«Здесь живут живые люди…»

Степановка — деревня маленькая, двадцать дворов, сорок четыре жителя.

Полгода назад старостой степановцы на сходе  выбрали пенсионерку Людмилу Леонидовну Колевинскую. Она не местная, омичка, приехала из города семь лет назад, но называет себя деревенской. И болеет за судьбу теперь уже родного селения, своих односельчан. Энергии этой женщине не занимать — в молодости она была секретарем комсомольской организации завода «Элетроточприбор», а потом трудилась инженером по технике безопасности и прорабом на омских стройках.

С конца декабря деревня страдала от безводья — водонапорная башня замерзла. Воды не стало в домах и водоразборных колонках, только у башни, напрямую из скважины, можно было пополнить запасы влаги. Эта ситуация напрягала и районную власть, и Андреевское ЖКХ, и местных жителей, и, естественно, старосту. Только 16 января водоснабжение восстановили.

…В домик старосты деревни я зашел после полудня и, как оказалось, потревожил человека. Закончив свою утреннюю вахту по подаче воды в водонапорную башню, Людмила Леонидовна отогревалась на диване, лежа в одежде под одеялом. Более четырех часов при температуре минус 20 градусов провела она на улице. Не шутка! А вчера мороз давил еще жестче… Помоложе людей для этого не нашлось.

— Я же временно, — пояснила она. — Светлана Николаева, наш водокач, молодая мама, сейчас с ребенком лежит в больнице, поэтому я замещаю. Вахте Светланы не позавидуешь. Получает она за свой труд тысячу рублей в месяц, по 33 рубля 30 копеек, значит, за день. Чуть больше, чем на булку хлеба… Как я понимаю — платить больше не с чего. В лучшем случаем мы собираем за воду всей деревней 2700-2800 рублей в месяц. Сама-то я водою со скважины после операции на почках не пользуюсь. (В доме у Людмилы Леонидовны стояли несколько 20-литровых бутылей с иртышской водой, и в ведрах топился снег. — О.Ш.).

— Почему же нельзя включить насос и через несколько часов прийти, выключить его? — недоумеваю.

— Это была бы сказка, — ответила Людмила Леонидовна. — Но при такой «методе» насос сгорит. У меня так получается: прихожу к щитку электропитания в 9 часов утра (или чуть попозже), включаю агрегат, подхожу к башне — слушаю. Минут через 10-15 насос всю воду с глубинного горизонта вытягивает (видимо, водные запасы нашей скважины невелики) и начинает закачивать воздух. Бегу, насос выключаю. Жду, пока вода снова накопится в скважине, и снова закачиваю. Вот так, как челнок, и бегаю: включаю — выключаю. При этом нужно вечером всю воду с башни скинуть — иначе она замерзнет. И никому я свой пост передоверить не могу.

Как раз в декабре вода осталась на ночь, и водонапорная башня замерзла. И далеко не сразу ее отогрели и восстановили водоснабжение. Но теперь в более высокой части деревни водный напор слабенький, а на восточной, более низкой окраине Степановки, — посильнее. У двух семей, Пиуновых и Переваловых, свои собственные скважины обустроены. Это люди состоятельные, сельские предприниматели, у них иные возможности. Для большинства жителей это недостижимо.

— Некоторые мои земляки горячатся: «Власти обязаны немедленно сделать нам нормальную водоподачу. Добивайся!». Обязаны и не отказываются, — соглашаюсь я. — Но и мы кое-что обязаны, например, каждый месяц платить вовремя за водопользование, а не делаем этого. Есть те, кто платит за воду точнехонько, как часы, а иные — раз в два-три месяца, а есть, например, семья, которая за год не заплатила ни разу. «Так ты за кого: за власть или за людей?» — спрашивают меня селяне. Я — за взвешенное, разумное отношение к ситуации. Нельзя сейчас, посреди зимы, выполнить комплекс мер и изменить систему водоснабжения. Это ж тоже понять надо и потерпеть еще 3-4 месяца. Понимаю, что от нас, жителей Степановки,  району нет никакого прибытку, а Андреевскому жилищно-коммунальному хозяйству и вовсе одно разорение… Но как бы ни была мала деревня, а в ней живут живые люди, которые нуждаются в заботе со стороны поселенческой (деревня относится к Андреевскому сельскому поселению), районной власти. И брошенными мы себя и не ощущаем. Когда обстановка с водою стало критичной, Сергей Кенусович Гетте, заместитель главы района по строительству, газификации и ЖКХ, чуть ли не два раза на дню бывал в деревне, и глава Андреевского поселения Сергей Георгиевич Ефимов наведывался, и исполняющая обязанности начальника Андреевского ЖКХ Светлана Федоровна Ноак. Ситуацию выправили… Районная власть обещает к началу лета, когда земля оттает, установить в нашу систему низкочастотник (для этого придется построить небольшое помещение), и тогда можно будет отказаться от канительной, совсем никудышной башни. Это будет кардинальное решение проблемы. А сейчас для нашей скважины закупили менее мощный насос, и вскоре его установят.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *