Великая победа: наследие и наследники

Я выжил подо Ржевом

Подо Ржев, оккупированный немцами в октябре 1941 года,  Михаил Кузьмич Калемин отправился сразу после полугодичных курсов в учебном полку под Красноярском. И сразу — на передовую.

Весной 1943 года бойцов перебросили в Тверскую область, подо Ржев, на 3-й Белорусский фронт. Здесь шли кровопролитные бои. Михаил Калемин был назначен командиром расчёта станкового пулемёта «Максим». В его  подчинении — семь человек, у каждого свои обязанности: Михаил Кузьмич —   командир, первый номер стреляет, двое помощников расчёта заправляют ленту, трое доставляют боеприпасы. В штурмующем батальоне он и принял боевое крещение, побывал в самом пекле. За время  боёв весь Ржев был разрушен. У Михаила Кузьмича тогда  со всего расчёта в живых осталось только двое солдат… Ещё в учебке будущих бойцов предупреждали, что боевая доля пулемётчиков — хуже некуда, они первые  после артподготовки, которая ведётся перед началом наступления, заступают на огневой рубеж, помогают продвижению пехоты  вперёд. А в случае отступления прикрывают огнём, чтобы та спокойно назад отходила. К тому же «максимовским» стрелкам свою позицию надо было часто менять. Противник быстро вычислял, откуда шквально стреляли. Сам «максимушка» весил 72 килограмма, плюс всё «обмундирование» из пулемётных лент, в одной — 270 патронов, которые за  минуту расстреливались. Даже в случае отступления оружие надо было брать с собой…

После освобождения Ржева почти заново сформированный расчёт старшего сержанта Калемина перебросили в Витебскую область. Здесь Михаил Кузьмич был тяжело ранен, контужен. Ему было приказано взять деревушку Козлы. Бойцов оставалось мало, а немцы всё не отступали. И вот вечером Михаил вместе со своим братом Иваном притаились в скирде сена с пулемётом. Только немцы к ним —  они их пулемётом выкашивают. И так несколько раз. Но немцы их вычислили. Стали обстреливать и ранили в грудь  Михаила. Он упал и тут же услышал стон своего раненого брата, стал его тянуть  за собой, как мог, но вскоре потерял сознание… Очнулся в госпитале. Командир роты сообщил, что его чуть немецкий танк не раздавил — край гусеницы проехал по рёбрам, сломало ключицу,  от натуги выдавило левый глаз. За геройский поступок на груди отважного командира к медалям «За боевые заслуги» и «За отвагу» прибавилась вторая медаль «За отвагу».

После излечения фронтовик — снова в строю, повышен до командира взвода. Освобождал ещё один белорусский  город Орша. За умелое руководство тремя расчётами был награждён орденом Красной Звезды.

Война для М.К. Калемина закончилась в Польше. В уличных боях за город Гданьск ему осколком снаряда сильно повредило руку, кости раздробило так, что пальцы не сгибались до самой смерти. Домой приехал с первым снегом. Его уже ждали родители, друзья. Устроился участковым уполномоченным в Баженово, потом перевели в город на повышение. В родные края вернулся Михаил Кузьмич в 50-х, устроился в МСО мастером. Оттуда и вышел на пенсию. Вместе с супругой Александрой Кирилловной вырастили и воспитали  шестерых дочерей.

Моего прадедушки уже нет в живых, его не стало в 2015 году…

Каждый год 9 Мая мы собираемся всей большой семьей (на сегодняшний день — в количестве 59 человек) в доме моей прабабушки Александры Кирилловны Калеминой в р.п. Саргатское. Для нашей семьи День Победы — очень большой и радостный праздник!

Надежный тыл

Нам не знакомо такое чувство, как голод. За наше счастливое детство наши дедушки и бабушки отдали свою молодость, здоровье, жизнь. Они завоевали его для нас, мужественно сражаясь на фронте, самоотверженно трудясь в тылу. Вся страна встала тогда на защиту своей Отчизны. Огромная тяжесть легла на плечи женщин, которые заменили ушедших на войну мужчин. Трудились, не жалея себя, пахали и сеяли хлеб, растили детей. Много горя, лишений выпало и детям войны. Детство и юность моей прабабушки Калеминой Александры Кирилловны пришлось как раз на то тяжелое время.

Она — труженица тыла, принадлежит к поколению стойких,  мужественных женщин, которые вынесли на своих плечах все тяготы Великой Отечественной войны. Все годы войны она проработала вместе со взрослыми. Судьба Александры Кирилловны похожа на судьбы многих женщин ее поколения — нелегкая и незавидная.

Несмотря на преклонный возраст, у прабабушки отличная память, она помнит до мельчайших подробностей все события своей жизни. Со слезами на глазах вспоминает всё, что вынесла когда-то…

— Мне было 14 лет, когда летом 1941 года началась война. Детство наше закончилось. У меня 7 классов образования, война нам помешала учиться. Пошла на курсы и стала работать телефонисткой. После окончания рабочего дня трудилась на хлебоприемном пункте в Заготзерно, грузили баржи зерном, которые отправлялись на фронт. Вместе с другими подростками работали в колхозе: пахали, сеяли, боронили, когда не хватало лошадей, сами впрягались вместо них и таскали на себе плуги и бороны. Мы знали, что наша помощь приближает Победу.

А сами жили впроголодь. Пекли лепешки из мёрзлой картошки и колосков, которые собирали на полях под снегом. Этот вкус я помню до сих пор. Страх и постоянное чувство голода не покидали нас. Повсеместно были введены карточки на хлеб и сахар. Чтобы отоварить карточки, очередь в магазин приходилось занимать с ночи. Утром, отстояв несколько часов, можно было получить заветную буханку и, если повезет, кусочек масла, маргарина или комбижира. Нередко оказывалось, что продуктов нет совсем, даже хлеба порой хватало не на всех. Карточки выдавались на месяц и при утрате не восстанавливались. Потеря карточек, особенно в начале месяца, означала голодную смерть. Были дни, когда нам совсем нечего было есть. Мы с нетерпением ждали лето — ели всё подряд: ягоду, грибы, траву, коренья, от которых у нас болел живот. Многие заболевали, умирали. Так я потеряла своего младшего братишку…

Самым радостным событием стал день 9 мая 1945 года. Первой в Саргатском районе о Победе узнала я, так как в это время работала телефонисткой на телефонной станции.

После войны прабабушку наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне».

Я смотрю на её натруженные, огрубевшие руки, на её лицо с морщинами и вижу ту голодную, испуганную девочку. Мне до слёз жаль её. Если б случилось чудо, то я накормила бы её досыта, одела бы в самые красивые платья, отдала бы все свои куклы… Я люблю свою бабу Шуру и горжусь ею!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *