Семенов-Тян-Шанский: Его путь к удаче

Семенов-Тян-Шанский: Его путь к удаче

Так уж сложилось, что омская история не особенно щедра на яркие таланты. Но две омские звезды все же светятся на небосводе мировой славы: выпускники Омского кадетского корпуса Григорий Потанин и Чокан Валиханов. Оба входят в список ста выдающихся путешественников планеты. Пропуск на пьедестал славы им выписал один и тот же человек – Петр Петрович Семёнов-Тян-Шанский.

Из Сибири со славой

Будучи в Омске в 1856 году, тогда еще не знаменитый путешественник и не Семёнов-Тян-Шанский, а просто Семёнов, из всех омичей выделил Потанина за редкую порядочность и Валиханова за редкую силу духа. Петру Петровичу, 29-летнему члену Императорского русского географического общества, требовалось тогда получить у местного губернатора Г.Х. Гасфорда разрешение на изучение южных азиатских просторов. Прося визу и помощников, путешественник умолчал, что на самом деле собирается изучать горы Тянь-Шаня, которые оставались белым пятном на географической карте. Появление европейца в тех местах могло привести к вооруженному конфликту.

Все случилось как нельзя лучше. Петр Петрович в течение двух лет будет исследовать Тянь-Шань, благодаря чему обретет мировую славу и приставку Тян-Шанский (в 1906 г.) к родовой фамилии. Он не забудет отблагодарить омскую землю за оказанную помощь. С его легкой руки Потанин и Валиханов получат «прописку» в столице и содействие в виде покровительства или денег, а также рекомендации при назначении в новые экспедиции. А на самого Петра Петровича после возвращения из Азии обрушится крупная неудача. Сначала все шло замечательно. Восторг окружающих, публикация научных отчетов, известность едва ли не самого читаемого автора Европы. Путешественник, естественно, планирует вторую экспедицию на Тянь-Шань, а денег ему не дают. И своих не осталось.

Эта беда, далеко не первая в трагичной жизни Петра Петровича, сделала из молодого великого путешественника еще и великого ученого, великого искусствоведа и, что самое главное, великого чиновника, равного которому в истории России нет, да и в истории других государств мало найдется. Выдающийся чиновник, если он к тому же горячий патриот, а Семёнов-Тян-Шанский был как раз такого разлива, сделает для Родины во сто крат больше, чем десять академий наук и тысяча искусствоведов.

Для начала он устроился в правительственную комиссию по отмене крепостного права. Именно он, Семёнов, настоит на том, чтобы крестьян на волю отпускали с землей, а не голодранцами. Он, сам помещик-крепостник, требовал намного больше благ для отпускаемых на волю мужиков, чем они в результате получили. Семёнов остался не совсем доволен ходом реформы, а все же свой вклад в нее считал основным успехом собственной жизни. Это при его прямом участии в России отменили позорное рабство — владение православных православными!

В 1864 году Петра Петровича назначают директором Статистического комитета. Он, используя полученные права, делает экономику страны прозрачной и предсказуемой, проводит первую перепись населения. И он же, организуя международные форумы на территории Империи, разрушил железный занавес между русскими и иностранными учеными. В эти же годы он занимал еще одну хлопотную должность — должность председателя Русского географического общества. Совмещая возможности двух постов, Петр Петрович организовал издание многотомных словарей и справочников, коллективных монографий по экономике и географии, равных которым мир не знал.

Получая неплохие доходы, он вкладывал деньги не в золото и драгоценности, а в собрание картин. Под конец жизни, передав свою коллекцию полотен Эрмитажу, сделал прославленный музей первым в мире по голландской живописи. Написал несколько серьезных работ, посвященных голландским живописцам. Потому и считается выдающимся искусствоведом.

Не уронил он себя и в самом трудном для любого человека деле — в воспитании детей и внуков. Воспитал их достойными людьми. Его потомки после революции в полном составе останутся в России, не бросят страну в трудную годину. Двое академиков Семёновых-Тян-Шанских умрут от голода в блокадном Ленинграде. Умрут от того, что знали: заняв место в грузовике для эвакуированных, они лишат других права на жизнь.

Редкую силу имел человек. Все в своей жизни сумел сделать на отлично. И страна, спасибо ей, его вниманием не обходила. Орденов Семенов-Тян-Шанский имел столько, что не всякий гусарский полк за ним угонится.

Вопреки судьбе

Поначалу звезды не предвещали юному Пете Семёнову тех великих свершений, которыми он прославится еще при жизни. Самый очевидный его путь — сумасшествие или гибель от непосильных для детской психики нагрузок.

Родился он в ночь с первого на второе января по старому стилю 1827 года в рязанском селе Урусове. Третий ребенок у беззаветно любящих друг друга супругов. Его родителями были писатель Петр Николаевич (1791-1832) и внучка Карла Бланка, известного московского архитектора, Александра Петровна (1801-1847) Семеновы. Родовитые дворяне, вполне состоятельные помещики.

Беда подкралась внезапно. От тифа скончался отец. Постигшее горе надолго свалило мать в постель. Отлежалась, поднялась. И родня Александру Петровну не узнала. Будто подменили человека. Из доброй рассудительной женщины превратилась в желчную, злопамятную. Начала заговариваться. Чем дальше, тем зримее проявлялось ее душевное расстройство. Для решения проблемы собрался семейный совет. И как-то странно родственники, взрослые люди, все рассудили. Старших сына и дочь отправили в учебные заведения для дворянских детей, они по возрасту уже подходили. А младшего десятилетнего Петю с психически больной матерью поселили в урусовском имении. Поселили. И практически забыли почти на пять лет.

А эпоха на дворе стояла лютая. Эпоха крепостничества. Крестьяне, доведенные до полной потери страха и смысла жизни садизмом помещиков, убивали хозяев, жгли поместья. Семенов-Тян-Шанский, отвечая своим детским впечатлениям, навсегда останется ярым противником крепостничества.

В своих воспоминаниях опишет потом, как безнаказанные издевательства над людьми развращали русских помещиков. Как заживо варили они в котлах крепостных, как калечили даже собственных детей за слово, сказанное против. Одинокие матери предпочитали перебираться к племянникам и племянницам, нежели оставаться с сыновьями-изуверами.

При том всем жили дворяне легко, совершенно не заботясь о завтрашнем дне. Такой пример. Появилась тогда мода на английские сады. Помещики, проводя затратную перепланировку поместий и выписывая дорогих садовников, предпочитали разоряться, чем не соответствовать моде. Им, получившим все от рождения, казалось, было невдомек, что их счастье может рухнуть в одночасье. И оно рушилось, что мало кого и чему учило.

В такой ситуации у десятилетнего Пети Семёнова, казалось бы, и вовсе не оставалось шансов на сохранение родового имения. У него тоже имелся английский сад. Только холил он его самостоятельно. Желая выглядеть образованным человеком, зубрил наизусть латинские названия английских цветов и кустарников, благо в огромной библиотеке, собранной отцом, имелись книги на все случаи жизни. Разобравшись с английской флорой поместья, принялся за российские культурные растения. Когда осилил и их, начал совершать вылазки в окрестные леса. Для него стало нормой часами сидеть за фолиантами, сравнивать принесенные цветы с похожими изображениями в книгах и заучивать их тоже на латыни. Бесконечной зубрежкой и сравнениями живых цветов с картинками он развил в себе такие безмерные терпение, память и наблюдательность, что, став уже глубоко пожилым человеком, не находил себе в этих вещах достойных соперников.

Мальчик, перечитав в отцовской библиотеке все тома на русском языке, легко осиливал приключенческие романы на любом европейском языке, найденные в той же библиотеке. Спать же ему зимой и летом приходилось одетым, чтобы в любой миг перехватить Александру Петровну, крадущуюся на улицу. «Усталость — дурная привычка, которой у меня нет», — скажет он однажды о закалке, приобретенной в детстве.

В то время, когда разорялись хозяйства взрослых помещиков, поместье Семеновых под руководством совсем молоденького парнишки уверенно держалось на плаву. Конечно, мальчишке приходилось трудно. Страшно давать указания лохматым огромным крестьянам ростом вдвое выше тебя. А куда деваться? За тебя этого никто не сделает. Петя Семёнов постепенно выработал особенную тактику. Он к своим подопечным относился ровно: без излишней суровости и без всякого панибратства. Четкий ясный приказ — и крестьяне беспрекословно подчиняются.

Через четыре с лишним года родственники вспомнили о существовании Семенова-младшего. Вспомнили по простой причине. Старшие Семеновы выросли и теперь душевнобольную женщину можно было сбагрить на их попечение. Привезли Петю в город. Проэкзаменовали. И поразились. Подросток по знаниям заметно обходил сверстников, учившихся в классических гимназиях.

А тут новая беда. По возрасту Петя пропустил срок поступления в элитные учебные заведения для дворян, например, в такое, как пажеский корпус. Ему пришлось сдавать экзамены в школу подпрапорщиков. На судьбу не роптал, ведь военная служба закалит его.

Четырехлетнюю программу без труда осилил за три года. После окончания школы Петр Петрович поступает в университет на естественное отделение. Пройдя университетский курс обучения, отдается путешествиям по русским землям. Изучает растительность, составляет карты почв. Он по наследству получил небольшую деревеньку. На светские забавы денег нет, а на скромную жизнь вполне хватает. Влюбляется. Женится. Появляется сын. Счастья через край. И тут его опять настигает рок. Жена Петра Петровича умирает от скоротечной чахотки. Он от постигшего несчастья вот-вот должен повторить судьбу матери — впасть в безумие.

Врачи видят один путь спасения — отъезд за границу, где ничто не напоминает о потерянной жене. Петр Петрович уезжает. Слушает лекции в зарубежных университетах. Наряду с несколькими иностранными студентами заражается идеей исследовать Тянь-Шань — опасный азиатский регион, где еще не ступала нога европейца.

Кто-то из тех молодых людей погибнет на пути к горам, кто-то откажется от опасной мечты. И только Петр Семёнов, опираясь на помощь сибиряков, достигнет желанной цели. Познает коварный груз большой славы. С достоинством вынесет его. Женится второй раз. Сделает много для Родины, а Родина — для него.

Скончался 26 февраля 1914 года (по ст. ст.) на 88-м году жизни. Не привелось ему, слава богу, увидеть всех кровавых передряг, что свалились на его любимую Россию.

Виктор ГОНОШИЛОВ

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *