Петроград — Омск — Тюкалинск. 1917 год

Нас интересуют события Февральской буржуазно-демократической революции, столетие которой приходится на 2017 год.

В  2002 году снесли здание старого железнодорожного вокзала в Марьяновке (несмотря на то, что оно считалось памятником истории). На чердаке вокзала рабочие обнаружили спрятанные бумаги, которые  пролежали там восемьдесят лет. Принадлежали они Якову Никитичу Клименко. Документы хорошо сохранились и сейчас находятся в фондах марьяновского музея. Это письма, блокноты, тетради с записями, относящимися к 1916-1920 годам…

Тогда шла Первая мировая война с Германией и её союзниками. Потери российской армии исчислялись миллионами убитых, раненых, пленных.  Страдали их семьи, оставшиеся без кормильцев. Народ не понимал причин затянувшейся войны, не доверял правительству. Революция началась в Петрограде, поводом стали перебои с продовольствием. Начались митинги, стачки, переросшие 25 февраля по старому стилю (10 марта — по новому стилю) во всеобщую забастовку, заводы и фабрики не работали, многотысячные толпы заполонили улицы столицы. 27 февраля (12 марта) забастовка переросла в вооружённое восстание, многотысячный гарнизон Петрограда перешёл на сторону восставших. Кронверкский арсенал захвачен, 40 тысяч винтовок и около 30 тысяч револьверов разошлись по рукам. Восставшие стали громить полицейские участки, выпускать из тюрем всех без разбора заключённых. Николай второй отрёкся от престола, было создано буржуазное Временное правительство и Совет рабочих и солдатских депутатов. В стране начался период двоевластия.

В Омске 3 (16) марта начиналось, как обычно: на улицах люди спокойно шли по своим делам, работали кинематографы, рестораны. В театре оперу слушали высшие офицеры военного округа, вице-губернатор и другие чины. (Здесь и ниже использованы сведения из газет «Омский вестник» от 1917 г.). Но после шести вечера, когда сведения о событиях в Петрограде стали достоянием гласности, в Омске начались митинги. Штатские собрались в здании общественного собрания (ныне ул. Ленина, 25). Полторы тысячи военных митинговали до трёх часов ночи в кинотеатре «Гигант» (был напротив органного зала на стрелке, сейчас — Воскресенский сквер). В это же время в городской управе (бывшее здание Пушкинской библиотеки на ул. 10 лет Октября, ныне — ул. Думская, 1) заседал Коалиционный комитет, а в другом месте — представители 67-ми предприятий и организаций Омска избрали исполнительный комитет Совета рабочих и военных депутатов. Председателем исполкома Совдепа избрали К.А. Попова. Затем исполком в полном составе перешёл в помещение городской управы, где продолжил заседание совместно с Коалиционным комитетом. На этом совместном заседании был составлен список представителей старой власти, подлежащих аресту.  Получается, что в Омске, как и в Петрограде, наметилось двоевластие:  местный орган буржуазного Временного правительства — Коалиционный комитет и Совет рабочих и солдатских депутатов.

4 (17) марта с утра начались аресты, продолжавшиеся весь день. Арестованных генерал-губернатора Н.А. Сухомлинова и ближайших его сотрудников под конвоем сопровождали в дом губернатора. Никто не встал грудью на их защиту. Народ ликовал. По главным улицам  города с утра до вечера шествовали подразделения войск военного округа во главе с офицерами. Омичи с тротуаров кричали им «ура», считая, что теперь армия стала народной. Никто не предполагал тогда, что вскоре начнётся кровопролитная Гражданская война.

На следующий день во Дворец губернатора, переименованный в Дом республики, перешли (там недалеко) органы новой власти. Коалиционный комитет занял нижний этаж, а Совет — верхний. Портреты Романовых убрали, на башенке дворца водрузили красное знамя, хотя официально российский триколор оставался государственным флагом при Временном правительстве. Одним из первых дел новой власти стала замена царской полиции народной милицией. Реорганизация проходила не только в городе, начали упразднять уездных исправников, сельских становых приставов и подчинённых им урядников, заменяя их милиционерами…

От столичного Петрограда, областного Омска перенесёмся в самую глубинку — в уездный городок Тюкалинск, насчитывавший в 1917 году чуть более пяти тысяч жителей. О тех днях сохранилось мало сведений, обычно ссылаются на книжку «В борьбе за Советы» (Омск,  1950 год, С.Г. Туманов), автор написал её по личным воспоминаниям о событиях  тридцатилетней давности. Теперь появились новые свидетельства, написанные по горячим следам, — это письма Якову Клименко, найденные на чердаке старого марьяновского вокзала…

В наши дни по-разному относятся к самодержавию, оценивают события Первой мировой войны. А как считали простые люди сто лет назад?

Вот голоса из прошлого. Старый отец писал Якову: «Свершилось! Пало рабство, порвались ржавые царские цепи. Благодарю Бога, что я дожил до этого дня». Его сноха, тюкалинский фотограф, писала мужу: «Хотя бы скорее эта война кончилась… У нас в Тюкалинском уезде идёт конская мобилизация, мучают бедных мужичков, со всего уезда пригнали они 3000 лошадей, некоторые за 200 вёрст, но приёмку отложили на 4 дня». Крестьяне съели захваченные из дома продукты, лошадей кормить нечем, их выгоняли пасти в степь, а люди грелись у костров. О февральских событиях Домна сообщала: «У нас в Тюкалинске была манифестация, солдаты несли по городу красный флаг, и мы с Надей (сестрой) вместе с ними. Подошли к полиции, жандармов обезоружили, архив ихний припечатали. А полицейские присягнули новому правлению… Полковника (начальника местного гарнизона Крутик-Гор-Тубанского. — М.С.)  от должности отстранили».

6 (19) марта в переполненной солдатской казарме выступал уполномоченный «от омского (коалиционного) комитета», его сменяли другие ораторы. В ответ раздавались аплодисменты, крики «ура», «браво». Здесь же «от всех партий» избрали в местный комитет Пудовкина, Ховского, Борисова, Шипаева, Бакалова, Савельева, всего 12 человек. «Публика была в восторге», — засвидетельствовала Домна Петровна. Горячие головы предлагали «разбить аптеку Фогеля, а самого арестовать». Некоторые призывали убить полковника. Но уполномоченный из Омска таких увещевал: «Граждане, давайте не замараем это чистое время пролитием крови». Уполномоченного поддержал уездный прокурор, и собрание прошло относительно спокойно: пьяных и дебоширов не было. Можно предположить, что убить полковника призывали отдельные солдаты местной воинской команды, насчитывавшей сотни военнослужащих.

В очередном письме 24 марта по старому календарю жена писала Якову: «На днях у нас (в Тюкалинске) был член Государственной думы Суханов, собрание снова проходило в казарме, он говорил более двух часов о происходившем в Петрограде,  как очевидец переворота. Просил собравшихся с должным вниманием отнестись к предстоявшим выборам в Учредительное собрание и не голосовать за сторонников монархии. Просил священников разъяснять «чёрным людям» преимущества республики». И далее автор описала Суханова: «Пожилой человек, длинноволосый, очень худой, нервный, говорил взволнованно». От себя дополню: «Суханов Алексей Степанович, 1866 г.р. член народно-социалистической партии, выделившейся из правого крыла партии эсеров. В 1912 году избран в Государственную думу». Далее в письме читаем:  «В Тюкалинск из Тобольска (в уездный город из губернского, — М.С.) едет комиссар (от Временного правительства), а полицию всю угнали на позицию… Яша, у нас в Тюкале много снега сошло, везде лывы, ожидаю тебя к себе христосоваться. Целую, твоя жена».

Как видим, смена власти в феврале-марте 1917 года прошла здесь без кровопролития. Власть перешла к буржуазному Временному правительству. Обострение ситуации начнётся позднее, когда в России произойдёт Октябрьская революция и домой  вернутся много повидавшие фронтовики.

Михаил Саньков

На снимке: Демонстрация на Любинском проспекте Омска в 1917 году.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *