишком неравная. Снаряды ложились все ближе и ближе к позиции гаубицы.

— Мина разорвалась слишком близко ко мне, — анализирует командир самый драматический момент своей жизни. – Наверное, осколки еще не смогли развить свою убойную силу. Изрешетило меня, взрывная волна отбросила на несколько метров. И я потерялся во времени и пространстве. Идет жестокий бой, земля дрожит, а я  где-то в  другом мире. Когда пришел в себя, поднялся, согнул  в локте правую руку, – из рукава шинели хлынула кровь, и я повалился, как сноп, на снег.

Только к вечеру, когда затихла канонада, стали подбирать оставшихся в живых. Ранение у командира расчета было не самым тяжелым, а вот крови утекло не маленько. Если бы не снежная «анестезия», то не видать бы Михаилу белого света.

Госпитальная койка, долгое выздоровление – и новое назначение. Грамотного паренька, почти с десятилетним образованием, понюхавшего пороху, направили в школу военных летчиков, что была расквартирована под г. Энгельсом. Но плохо сгибающаяся рука и проблемы со зрением не позволили превратиться  артиллеристу в сокола. Зато авиационный техник, отвечающий за восстановление боеготовности «лавочкиных», «петляковых» и «яковлевых», получился толковый. Свои новые знания и навыки техник-лейтенант оттачивал в авиаремонтной мастерской в уже освобожденной Польше. Там и задержался еще на два года после войны.

За себя и за того парня

Потом было возвращение на родину, учительство, долгое директорство в Нижнеиртышской средней школе. Чем дальше уходила война, тем беспокойнее становилось Михаилу Николаевичу. Появилось непонятное чувство вины перед теми, кто не вернулся с полей сражений. А ведь не прятался за спины других и не кланялся каждому снаряду, летящему над тобой… Пришла, если можно так сказать, формула жизни – жить за себя и за того парня. И это не просто пафосные слова. Вот отсюда берет начало организация в школе кропотливого труда по сбору сведений о нижнертышских воинах Великой Отечественной: беседы и встречи с селянами-фронтовиками и сотни писем в военные архивы, части, военкоматы, чтобы найти следы пропавших без вести, сложивших головы на поле брани. Десятки ребят были вовлечены в благородное дело восстановления Памяти – это был отличный опыт воспитательной работы.  В школе был создан поисковый отряд «Поиск». Он не замыкался только на селе – ученики вместе с учителями ездили по местам боевой славы, вели раскопки, благодаря Михаилу Николаевичу общались с ветеранами 256-й Нарвской Краснознаменной в Ленинграде, Москве, Нарве… Но самая трогательная, незабываемая встреча произошла в 1987 году в Нижнем Иртыше. Мало кто верил, что товарищи Макарова по оружию соберутся в далеком сибирском селе. Собрались!

А школьный музей, который с полным основанием можно назвать детищем Михаила Николаевича, – и поныне является центром патриотического воспитания. Николай Петрович Веденин, учитель истории и руководитель музея, выводит его на новые высоты.

4 мая 2012 стр 1,6. Олег Шипицын

Михаил Николаевич Макаров

На  70 лет назад… в январь 43-го

Участник Великой Отечественной войны М.Н. Макаров в 1943 году был представлен к медали «За отвагу». Медаль получил сразу. А наградной лист увидел лишь в 2012 году.

Как устроена человеческая память?

Почему вдруг среди ночи раздавшийся гулкий грозовой раскат разбудит и перенесет тебя на 70 лет назад, перенесет в январь 1943 года, в холодный сырой окоп близ блокадного Ленинграда? И покажется, что это и не раскат грома вовсе, а разрыв мины немецкого шестиствольного миномета. И отзовутся болью рубцы полученных тогда ран, и покажется, что рядом стонут раненые товарищи из твоего  артиллерийского расчета, просто покажется…  И сон уйдет, а память, ухватившись цепко, стремительно потянет в прошлое…

И уже ты не Михаил Николаевич Макаров, Почетный житель Саргатского района, ветеран Великой Отечественной войны, Заслуженный работник культуры, а вновь маленький Миша из небольшой сибирской деревни с добрым названием Калачевка. И ты уже в далеких 30-х годах, а рядом твои родители и беззаботное детство, и долгие летние каникулы…  А тут ты постарше — пионер, комсомолец,  учеба в школе, работа в колхозе в каникулы. 9 класс — учеба в Саргатской средней школе, потому что в родной Калачевке только восьмилетка. Наступившее лето 1941 года, юношеские мечты о будущем, планы на взрослую жизнь, которая должна начаться после окончания десятого класса. Нить памяти обрывается, зацепившись за черную дату: 22 июня 1941 года. Война. ВОЙНА! Нельзя сказать, что о войне не думали, не ждали, что она может начаться, но мысленно отодвигали от себя это начало. И вот она пришла, эта самая война. Много разговоров, первые проводы на фронт жителей Саргатки, и тайные детские мысли о том, чтобы успеть попасть на фронт, пока война еще не закончилась.

Вот он какой, оказывается, фронт

Лето 1941 года, первое военное лето, пронеслось быстро, скупые сводки с фронта, отсутствие писем от родных и близких, которых проводили на фронт, первые похоронки, работа в поле и частые походы в военкомат с просьбой отправить добровольцами на фронт. Мудрый был Саргатский военком 1941 года, повторявший как заклинание мальчишкам одну и ту же фразу: «Учитесь, пока можно учиться! Войны на ваш век еще хватит!» Новый учебный год, 1941-42, 10 класс… И острое желание скорее отправиться воевать. Тут уж не до учебы…

5 декабря 1941 года Михаилу Макарову исполнилось 17 лет, а 29 января 1942 года пришла повестка из военкомата. Разговор с военкомом: «Ты, Михаил, просился добровольцем на фронт? Мы дадим тебе направление в школу младших командиров, поедешь учиться в Томск. Почему не сразу на фронт? Успеешь! Поучись сначала, научись воевать». А дальше проводы, заснеженная дорога, мысли о том, что ждет впереди. И вот Томск, школа младших командиров, созданная на базе военного артиллерийского училища. В мирное время здесь готовили офицеров-артиллеристов, а сейчас война, долго учить некогда.  Три месяца интенсивной учебы, неимоверные нагрузки и постоянное чувство голода. Первое воинское звание «сержант», командир орудия. И долгожданная отправка на фронт.

Когда воинский эшелон подходил к Ленинграду, попали под немецкую бомбежку, появились первые убитые и раненые, не доехавшие до фронта ребята, с которыми еще совсем недавно постигал азы военного ремесла. Память опять обрушивается стремительно, тяжело давит, перед глазами всплывают искореженные вагоны, истерзанные осколками мальчишеские тела. Вот он, оказывается, какой фронт…

С июня 1942 года сержант Михаил Макаров воюет на Волховском фронте в составе 792-го артиллерийского полка 256-й стрелковой дивизии в должности командира расчета 122-мм пушки-гаубицы. Задача Волховского фронта — пробиться через немецкий заслон к осажденному Ленинграду, прийти на помощь Ленинградскому фронту, который сдерживает натиск немцев изнутри кольца, на подступах к городу. Тяжелые оборонительные бои, редкие письма из дома, неутешительные фронтовые сводки. Война уже воспринимается по-другому, совсем не так, как тогда, когда обивали пороги военкомата…

Январь 1943 года.  Долгожданное наступление, попытка прорвать кольцо блокады. 256 стрелковая дивизия на острие удара, в районе Синявинских высот, превращенных немцами в неприступную крепость. Гаубичная батарея своим огнем поддерживает штурмующих. Командир расчета, сержант Макаров ведет бой, свой бой, за Родину, за украденную юность, за погибших товарищей, за оставленных в далекой Сибири близких и за Ленинград…  А рядом такие же мальчишки, совсем недавно ставшие солдатами. Тяжелые 122-мм снаряды оттягивают руки, от раскаленного орудия плавится снег, уши заложило, как ватой, после первого же выстрела. И приближающиеся разрывы немецких снарядов. Хочется в землю вжаться, закопаться, укрыться. А приказ?!

И опять память обрушивается ударом близкого разрыва. Удар — и беспамятство…  Когда пришел в себя, понял, что ранен, и ранен тяжело. Нет возможности подняться, не пошевелить головой.  А рядом стонут ребята, и запах крови. Опрокинутое взрывом орудие и звездное небо. Оказывается, пока был без сознания, наступила ночь.

Санитары, медпункт, медсанбат, госпиталь…  Операция следует за операцией. Хирурги вернули к жизни, правда осколки извлекли не все, оставшиеся в теле напоминают о себе и сейчас, через семьдесят лет.

Приказы не обсуждаются

После госпиталя сержант Макаров получил направление в Харьковское военное авиационное училище. Хотелось обратно в дивизию, к ребятам, в артиллерийский полк. Но приказы не обсуждают. Увидело командование в молодом сержанте будущего офицера. Война, сколько бы ни продолжалась, закончится, а молодые офицерские кадры еще ох как понадобятся. Полученное под Синявино тяжелое ранение не позволило стать летчиком. Вышел после училища авиационный техник лейтенант Макаров, продолжил службу в составе 120-го авиационного полка 4-й Воздушной армии. Продолжилась служба до 1947 года, когда после очередной медицинской комиссии уволен был с военной службы капитан Макаров «по состоянию здоровья» (там оно осталось, здоровье, под Синявинскими высотами).

Вернулся домой молодой капитан, научившийся воевать, но не имеющий гражданской профессии. Имеющий боевой опыт, но совсем отвыкший от мирной жизни. Все приходилось начинать сначала: работал в Увалобитиинской школе учителем физкультуры и русского языка, затем в Сиб-Саргатской школе, одновременно учился заочно в Омском педагогическом институте.

Не хватало после войны мужчин, ой как не хватало. А тем более молодых, образованных, с фронтовым опытом. Поэтому новое назначение долго ждать не заставило: перевели коммуниста Макарова в районный отдел образования инспектором, а затем в райком партии. И опять, как на фронте, за себя и за того парня работа с раннего утра и до позднего вечера.

Работу в Нижнеиртышской школе Михаил Николаевич вспоминает с большой теплотой, сорок лет ей отдано, из них тридцать проработал директором. Сколько было всего! На две жизни хватило бы, отдельную повесть написать можно. Вот только не давала покоя все та же память, хотелось побывать там, под Синявино, где был бой, который до мельчайших подробностей помнится и ночами снится. Только времени на поездку все как-то не оставалось..

С думой о будущем, о смысле жизни

Выйдя на пенсию, оставив директорский пост, по настоящему заболел Михаил Николаевич желанием проехать по местам боев. Собрав группу «Поиск», состоящую из учеников и учителей школы, стал капитан Макаров ежегодно выезжать под Ленинград, встречаться с однополчанами, привозить в школьный музей, им же и созданный, бесценные экспонаты. А в 1987 году пригласил Михаил Николаевич ветеранов своей 256-й дивизии к себе в Нижнеиртышскую школу, десятки писем написали с ребятами, отправляя приглашения ветеранам. Не думали, что соберутся, столько лет прошло, но ведь приехали, состоялась встреча на сибирской земле, с разных уголков страны  съехались ветераны, объединило которых Боевое Знамя 256 дивизии, объединила память о жестоких боях под Ленинградом. И вот теперь вновь память возвращает к тем событиям 25-летней давности, к встрече в стенах родной школы…

А сколько было встреч с учениками школы, не перечесть. На рассказах Макарова о войне выросло не одно поколение нижнеиртышцев. А сколько его выпускников, следуя примеру капитана Макарова, связали свою судьбу с вооруженными силами, стали офицерами.  Если всех посчитать, целая рота наберется как минимум.

И сегодня не обходится без Михаила Николаевича ни одно мероприятие в школьном музее. И слушают ветерана уже внуки его первых учеников, слушают все с тем же интересом.  Традиционно 1 сентября, в День знаний, майор в отставке Макаров приходит на классный час к выпускникам, к ученикам 11 класса. Приходит, чтобы общаясь с ними, сказать им те главные слова, те мысли о правде жизни, которую он познал сполна: «за себя и за того парня».

Нет, не отпускает память ветерана, не дает покоя. Вновь и вновь возвращает в холодные окопы под Ленинградом, в 1943 год, в кабинет Саргатского военкома в 1941, в 1945 год в Польшу, а потом под Синявино с группой «Поиск» в 1986. Возвращает память и грустные минуты: скольких товарищей-ветеранов проводил он в последний путь, помнит каждого, каждого провожал, стоя у гроба в почетном карауле, говоря прощальные слова… Чего еще не успел сделать, что сделает завтра, с кем встретится, кому поможет словом, советом? А может быть, это и есть великий смысл жизни – всегда быть нужным людям?

30 ноября 2012 стр 5,6. В.П. Веденин, учитель истории Нижнеиртышской школы

900 дней и ночей в огненном кольце

В январские дни 60 лет назад началось одно из крупнейших сражений Великой Отечественной войны — Битва за Ленинград…

Величие победы Ленинграда признавал весь мир. В те дни газета «Нью-Йорк таймс» писала: «Вряд ли в истории можно найти пример такой выдержки, которую проявили в течение столь длительного времени ленинградцы. Их подвиг будет записан в анналы истории… Ленинград воплощает непобедимый дух народов России». Советский ученый академик А. А. Байков так писал об окончательном снятии блокады: «Я старый металлург. Я привык думать, что нет ничего на свете крепче стали. И сегодня я убедился в своей ошибке. Да, я ошибся. Есть, оказывается металл, который еще крепче стали. Этот благородный металл – советские люди».

Великая Отечественная война, как известно, началась в невыгодных для нашей страны условиях. Используя внезапность нападения и преимущества в силах и средствах, враг уже в первые дни добился значительных успехов. На северо-западном направлении 9 июля ему удалось овладеть старинным русским городом Псковом и таким образом вторгнуться в пределы Ленинградской области. В начале июля в наступление севернее Ленинграда перешли и финские войска. Над городом нависла реальная угроза его захвата.

Советское командование принимало все возможные меры, наши войска героически и упорно сопротивлялись. Если в первые дни войны немецко-фашистские войска продвигались по 25-26 км в сутки, то в июле они могли двигаться лишь по 5 км.

Вокруг Ленинграда создавалась система обороны, которая состояла из нескольких поясов. В возведении оборонительных сооружений вместе с войсками участвовало и население. Сотни тысяч горожан ежедневно выходили на оборонительные работы. В короткий срок  ленинградцы сформировали 10 дивизий народного ополчения. На заводах и фабриках ковалось оружие для фронта. Рабочие без отрыва от производства обучались военному делу, создавались истребительные батальоны.

Однако, враг продолжал рваться к Ленинграду. 8 августа немецко-фашистские войска перешли в наступление. Ожесточенные бои развернулись к югу и юго-востоку от Ленинграда, а также на Карельском перешейке и между Онежским и Ладожским озерами.

Несмотря на меры, предпринятые Ставкой Верховного командования, обстановка под Ленинградом продолжала осложняться. 8 сентября вражеские войска вышли к южному берегу Ладожского озера и захватили г. Шлиссельбург (Петрокрепость). Ленинград оказался блокированным с суши. Сообщение с ним стало осуществляться по Ладожскому озеру и по воздуху. В условиях смертельной опасности, нависшей над городом, Ставка назначила командующим Ленинградским фронтом генерала армии Г. К. Жукова, принявшего срочные и решительные меры по усилению обороны города. Благодаря этому, удалось сорвать вражеское наступление и к концу сентября стабилизировать фронт южнее Ленинграда. Планы гитлеровского командования овладеть городом штурмом провалились.

Не сумев взять Ленинград штурмом, гитлеровцы решили добиться цели длительной блокадой, систематическим артобстрелом и бомбардировками с воздуха. В тезисах доклада «О блокаде Ленинграда» от 21 сентября 1941 года, подготовленных в ставке Гитлера, говорилось: «…б) Сначала мы блокируем Ленинград герметически и разрушим город, если возможно, артиллерией и авиацией… г) Остатки «гарнизона крепости» останутся там на зиму. Весной мы проникнем в город, вывезем все, что осталось живое, вглубь России или возьмем в плен, сравняем Ленинград с землей и передадим район севернее Невы Финляндии». Этот чудовищный план был сорван героическими усилиями советских воинов и жителей Ленинграда, постоянно ощущавших внимание и заботу всего народа.

Шестнадцать месяцев гитлеровцы осаждали непокоренный Ленинград, рассчитывая жестокой блокадой удушить его. Ежедневно смерть уносила тысячи жизней ленинградцев. Но голодный, оставшийся без воды и света город мужественно держался и продолжал сражаться. Героические защитники Ленинграда с невиданной стойкостью переносили огромные трудности. Вся страна помогала им и готовила прорыв блокады.

После тщательной подготовки, 12 января 1943 года, войска Ленинградского фронта, действуя с запада, изнутри вражеского кольца, и войска Волховского фронта, наступавшие с востока, нанесли мощный удар по фашистским войскам, осаждавшим город. Это было начало операции по прорыву блокады, которая вошла в историю под кодовым названием «Искра».

В ожесточенных и кровопролитных боях я принимал непосредственное участие со стороны Волховского фронта в составе 2-ой Ударной Армии. Будучи командиром расчета 122-мм гаубицы (792 артиллерийский полк 256 стрелковой дивизии), я не мог тогда оценить всей грандиозности событий, развернувшихся в те январские дни. Это пришло намного позже. Зато я хорошо помню, с каким нетерпением бойцы ждали начала наступательных боев. Мы прекрасно представляли, что каждый день блокады уносит тысячи жизней ленинградцев от голода, холода, артобстрелов и бомбежек. Созданию такого настроения способствовали материалы, помещаемые в армейской газете «Отважный воин», которые обсуждались в ротах и батареях дивизии. В одной из газет было опубликовано письмо, которое не могло оставить равнодушными никого, так как было обращено к нам, бойцам Волховского фронта. Вот строки из этого письма: «Товарищи бойцы Волховского фронта! Вам пишут женщины Ленинграда. Каждый камень огромного города – это история нашего народа, каждый памятник – это история его величия. Отдать немецким бандитам Ленинград – это значит отдать знамя, свое сердце, потерять честь… Имена освободителей Ленинграда наш народ никогда не забудет. Мы расскажем о ваших подвигах своим детям и внукам, чтобы они на всю жизнь запомнили слова «боец Волховского фронта». И в светлые дни, когда наш народ снова будет строить города, девушка запоет песню о советском бо-гатыре воине-волховце…  Мы, ленинградки, обнимаем вас как сыновей, любимых, родных. Имя волховца – освободителя города Ленина – станет священным. Смелее в бой, товарищи волховцы! Великий город, гордость русского народа, ждет вас».

Я и теперь эти строки не могу читать без глубокого волнения.

В результате ожесточенных семидневных боев 18 января 1943 года войска Ленинградского и Волховского фронтов соединились. Блокада Ленинграда была прорвана. Между Ладожским озером и линией фронта образовался коридор шириной 8-11 км. Город-герой снова получил сухопутную связь со страной.

Хотя стояла зима и не прекращались упорные бои, по южному берегу Ладожского озера развернулось строительство железной дороги Шлиссельбург-Поляны протяженностью 36 км. 6 февраля по новой дороге пошли поезда. До конца февраля в Ленинград было доставлено 69 эшелонов с продовольствием и другими необходимыми грузами. В апреле прошло уже 157 поездов, в июле – 369, в декабре – 407.

Несмотря на то, что прорыв блокады коренным образом улучшил положение города и его защитников, Ленинград оставался прифронтовым городом.

Противник продолжал подвергать его артиллерийскому обстрелу. Серьезная угроза состояла в том, что узкий коридор прорыва между Ладожским озером и Синявинскими высотами, удерживаемыми и хорошо укрепленными вражескими войсками, не гарантировал безопасности. В ясные дни с Синявинских высот противник мог не только наблюдать за движением по вновь построенной дороге, но и вести прицельный огонь из орудий, корректировать удары авиации. Пока немецкие войска владели Синявинскими высотами, существовала реальная угроза нового выхода их к Ладожскому озеру и новой блокады города на Неве.

Чтобы ликвидировать эту угрозу, войска Ленинградского и Волховского фронтов продолжали вести упорные и непрерывные бои против хорошо укрепленных позиций гитлеровцев под Ленинградом. И только к 27 января 1944 года, через год после прорыва блокады, силами Ленинградского и Волховского фронтов удалось завершить разгром немецко-фашистских войск под Ленинградом и обеспечить полное и окончательное снятие блокады города Ленинграда.

30 января 2004 стр 7,8. М. МАКАРОВ, участник прорыва блокады г. Ленинграда.

Михаил Николаевич Макаров

«Огненная дуга». Первый победный Салют

Михаил Николаевич Макаров, участник Великой Отечественной войны, Почетный гражданин Саргатского района:

— В дни, когда саргатчане только что отметили в торжественной обстановке  юбилеи Саргатского района и  поселка Саргатское, нельзя не вспомнить августовское событие 66-летней давности. 23 августа 1943 года завершилось одно из самых грандиозных сражений Великой Отечественной войны – битва на Курской дуге. Историческое значение этого величественного события  оценено так: если битва под Сталинградом предвещала закат немецко-фашистской армии, то битва под Курском поставила ее перед катастрофой…

Чтобы оживить в памяти эти, теперь уже далекие по времени (но не по значимости) события – перелистываю страницы «Истории Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945» (Москва, воениздат, 1984 г.), пятого тома «Венка славы» (Москва, «Современник»,1984 г.), проспекта «Курская битва» (Воениздат, 1983 г.).

Шел третий год Великой Отечественной войны. Советские люди во всех уголках необъятной Родины с душевным трепетом слушали сообщения Совинформбюро, ожидая добрые вести с фронта… Прошло всего пять месяцев со дня завершения грандиозной Сталинградской битвы, как на всю Планету раздался гром нового величайшего сражения, развернувшегося на Курской дуге. Началось оно 5 июля, а закончилось 23 августа 1943 года.

В результате зимних боев 1943 года образовалась так называемая Курская дуга, которая выдвинулась до 200 километров на запад. Она привлекала внимание обе воюющие стороны. Занимая этот выступ, советские войска имели возможность нанести сильные удары по тылам и флангам немецких группировок армий «Центр», занимающих плацдарм в районе Орла, а также войскам армии «Юг» на плацдарме в районе Белгорода и Харькова.

Гитлеровское командование видело, что такое расположение войск позволяло нанести по основанию выступа встречные удары, окружить и уничтожить части Красной Армии, расположенные внутри выступа. Таким образом, оно рассчитывало взять реванш за поражение под Сталинградом.  Исходя из этого,  и был разработан план операции под называнием «Цитадель».  Для предстоящего наступления в район будущих боев врагом были подтянуты огромные сил: свыше 900 тысяч солдат и офицеров, до 10 тысяч орудий и минометов, почти 2700 танков, 2000 самолетов.

Одновременно усиленно готовились к сражению и советские войска. В ставке верховного Главнокомандующего было разгадано намерение врага и намечен план его разгрома. Он состоял в преднамеренной обороне на Курском выступе, чтобы обескровить противника, а затем перейти в контрнаступление и окончательно завершить разгром ударных группировок противника. Мощная, глубокоэшелонированная оборона составляла восемь рубежей общей глубиной 200-300 км. Такая система обороны полностью исключала возможность прорыва. В районе предстоящих боев были сосредоточены большие силы двух фронтов – Центрального и Воронежского, превосходящих силы противника, как в численности войск, так и  в боевой технике. Кроме этого, советскому командованию не только удалось разгадать замысел операции «Цитадель», но и точно установить дату и время перехода немецких войск в наступление. В ночь на 5 июля были захвачены вражеские саперы, которые проделывали проходы в минных заграждениях. Они показали, что наступление назначено на 3 часа утра, что немецкие войска уже заняли исходное положение.

Командование Центрального и Воронежского фронтов приняло решение провести заранее спланированную артиллерийскую контрподготовку по районам сосредоточения ударных группировок противника. На врага была обрушена лавина огня 2460-ти орудий, минометов и реактивных установок. В это же время наша авиация бомбила аэродромы врага. Удар нашей артиллерии и авиации, как рассказывают захваченные в ходе сражения пленные, был для них полной неожиданностью. Сильно пострадали их артиллерия и авиация, почти всюду были нарушены связь, система наблюдения и управления…

Почти одновременно против Центрального фронта (в районе Орла) и Воронежского (в районе Белгорода) к переднему краю нашей обороны устремились массы фашистских танков и штурмовых орудий, среди них «Тигры», «Пантеры» и  самоходные орудия «Фердинанд». Наступление поддерживали армады бомбардировщиков.

Казалось, что перед такой мощной стальной лавиной не устоит ничто живое. Небо почернело от дыма и пыли, едкие газы от взрывов снарядов, мин и бомб слепили глаза. От грохота орудий и минометов, от лязга гусениц солдаты теряли слух. Но бойцы дрались с беспримерным мужеством.

В ходе ожесточенных боев гитлеровцам удалось вклиниться в нашу оборону лишь на несколько километров, как у северного, так и у южного основания выступа. Фашисты несли огромные потери, и уже через несколько дней наступления были в значительной степени ослаблены и обескровлены.   Поэтому уже 12 июля наши войска перешли в наступление одновременно на всех направлениях.

В районе ранее мало кому известной Прохоровки произошло невиданное до этого крупнейшее встречное танковое сражение. С обеих сторон в нем участвовало до 1200  танков и самоходных орудий. Бой продолжался весь день. Наконец, настал тот момент, когда вражеские танки попятились, отступили. Стало ясно, что сражение  выиграно, что вражеские танки отошли… 5 августа  были освобождены два старинных русских города — Орел и Белгород. В ознаменование этой большой победы Москва салютовала двенадцатью артиллерийскими залпами из 120 орудий. Это был первый в ходе Великой Отечественной войны победный салют!

23  августа 1943 года войска Степного фронта освободили Харьков, который в ходе войны четыре раза переходил из рук в руки. Отмечая это выдающееся событие, Москва салютовала двадцатью артиллерийскими залпами из 224-х орудий.

Освобождением Харькова завершилась историческая Курская битва, в ходе которой активное участие принимали воины-сибиряки, в том числе и наши земляки – саргатчане.

Перелистывая страницы 5-го тома областной книги памяти «Солдаты Победы», я ищу их имена. С огорчением отмечаю, что сведения о воинах, вернувшихся с полей сражений, очень скупы и мало удовлетворяют проблему поисков участников Курской битвы.

Вот конкретный пример.

Абрамов Иван Калистратович. Р. 1918. Ст. сержант, ком. миномета 582 мин.п, ЗФ, Гор. Ф, ЦФ, ЗПФ, 1УФ. Из этой записи можно сделать предположение, что Иван Калистратович принимал участие в Курской битве, так как воевал на Центральном фронте (ЦФ). И только из прилагаемой статьи можно узнать, что он родом из д. Аксеново, что храбро сражался, поэтому награжден орденом Красной Звезды за освобождение г. Орла,  а за участие в других боях удостоен медалей «За Отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Варшавы». На прилагаемой фотографии у него орден Отечественной войны, по-видимому, I степени, так как имеет ранение и контузию…

Еще более кратки сведения об участнике сражения на Курской дуге Ахрамове Дмитрие Кузьмиче. Привожу их без изменений: (1913-1988), ГВ, рядовой, сапер, ЗФ, СтФ, ДВФ. И все. Хорошо, что помещена фотография Дмитрия Кузьмича, которая рассказывает о многом. Под ней надпись, что он участник Курской битвы. На груди его красуются два ордена Славы II и III степени. Надо сказать, что такие награды вручались солдатам за особо выдающиеся заслуги. Награжденные орденами Славы всех трех степеней приравнивались к Героям Советского Союза. О личной храбрости и доблести свидетельствует медаль «За отвагу». С огромным удовлетворением узнал, что все награды Дмитрия Кузьмича, как самая ценная реликвия, хранятся в семье его сына — Ахрамова Николая Дмитриевича из с. Нижнеиртышское. Здесь же я увидел Красноармейскую книжку Дмитрия Кузьмича, в которой зафиксирован весь его боевой путь на фронтах Великой Отечественной войны, в том числе сведения о ранениях. Будучи сапером, он неоднократно участвовал в операциях по разминированию. Про саперов-минеров говорят, что они ошибаются один раз в жизни – первый и последний. Однако солдату минеру Ахрамову везло — он был трижды ранен и остался живым.  И быть бы нашему земляку из Михайловки кавалером всех трех степеней ордена Славы, если бы не последнее тяжелое ранение.

Агапов Александр Родионович, 1919 года рождения, воевал на 2-ом Украинском фронте, участвовал в сражении на Орловско-Курской дуге. В звании сержанта командовал орудийным расчетом. За проявленное мужество в боях был дважды награжден медалями «За отвагу» и орденом Красной Звезды. Демобилизовался в 1946 году и вернулся в село Нижнеиртышское. За успехи в мирном труде награжден медалью «За доблестный труд». Умер в 1983 году.

Ваховский Василий Августович, 1925 г.р.,  участник Курской битвы, Ясско-Кишиневской операции. Награжден орденом Красной Звезды, медалью «За отвагу». Был трижды ранен. Демобилизовавшись, вернулся в Саргатку, долгое время работал начальником автовокзала. Самое активное участие принимал в работе ветеранской организации. Неоднократно поощрялся за добросовестный труд. Награжден медалью «За победу над Германией».

Виступов Иван Иванович, родился в1923 году, воевал под Сталинградом и на Орловско-Курской дуге, сначала — рядовым стрелком, затем командиром минометного расчета. В 1944 году был ранен. Награжден орденом Отечественной войны II степени, медалью «За победу над Германией».  До ухода на пенсию работал в МТМ госплемзавода «Нижнеиртышский».

Калемин Дмитрий Кузьмич, 1923 г.р., участник Курской битвы. Воевал в составе 533 стрелкового полка 223 стрелковой дивизии на 1-м Украинском, Центральном и 3-м Прибалтийском фронтах. Будучи командиром роты, неоднократно выполнял самые трудные и ответственные задания, за что был награжден орденом Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны I и II степени, тремя медалями «За отвагу», медалью «За победу над Германией». Был трижды ранен, но после ранения вновь возвращался в строй.

Кармацкий Николай Игнатьевич, 1917 г.р. На фронте с 1942 года. Воевал в составе 507 Гвардейского полка 148-й Гвардейской стрелковой дивизии, на 1-м Украинском, Центральном фронтах. В звании старшины командовал взводом. Принимал участие в боях на Орловско-Курской дуге, освобождал Чернигов, Киев, Львов, Краков. Награжден орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу», «За победу над Германией».  С 1955 года проживал в с. Нижнеиртышское.

Обрывалин Антон Филиппович из Увальной Битии – участник трех войн: Финской, с фашистской Германией и с Японией. Воевал на Ленинградском и Центральном фронтах. Особенно тяжелыми, как считает старый солдат, были бои на Курской дуге, которую солдаты назвали Огненной. Рядовой стрелок, телефонист Антон Филиппович неоднократно восстанавливал прерванную связь, при этом был пять раз ранен. Однажды попал под прицельный минометный огонь, но связь восстановил. Рядом взорвавшаяся мина вывела солдата из строя. В госпитале у него обнаружили три осколка: в груди, в боку и в ноге. Однако врачи сумели спасти солдата, а он успел поучаствовать еще и в войне с Японией. И только через год старый фронтовик вернулся домой – в село Увальная Бития.

Овчинников Александр Андреевич (1910 – 1971 гг.) – участник Финской и Великой Отечественной. Принимал участие во многих сражениях: на Курской дуге, при форсировании Днепра, при освобождении Киева. С боями прошел Польшу. Войну закончил в Берлине. Награжден медалями «За оборону Ленинграда», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «За победу над Японией»…

Попов Георгий Власович (1921-2009 гг.) участвовал в боях на Центральном, Северо-Западном, 2-м Украинском и Брянском фронтах. В составе прославленной 140-й Новгород-Северской дважды краснознаменной орденов Ленина, Суворова, Кутузова стрелковой дивизии. В сражении на Курской дуге воевал в должности командира минометного отделения. В одном из жесточайших боев  был ранен. После лечения  продолжал воевать командиром пулеметного взвода в составе 38-го отдельного лыжного батальона 28 Невельской стрелковой дивизии. В январе 1944 года был ранен во второй раз, однако после госпиталя продолжал участие в боевых действиях. Войну закончил в Румынии. Демобилизовавшись в августе 1945 года, вернулся в родную Сиб-Саргатку. Позже переехал в Хохлово, где работал бригадиром в полеводстве, в строительстве, а затем лесником Саргатского лесхоза. За доблесть и мужество, проявленные в боях на полях сражений, награжден орденом Красной Звезды, медалью «За боевые заслуги», орденом Отечественной войны I степени, медалью «За победу над Германией». С 1944 года проживал в с. Нижнеиртышское. Принимал активное участие в ветеранской работе, часто встречался с молодежью.

Пученко Михаил Григорьевич (1912 – 1980 гг.) — уроженец д. Аксеново. В 1938 г. с семьей переехал в с. Нижнеиртышское, где работал трактористом. С начала Великой Отечественной войны был освобожден от призыва в армию по броне как механизатор. На фронте — с 1942 года. Воевал на Воронежском фронте, на Курской дуге, сначала — рядовым стрелком, потом — командиром минометного расчета. Был ранен, но продолжал воевать. После очередного ранения был демобилизован из армии. За участие в боях, за мужество награжден двумя медалями «За отвагу». За трудовые успехи награжден высшей наградой СССР – орденом Ленина.

Милованов Алексей Дмитриевич, участник битвы на Курской дуге, живет в р.п. Саргатское. Алексей Дмитриевич и Румянцев Максим Дмитриевич — единственные оставшиеся в живых участники боев на Курской дуге.

Румянцев Максим Дмитриевич, 1921 г.р., воевал в знаменитой 140-й Новгород-Северской дважды Краснознаменной орденов Ленина, Суворова, Кутузова стрелковой дивизии. О славном боевом пути Максима Дмитриевича свидетельствуют его боевые награды: медаль «За отвагу», орден Славы III степени, орден Красной Звезды. Будучи разведчиком, он не раз ходил в тыл врага, не раз брал «языка». Участвовал  в освобождении Украины, Белоруссии, Польши и Германии. Дошел до Праги, где и встретил День Победы.

Чалов Петр Иванович (1924-1993гг.)  с 1940 года проживал в с. Нижнеиртышское. В конце 1941 года был призван в армию и после непродолжительного обучения отправлен на фронт. В 1943 году воевал в составе 21 стрелкового полка 5-й Гвардейской дивизии на Курской дуге. В одном из кровопролитных сражений был тяжело ранен, долго лечился в госпитале. Комиссия признала его негодным к дальнейшему прохождению военной службы.  Вернувшись в Нижнеиртышское,  долгое время работал фотографом. Награжден орденом Отечественной войны, медалью «За победу над Германией»…

21 августа 2009 стр 6,7

Михаил Николаевич Макаров

Этих дней не меркнет слава

Михаил Николаевич Макаров защищал Ленинград, в числе бойцов Волховского фронта в середине января 1943 года участвовал в прорыве блокадного кольца и навеки породнился с этим городом. А не  так давно ратная связь дополнилась другим обстоятельством: здесь родилась правнучка Настенька. И живет в Ленинграде,  как говорит Михаил Николаевич,  хотя этот город теперь и называется именем, данным  ему при рождении, — Санкт-Петербургом.  В эти январские дни ветеран снова и снова переживает те великие и драматические  события.

…Война застала его за школьной партой, и, как все сверстники, он рвался на фронт. И вот в январе 42-го года получил долгожданную повестку. Но направили грамотного паренька не на фронт, а в училище  — постигать азы и тонкости артиллерийского дела. Доучиться не дали: семнадцатилетний командир расчета 122-миллимитровой пушки-гаубицы волею судьбы оказался на Волховском фронте.

Постоянные бомбежки, обстрелы,  постоянные ночные смены позиции: гаубица хоть и на конной тяге, но в болотистых местах, коих под Ленинградом множество, надо самим впрягаться в полную силу — лошади не вытянут такой груз… А потом рыть позицию для орудия, укрытие для ящиков со снарядами, окопы. Тяжкий каждодневный труд, в котором смешались пот, кровь, холод, недосыпание…

Каждый день блокады голодная смерть ходила по пятам за  жителями Ленинграда и забирала тысячи людей. Медлить больше было нельзя. И 12 января 1943 года в районе Шлиссельбургско-Синявинского выступа начался прорыв этой стальной удавки. Ударные дивизии Волховского и Ленинградского фронтов двинулись навстречу друг другу. Насыщенность обороны противника была колоссальная. Рвы, многорядная колючая проволока, на каждом шагу — мины, склоны, залитые водой,  тщательно укрепленные огневые точки. Крепость, которую надо было взять во что бы то ни стало.

— Это была мясорубка. Свинцовый дождь поливал с неба, — рассказывает М.Н. Макаров. — Вы слышали выражение «пушка плевала»? Так и было: стволы наших орудий раскалились до того, что не могли стрелять по заданной траектории. А ведь требовалась ювелирная стрельба… За шесть дней части Волховского и Ленинградского фронтов преодолели двенадцать километров. Только двенадцать… Но и эта малость, за которую заплатили многотысячными потерями, позволила Ленинграду вздохнуть свободнее, получить больше  продовольствия, отправить изможденных, но непокоренных ленинградцев на Большую землю.

А поредевшую 256-ю стрелковую дивизию, в которой служил Михаил Николаевич, бросили выбивать фашистов с Синявинских высот. Оттуда просматривался и простреливался узкий перешеек освобожденной земли. Еще одна крепость, ощетинившаяся свинцовым огнем. Сходу взять ее не удалось. В том страшном бою Макаров был ранен, потерял много крови и без сознания был доставлен в медсанбат…

Полное снятие блокады произошло 27 января 1944 года. 900 дней и ночей находился Ленинград в окружении, став символом стойкости и мужества.

—  Может быть, мы что-то делали не так, в чем-то ошибались, — говорит Михаил Николаевич, —  но мы страстно верили в победу, в наше правое дело и знали, что враг  будет разбит.

30 января 2009 стр 3. Олег Шипицын.

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *