Омский драматический — в интерьере эпох

Омский драматический — в интерьере эпох

Деньги собирали всем миром

Как-то автору этого материала повезло особенно. Редактор отправил его сделать репортаж с мастер-класса, который в Омске проводил Константин Райкин. Сам популярный актер и одновременно сын знаменитого советского артиста Аркадия Райкина. Он, раскрепостившись среди своих, дал представление, в десятки раз превосходящее любой из его спектаклей. Пригоршнями перлы сыпал. Один из них в память врезался навсегда. «Когда я приезжаю в незнакомый город, — поделился своими наблюдениями Константин Аркадьевич, — то почти сразу, по разговору, по поведению горожан, понимаю, есть ли здесь театр».

Омичи ХIХ века, может быть, так же красиво, как Райкин, о необходимости для города иметь свой театр сказать не могли, но   значимость его понимали не меньше. В те годы тот или иной населенный пункт мог формально числиться городом, но если в нем не было театра, то мало у кого поворачивался язык назвать этот город городом. И все же понадобилось 90 лет с тех пор, как Омск официально, в 1782 году, получил статус уездного города, чтобы горожане  принялись строить собственный театр. Нельзя сказать, что Омск абсолютно не знал театрального искусства. Готовились самодеятельные спектакли. И профессиональные актерские коллективы в город наезжали, но последних при отсутствии театра принять по-хорошему было негде. Гостям приходилось демонстрировать свое мастерство в мало приспособленных для театрального действа помещениях. В 1872 году омичи решили всем миром, по подписке, собрать деньги на местный храм Мельпомены. На театр омичи, отдадим должное землякам ХIХ века, целковые отдавали без жадности. Городское население по численности было скромным — 25 тысяч человек. А необходимую сумму собрали за год с небольшим. И строили тогда быстро. В сентябре 1874 года, всего через два года после объявления о подписке, здание театра уже принимало публику. Одновременно городское руководство утвердило штат профессиональной театральной дирекции. Поэтому 1874 год с тех пор считается годом рождения Омского драмтеатра.

В первом представлении лицедействовали местные самодеятельные артисты. Омское театральное руководство и впредь отличалось редкой демократичностью. Помещением пользовались как свои артисты-любители, так и заезжие, антрепренерские труппы. В качестве антрепренеров, то есть руководителей профессиональных актерских коллективов, обычно выступали люди с задатками организаторов и коммерсантов. Происходили они, как правило, из театральной среды: сценаристы, знаменитые артисты. Отметим, что за границами бывшего Советского Союза театральное искусство и сейчас держится в основном на антрепренерстве, а не на репертуарном театре с постоянной труппой, как у нас.  

Срок жизни первому зданию, предназначенному для лицедейства, судьба отпустила недолгий. Оно, деревянное, сгорело через три года после постройки. Однако начало профессиональному театру было положено. Даже сгорев, первый театр все равно способствовал развитию культуры в Омске. На деньги, полученные по страховке, заложили новый. В нем все также выступали и свои самодеятельные артисты, и заезжие профессионалы. Гости работали на износ. Они привозили по два-три десятка спектаклей. Один спектакль, чтобы держать зал в наполненном состоянии, обычно давался не чаще двух-трех раз. Антрепренеры разнообразием в репертуаре пытались угодить публике с самыми противоречивыми предпочтениями. Сегодня, допустим, на сцене мог идти Шекспировский «Король Лир», а назавтра — комедия для самого непритязательного вкуса, что-нибудь вроде «В гостях ангел — не жена! Ну а дома — сатана». 

Народ тем временем все больше и больше привыкал к театру. Но сменилась еще пара-тройка мало комфортабельных театральных зданий, прежде чем появилось нынешнее, ставшее, пожалуй, главной визитной карточкой нашего областного центра.

Красивый театр для растущего города

Огромнейшую роль в развитии Омска, во всех сферах его жизни сыграло открытие железнодорожного движения. С октября 1896 года потянулись по рельсам, стуча колесами, составы из пассажирских вагонов и грузовых платформ. Омск из военно-чиновничьего города на глазах превращался в крупный промышленно-транспортный узел. Его население, благодаря строительству заводов, фабрик и увеличению числа купеческих контор по закупке сельскохозяйственной продукции, росло. Резко прибавилось интеллигенции. Понадобилось новое театральное здание. Большое, красивое, удобное. Словом, достойное быстро растущего города.

Подготовкой к строительству занимались основательно. Три года велось обсуждение проектов. Долго искалось место для театра. Выбор пал на Базарную площадь. Не ухоженную и мало привлекательную. И кто бы в июле 1901 года, когда закладывался фундамент нового театра, мог подумать, что в будущем это место — с театром, музеем и окружающими их скверами — станет самым красивым в Омске и самым любимым горожанами.

Для зрителей театр распахнул свои двери 24 сентября 1905 года. Давали бессмертного Гоголевского «Ревизора». Антрепренером труппы был Евгений Долин, исполнявший роль Хлестакова. В Зауралье омский театр на 800 мест уступал только иркутскому, который за раз мог принять 1000 зрителей. Зато как наш был оснащен технически! Освещала его собственная электростанция.

Никому в тот замечательный сентябрьский день не хотелось думать о грустном. О том, что первоначально утвержденная строительная смета в сто тысяч рублей была, как водится в подобных случаях, значительно перекрыта. И с кредитами придется долго рассчитываться. Театр еще десять лет простоит красным — с неоштукатуренными кирпичными стенами.

— На строительство театра было израсходовано 2 миллиона 813 тысяч 898 кирпичей, — рассказывает заведующая музейным отделом Омского государственного академического театра драмы Юлия Ескина. — А увеличиваться за счет пристроек с заднего фасада он начал почти сразу. Росла необходимость в дополнительных площадях. Требовалось, например, где-то хранить декорации, костюмы. Сейчас он раза в два больше, чем был в 1905 году. Зрительный зал остался прежним, но количество мест сократилось до 465 — кресла для зрителей сейчас комфортабельнее.

После появления нового театрального здания перед омичами стало не зазорно играть артистам из лучших трупп Империи. Настоящий художник что ценит в своем творчестве? Полное совпадение замыслов с результатами. Наслаждаться актеру собственной игрой позволяла совершенная акустика. Слово артиста в его первоначальном звучании, не исковерканным, доносилось до каждого зрителя. Тому способствовали форма зала и два резонатора — огромные пустые помещения под сценой и залом. 

 Неровная судьба

На долю театра за долгие годы его существования выпало много разного. И горести. И радости. Особенно трудно он жил в Гражданскую войну — в период «белого Омска». В фойе размещалось общежитие для военных, в ложах ночевали бесквартирные офицеры. Сцена освещалась керосиновыми лампами. Стоял собачий холод в зале. Сырели стены из-за неисправных туалетов. А зрителей все равно набивалось под завязку. Люди получали отдушину от истощающих забот. Пусть не надолго, а все же отходили сердцем, наслаждаясь незатейливыми спектаклями и фривольными комедиями (серьезные вещи спросом не пользовались), набирались сил для следующего трудного дня — с голодом, холодом. И не в одном Омске так было. Когда в большевистских Москве и Петрограде чекисты докладывали о крамоле, несущейся с театральных подмостков, лидеры красной России лишь отмахивались: «Для нас лучше, если народ в театре пар выпустит, чем выйдет на улицы».

Во время очередного бедствия, в Великую Отечественную, омская труппа два года делила сцену с театром имени Евгения Вахтангова. Четыре дня в неделю перед зрителями блистали московские артисты и три — омские. Принято говорить, что омский театр многое перенял у столичного. С таким односторонним утверждением сложно согласиться. Обмен опытом, думается, протекал на равных. Просто так уж сложилось в России, что московское всегда следует признавать лучшим. Но для оценки театрального творчества такой шаблон вряд ли приемлем. В каждом регионе свой зритель, для него и работает местный актер.

Прошли годы лихолетья. Наступили мирные времена. И они принесли свои плоды. В 1974 году театр награждается орденом Трудового Красного Знамени. Два спектакля — «Солдатская вдова» (1973 г.) и «У войны — не женское лицо» (1985 г.) — удостаиваются Государственных премий РСФСР имени Станиславского. В 1983 году театру присваивается почетное звание «Академический». Сегодня Омский государственный академический театр драмы — лидер среди сибирских театров по посещаемости. Когда со всех сторон несутся сетования, что люди охладели к искусству, здесь во время представлений занимается свыше 90 процентов зрительских мест. У каждого из спектаклей собственная востребованность.                                                                                                                     

За два же десятка лет, что существует национальная театральная премия «Золотая маска», Омский драматический шесть раз получал эту самую почетную для российских артистов и театров награду. А труппа здесь  — всего 42 человека.

Виктор ГОНОШИЛОВ, фото автора

Tagged with:

Related Articles

Leave a reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *