Мои родители — пример мужества и отваги

02Просматривая недавно семейный альбом, надолго задержал взгляд на фотографиях своих родителей – Афанасия Кирилловича и Веры Владимировны Равдугиных. Светлая им память! Очень захотелось рассказать о них, о их нелегкой, переменчивой судьбе.

Мой папа, участник Великой Отечественной войны, из жизни ушел рано — в 50 лет. Семь раз он был ранен и дважды контужен. Я с детства помню, как длинными зимними вечерами, когда он подшивал валенки или чинил конскую упряжь, мы слушали его рассказы о войне и о том, как ему пришлось бороться с бандами басмачей в далекие 30-е годы.

Окончив курсы младших командиров, он служил в армии и готовил новобранцев в Пржевальской комендатуре. По долгу службы ему приходилось колесить по всей Средней Азии и участвовать в ликвидации остатков зверствующих басмачей. За одну такую операцию отец и был поощрен командиром части.

01Было это в Туркмении. Разведка сообщила: идет караван верблюдов, груженный вьюками с оружием, боеприпасами, продовольствием. сопровождаемый вооруженными басмачами.  На его пути – большой бархан. За ним красноармейцы и залегли. Впереди каравана шел проводник, далее — связка из четырех верблюдов, потом  — снова вооруженный басмач и связка верблюдов. Замыкали цепочку несколько десятков бандитов. Проводника и погонщиков верблюдов пленили без единого выстрела. Замыкающие колонну басмачи были тоже окружены и взяты в плен.

Дальше была финская война (дело было в Карелии) и ранение.  Помню, как папа рассказывал мне про «кукушку». Подробностей я не запомнил. Повзрослев, узнал, что «кукушка» — это финский снайпер, который влезал на дерево, маскировался среди ветвей и выискивал цель. Очень много наших бойцов полегло от пуль этих «птиц».

Когда началась Великая Отечественная война, отец уже был в офицерском звании, воевал на Украинском, Белорусском фронтах. Для своих бойцов он был примером отваги и мужества. Однажды вывел вверенное ему подразделение зимой из окружения. Рассказывал о такой ситуацию: копать окопы не было времени, и укрытия от вражеских пуль делали из тел погибших товарищей. Но зато живые бойцы спаслись…

…При освобождении Поль-ши, двигаясь конным обозом, остановились на ночь в одной деревне. Расквартировав бойцов на ночь, отец с группой товарищей остановился в одном из крайних домов. Дом был большой, добротный, с надворными постройками. Хозяева дома, мужчина, женщина и их совершеннолетняя дочь, встретили непрошенных гостей холодно. Отец попросил у них сена для лошадей, соломы, кипятку на чай, но они даже слушать его не стали. Семья показалась отцу подозрительной, а соседи рассказали, что в домах, где сейчас отдыхают бойцы, — пропадают люди. Отец стал наблюдать. Ночью дочь хозяев влезла на чердак с каким-то варевом в чугунке. После проверки помещения отец обнаружил снопы, между которыми спрятался фашист с пулеметом. В общем, взяли в плен «голубчика». А в подсобных помещениях обнаружили сено, солому, туши мороженого мяса, колбасы и копченые окорока…

Со своим подразделением отец с победой дошел до Берлина. За свои подвиги был награжден орденами Красной Звезды, Красного Знамени, орденом Кутузова, медалями «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Будапешта», «За взятие Кенигсберга», «За взятие Берлина». Сразу после победы отец получил отпуск и приехал на родину в Киргизию. Здесь он и встретил свою Веру Владимировану, мою маму. Они срочно поженились и уехали в Германию, где служил отец.

Война закончилась, но время было очень опасное: еще много было скрывающихся гитлеровских недобитков. Отец научил маму обращаться с оружием. И в квартире моих родителей над кроватью всегда висело заряженное ружье. Однажды ночью в их жилище пытался кто-то проникнуть, открыть форточку. Отец был вынужден стрелять из пистолета. Утром рядом с домом был обнаружен труп мужчины с гранатой и штык-ножом. Однако не все местное население было враждебно настроено. Мама дружила с немками. Она угощала их пирогами, пельменями, а те ее — фруктами.

На долю мамы тоже сполна выпало испытаний. 17-летней девчонкой она управлялась с быками, возила на них колхозные снопы, серпом жала хлеб, косила сено. Участвовала в строительстве дороги вдоль озера Иссык-Куль до города Рыбачье.  И ее ударный труд был тоже отмечен правительственными наградами.

После увольнения из армии отец с мамой вернулись на малую родину. Папа работал в мелиорации, строил водоканал «Кундуй», переименованный позже в «Комсомольский». Отец стойко переносил все тяготы и лишения. И никогда не подавал вида, что его что-то беспокоит или болит. Уже будучи взрослым, я понял, как мучили его раны, как порой ему было больно. У отца все тело было в шрамах. Однажды, когда он брился опасной бритвой, вскрыл флюс на щеке. Вместе с кровью вышел осколок. Он и ушел из этой жизни с осколками…

Для меня мои родители были примером мужества, отваги и стойкости. И вот сейчас, перелистывая семейный альбом и просматривая старые фотографии, чувствую, как щемит сердце. Понимаю: мне их так не хватает…

Виктор РАВДУГИН, р. п. Саргатское

 

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *