«Хорошо там, где… мы»

Корреспондент нашей газеты Олег Шипицын — как победитель межрегионального журналистского конкурса «СибирьПРО», приглашенный в Новосибирск на торжественную церемонию награждения победителей и в пресс-тур по главным объектам Новосибирской и Кемеровской областей, заглянул в иную жизнь, которая течет с нами по соседству. И так не похожа на нашу.

Олег Шипицын, победитель межрегионального конкурса журналистского мастерства «СибирьПРО»:

О конкурсе

Организаторы конкурса – он проводится по инициативе полномочного представителя Президента России в Сибирском федеральном округе Сергея Меняйло – отслеживают, отбирают лучшие материалы на сайтах газет и представляют на суд жюри. Сибирь необъятна, в ней 12 субъектов: Омская, Новосибирская, Кемеровская, Томская, Иркутская области, Красноярский, Алтайский и Забайкальский края, республики Алтай, Тыва, Хакасия, Бурятия. И в каждом — десятки районных газет плюс областные, российские издания с региональными вкладышами. Плюс  телевизионные, электронные СМИ. Жюри состоит из представителей генеральных партнеров конкурса, авторитетных руководителей информационных агентств, пресс-служб регионов, профессорского состава университетов, преподающих теорию и практику журналистики. Третьих и вторых мест не присуждали. Только первые. Но я далек от мысли считать себя лучшим журналистом Сибири, как написано в полученном на церемонии награждения дипломе. Сколько замечательных, увлеченных, глубоких журналистов работает в нашем цеху, в том числе и в Омской области. Но так сложилось, что мои репортажи о КФХ «Великорусское» были признаны лучшими материалами на сельскохозяйственную тему. Соавтором этого успеха считаю удивительных  мужиков этого удивительного хозяйства и его главу Владимира Луговика. Кстати, победителем среди телевизионных СМИ в номинации «АГРО» была признана ведущая омского 12 канала Оксана Савочкина. Ее передача «Местные жители» заслуженно пользуется в народе огромной популярностью.

В дорогу!

Самая главная награда для меня – это возможность побывать в пресс-туре по современным предприятиям Новосибирской и Кемеровской областей,  организованном устроителями конкурса «СибирьПРО». Нам предстояло побывать в Союзе военных строителей, на ЖД-вокзале, открытом угольном разрезе, шахте, цементном производстве, объединении «Азот», электростанции и подстанции. Увидеть воочию другую жизнь, познать что-то новое…

Чего лишены в большинстве своем россияне, так это возможности путешествовать, проведывать своих родственников, живущих в других регионах страны. Очень уж это накладно сейчас. Не так давно я нашел железнодорожный билет своей бабушки (приобретен  в 1976 году): стоимость плацкартного места от Омска до Хабаровска была 7 рублей 50 копеек. У бабушки была более чем скромная пенсия — 55 рублей, но этих денег хватало, чтобы съездить на Дальней Восток к дочери, погостить, вернуться назад и спокойно дотянуть до следующей пенсии. А попробуйте сегодня махнуть из Омска на Дальний Восток или в Европейскую часть России на пенсию…

Новосибирск – главный

Прибываем на вокзал «Новосибирск-Главный» (в городе еще 4 вокзала). Возникшее в 1893 году селение Ново-Николаевск в 1904 году получило указом царя Николая II статус города, который стал стремительно развиваться. В 1926 году он был переименован в Новосибирск. Другие города, расположенные по Транссибу: Омск, Красноярск, Иркутск, — гораздо древнее его, богаче историей, в разное время претендовали на звание столицы Сибири, но именно у Новосибирска этот статус. Здесь более 1,6 миллиона жителей, это крупнейший промышленный, культурный и научный центр Сибири, крупнейший за Уралом железнодорожный и воздушный узел. С вокзала «Новосибирск-Главный» ежедневно отправляются в путь 10 тысяч пассажиров. Только в Новосибирске за Уралом есть подземный метрополитен. Из достопримечательностей я бы выделил знаменитый театр оперы и балета, огромный стационарный зоопарк, шикарный планетарий, открытый не так давно океанарий, музей Счастья и многое другое… Но так был построен пресс-тур, что времени свободного у нас не было абсолютно. Даже на метро не удалось прокатиться. Зато под Новосибирском нам показали, как добывается антрацит — самый древний из ископаемых углей. Еще с шестого класса общеобразовательной школы я знаю, как он выглядит: учитель географии показывала нам куски угля с таким блеском, будто туда драгоценные пластинки вмурованы. В какой-то степени этот уголь, действительно, драгоценен.

Антрацит — сибирская гордость

Неподалеку от маленького новосибирского городка Искитим находится управление предприятия АО «Сибирский антрацит», чуть дальше — его угольные разрезы. В 30 странах мира знают, что такое сибирский антрацит: в Китае, Японии,  Западной Европе, Египте, Южно-Африканской республике, Бразилии, Индонезии… 97 процентов добываемого в Новосибирской области антрацита идет на экспорт, он используется в технологическом процессе получения стали и цветных металлов.

Почему же он экспортируется в таком количестве, а не потребляется в России? Металлургические предприятия нашей страны в основном рассчитаны на использование кокса — это продукт, специально подготовленный из угля на обогатительных фабриках. Антрацит же – природный заменитель кокса, почти чистый углерод: содержание углерода доходит до 97 процентов, в нем почти нет вредных примесей серы, фосфора, ослабляющих прочность стали. Почему же так получилось, что наши доменные печи заточены под кокс, а забугорные — под антрацит? Спросить не у кого… Но ведь ясно же, что антрацит удешевляет производство металла. Раньше в Советском Союзе его использовали на тепловых электростанциях, для бытового потребления. Помню, как в 70-ых годах прошлого столетия мы топили домашнюю печку блестящим углем, антрацитом то есть. Разжечь его было очень трудно, но горел он так, что печь периодически  трескалась, а колосники быстро оплавлялись. По этому поводу главный геолог «Сибирского антрацита» заметил: «Топить печи антрацитом — это все равно, что топить денежными купюрами».

Как используется антрацит в России, можно было бы посмотреть в Искитиме. Там на заводе делают электроды: на стальные стержни наносят порошок из угля в смеси с мелом. Получается очень качественный продукт!

Открытый способ — нелегкий способ

…Мы стояли у края крутого откоса: внизу разверзлась ступенчатая пропасть, это открытый Колыванский угольный разрез. Начальник его Николай Анатольевич Просветов отгонял нас от края. Не дай Бог, свалимся. Сегодня добыча угля ведется на глубине 192 метров (но пласты простираются до 300 метров). На самом дне — огромные карьерные самосвалы, 130-тонные и 220-тонные БелАЗы, еще более исполинские экскаваторы смотрятся, как желтые божьи коровки. Потом Николай Анатольевич разрешил нам полазать по одному из БелАЗов. Вблизи испытываешь шок. Размер его колеса чуть ли не вдвое выше моего роста. Как обслуживают такую технику, как ремонтируют (это делают здесь же, на предприятии)? Тут ведь ни одну деталь руками не поднимешь.  А всего в «Сибирском Антраците» используется 300 единиц горно-транспортного оборудования.

Никогда не думал, что добыча полезных ископаемых не шахтным, а открытым способом — столь трудное дело. Во-первых, чтобы добраться до очередного пласта, необходимо вести взрывные работы: одновременно закладывается несколько десятков тонн взрывчатки. Во-вторых, вывезти в отвал пустую породу. Ее во много раз больше, чем антрацита, миллионы кубометров грунта нужно поднять. И, в-третьих, отвести постоянно подтапливающие карьер воды. И не просто отвести, а отстоять, очистить, поднять и сбросить в какой-нибудь лог — потом она скатится в реку Бердь. За экологию здесь спрос особый.

На «Сибирском антраците» трудятся 2,5 тысячи сотрудников. Это налогоплательщик номер один в области: в прошлом году в региональную казну выплатил 1,9 миллиарда рублей. Добыча угля неуклонно растет: разведанных запасов хватит лет на 20. А неразведанных? Кто ж его знает? Я испытываю не столько зависть к новосибирцам, сколько гордость — это ведь сибирское предприятие!

(Продолжение следует)

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *