Ваховский Василий Августович

ВаховскийВ 43-м, на Орловско-Курской…

В эти дни, шестьдесят лет назад, театр военных действий Великой Отечественной развернулся в районе так называемой ныне «Огненной дуги». Это название как нельзя ярко и правдиво отражает событие, ставшее значимой вехой в истории войны, символом военного искусства, беспримерного мужества и патриотизма советского солдата.

Битва в районе Курска, Орла, Белгорода,  отмечают историки,  является одним из величайших сражений. Здесь были не только разгромлены отборные и самые мощные группировки немцев, но и безвозвратно подорвана вера в миф о несокрушимости гитлеровской военной машины.

…Для сибирского паренька, курсанта Омского пехотного училища Василия Ваховского, как и для многих его сверстников, рвавшихся на фронт, не были еще известны «безымянные» высоты Орловско-Курской дуги, самые огненные точки – Оболонь, Богодухов, Поныри, Ольховатка, Прохоровка… Это все потом, как и Сандамирский плацдарм, на котором довелось ему принимать бой, биться до последнего снаряда, до последнего патрона.

Вот что вспоминает Василий Августович:

— Будни в училище были расписаны по минутам. Готовили нас по сокращенной программе. Шла жестокая война. А кого выкашивала она в первую очередь? Младших командиров. Помню, 5 июля нас подняли по тревоге ночью и в спешном порядке – в эшелон, вместе с начальником училища. В район Орловско-Курской прибыли, кажется, на рассвете девятого числа. И сразу же на позиции. Командир батареи старший лейтенант Гринь «обрисовал» обстановку, поставил задачу. Вот тогда я узнал, что стоим мы на Сандамирском направлении, где, вероятнее всего, будет прорыв немецких танков. Я был назначен командиром артиллерийского расчета 76-миллиметровых пушек. Наш взводный, лейтенант Молчанов, сосредоточенно выверял позиции, говоря при этом: «Вот что, ребятки, скорее всего, придется нам лупить фрица прямой наводкой, чую сердцем, станет для нас высотка главным рубежом…» — Знаешь, — продолжает Василий Августович, — вроде робости не было, а дрожь по всему телу. Шутка ли – первые часы на войне, а тут – танки. Потом, правда, думать было некогда. В грохоте боя притупились все чувства. Только команды слышны, видимо, особое чутье заставляло бойцов следовать им четко, слаженно. Это после я стал понимать эту военную науку: в выполнении команды заложен успех боя. Командир батареи, командир взвода такую науку раньше постигли.

А танки уже вываливались из-за леска… Головным шел «тигр». В лобовую. Остальные – в стороны. С намерением обойти высоту. Как сейчас, слышу голос Молчанова: «Ребятки, настал наш черед, по головному, подкалиберным…»

Помолчав, старый солдат высказал вслух до сих пор мучившие его сомнения: «Не знаю, чем бы кончился этот бой, скорее всего — остались бы мы там, на высоте. Бились до последнего боеприпаса. Два орудия разнесло в клочья вместе с расчетом. Не миновать такой участи и моему. Но бывают же на войне и такие моменты, когда в самую критическую минуту приходит подмога».

В том бою батарея Гриня уничтожила несколько танков, в том числе и «тигра». Орудие Ваховского запалило три танка, за что и награда – орден Красной Звезды.

Были еще награды, два ранения, контузия. И послевоенные годы бывший фронтовик продолжал оставаться таким же дисциплинированным и ответственным. Проработав почти двадцать лет начальником Саргатского автовокзала, получил в качестве признания более десятка Почетных грамот от управления Омскавтодора.

Приболел сегодня ветеран. Операцию перенес.

— Собраться бы вместе, повспоминать и помянуть — шестьдесят лет минуло… Поздравить друг друга. Осталось-то нас немного… Да вот,  видишь, беда…

Д. Нелидинский

18 июля 2003 стр 6

«Огненная дуга». Первый победный Салют

21 августа 2009 стр 6,7

Выжил всем смертям назло

1 ноября 2013 стр 8-9, 25 октября 2013 стр 8-9

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *