Дорогою памяти

Наш корреспондент Олег Шипицын принял участие в областной патриотической акции «Лыжный пробег «Марш- бросок», посвященной 80-й годовщине формирования 30-й омской отдельной  лыжной стрелковой бригады. 

Лыжный пробег стартовал 12 марта в Парке Победы в Омске. Его участниками стали почти 500 человек — представители органов власти, ветеранских организаций, курсанты военных училищ, студенты и юнармейцы. Они побывали в Омском, Москаленском, Марьяновском районах, а завершился марш-бросок в Калачинском районе, где и была организована бригада в 1942 году.

«Сегодня не должно быть равнодушных людей, как к Великой Отечественной войне, так и к той истории, что вершится сейчас. Нельзя забывать о реальных ценностях, которые всегда существовали у России, — подчеркнул министр по делам молодежи, физической культуры и спорта Омской области Дмитрий Крикорьянц. — Лыжный пробег, которому мы сегодня даем старт, — это событие, которое помогает передавать молодежи знания истории о наших героических земляках и оно идет в унисон с призывами поддержать мир и Президента России».

Завершился марш-бросок 18 марта в Калачинске патриотической акцией «Эхо сибирского подвига». Ключевым событием стала военно-историческая реконструкция боя за деревню Погребки 1943 года.

 

…Заросли брустверы окопов, сгладились  воронки от взрывов снарядов и авиабомб там, где кипели смертные бои  Великой Отечественной. Но стоят в тех местах   мемориалы, обелиски как вечное напоминание  о воинах, павших за освобождение Отчизны, как память благодарных потомков.  В 2011 году на Брянщине появился памятник и 30-й омской отдельной  лыжной стрелковой бригаде. На следующий год воздвигли монумент бойцам-лыжникам и на омской земле в г. Калачинске.

Древний Севск, что в Брянской области, праздновал день освобождения города  от фашистских оккупантов 27 августа. Во время этих торжеств никогда не поминалось о  мартовском освобождении Севска в 1943-м — это был как глоток чистого воздуха, глоток надежды для жителей — и о последующей мартовской гибели всех его защитников — сибирских лыжных бригад и казаков 2-го гвардейского корпуса. Тогда не говорили о трагедиях — только о победах. Именно там, под Севском, сложили головы воины 30-й отдельной лыжной  стрелковой бригады. Она была сформирована  осенью 1942 года в Калачинске. В нее набирали  омских спортсменов, охотников, умеющих бегать на лыжах и метко стрелять. Было много сельских ребят, сызмальства приученных к тяжелому физическому труду.  Их было 2946. В основном очень молодых, 19-летних, принявших первый бой и оставшихся на этом первом поле боя. Нам не вспомнить всех, не назвать поименно, но имена всех саргатских  воинов 30-й ОЛБр (так звучит ее сокращенная аббревиатура) из 4-го тома Книги Памяти известны.  

Аристов Степан Ефимович, 1924 г.р., рядовой стрелок 3-го отдельного батальона 30-й ОЛБр; погиб 19.03.1943 года, похоронен в г. Севске Брянской области;

Караваев Иван Осипович, 1924 г.р., рядовой 30-й ОЛБр, пропал без вести в апреле 1943 года;

Названов Михаил Макарович, 1924 г.р., сержант, зам. командира отделения 30-й ОЛБр, погиб 19.03.1943 года, похоронен в Севске Брянской области;

Редкозубов Василий Степанович, 1924 г.р., рядовой 30-й ОЛБр, погиб 19.03.1943 г., похоронен в г. Севск Брянской области;

Савинов Сергей Поликарпович, 1924 г.р., рядовой, зам. командира отделения 3 отдельного батальона 30-й ОЛБр, погиб 20.03.1943 г., похоронен в г. Севске Брянской области;

Севанов Сергей Поликарпович, рядовой 30-й ОЛБр, похоронен в Севске Брянской области…

 

Память живет только, когда с нее стряхивают напластования десятилетий, оживляют давно минувшие события, поминают добрыми словами людей, за ними стоящими. Этому и призваны лыжные марш-броски в память о воинах 30-й отдельной лыжной бригады,  возложение венков и живых цветов к монументам воинам Великой Отечественной войны, сочетающимися с последующими мастер-классами для молодежи,  беседами о ратной службе.

Организатор марш-бросков — омское отделение Российской Ассоциации Героев.  Ее председатель Герой России Андрей Тимошенко считает, что нельзя забывать о подвиге наших земляков, которые погибли под Севском, защищая Родину, мы обязаны рассказать об этом молодому поколению, чтобы оно знало историю своего края, именно так воспитывается патриотизм.

17 марта шел четвертый день лыжного марш-броска. Лыжники, офицеры  и прапорщики омского 12-го учебного центра Росгвардии ждут  под  Марьяновкой назначенного момента отправления.

Лежат на снегу лыжи, готовые к походу. Полощутся на ветру воткнутые древками в снег три флага — российский триколор, знамя Победы —  копия знамени 150-й Идрицкой стрелковой дивизии, водруженного над поверженным рейхстагом фашистской Германии, и знамя Росгвардии.

Сегодняшних лыжников — тридцать человек, молодых, сильных, выбравших для себя профессию защищать Родину. Среди них те, чьи прадеды воевали в Великую Отечественную войну.

На стоянке в ожидании старта я знакомлюсь с Иваном Вавиловым, богатырского телосложения мужчиной, старшим лейтенантом Росгвардии.

— Великая Отечественная задела каждую семью, каждый род. Мой прадед Павел Афанасьевич Вавилов погиб в 1945 году на Дальнем Востоке. Он дошел до Берлина, потом их часть перебросили добивать японцев. По дороге, пока эшелон стоял в Красноярском крае, он успел несколько часов провести с семьей, — рассказывал он. — Его малолетний сын Виктор, это мой дед, Виктор Павлович,  вспоминал,  как высоко взлетал в небо на папкиных сильных руках. Не судьба была тому вернуться… Три года назад со своим отцом, Владимиром Викторовичем,  мы начали поиски следов Павла Васильевича и нашли ту братскую могилу, где он похоронен. Собираемся побывать там всей семьей.

— Такие марш-броски и все, что с ними связано, затратны, — продолжал он. — Наверное, можно было бы потраченные средства пустить на что-то более конкретное. Однако не надо жалеть усилий и денег на преодоление забвения. Для меня честь — принять участие в таком лыжном походе, помянуть таким образом во многом безвестных героев.

Для меня, саргатского корреспондента, — это тоже  честь. И долг памяти, ведь в числе 30-й отдельной лыжной бригады шестеро саргатчан. Получается, история ее, трагедия  вписана  и в нашу саргатскую историю. Бригада была расформирована в мае 1943 года. «Из-за выбытия личного состава», — так на языке  военного времени  звучала причина расформирования части.

Шуршит мерзлый снег под лыжами. Двумя вереницами идут росгвардейцы,  на спинах белых масхалатов закреплены листы с прочерченным георгиевской ленточкой знаком «Z» с подписью «Своих не бросаем!».  Над нами на маленькой высоте стрекочет квадрокоптер: снимает на видео колонну с высоты.  Залитая светом Марьяновка виднеется впереди. Они тихонечко переговариваются между собой, один из лыжников напевает едва слышно: «Темная ночь, только пули свистят по степи…». В этом мне видится что-то мистическое: именно ночью, в темное время суток, старалась двигаться 30-я отдельная лыжная бригада, чтобы быть не видимой для авиации противника.

…Она выгрузилась 26 февраля на станции Ефремов Тульской области, двинулась на г. Ливны Орловской области, в ночь с 1 на 2 марта выбила немцев из г. Севска Брянской области и совершила поход по тылам противника до Новгород-Северского. Фашисты называли наших лыжников «снежными призраками». Бесшумно появлялись они в ночи и громили немецкие гарнизоны в тылу, склады с боеприпасами и продовольствием. Лыжную бригаду сибиряков дополнили две группы шахтеров с угольных копей с Александровска-на-Сахалине и шахтеры с калийных рудников г. Березники Пермского края. Тащили на деревянных волокушах пулеметы, минометы и 45-мм пушки. Чудовищно тяжелая поклажа…

Немецкое командование поняло, какая опасность нависла над их тылами. И срочно направило навстречу «снежным призракам» танковую дивизию, а в обход — три немецкие пехотные дивизии и три венгерские. Силы были слишком неравные, у наших лыжников закончилась провизия и боеприпасы: голодали, воевали трофейным оружием. С боями прорывались из окружения к Севску, где им предстояло стоять до последнего вздоха…  

Группу лыжников торжественно встречают хлебом солью на окраине Марьяновки под звуки духового оркестра (сюда заранее прибыл музвзвод Росгвардии), под бравые песни казачьего коллектива «Станичники» из с. Орловка Марьяновского района. Потом в центре поселка будут возложены  венок и цветы к подножию памятника, воинский салют из трех «калашей». И все это на виду у учащейся марьяновской молодежи. Ребята держат в руках те же самые листы с буквой «Z», означающие нашу всеобщую поддержку российским военнослужащим в Украине.

…Непрерывные атаки вражеских танков и пехоты на полуокруженный город чередовались с налетами самолетов и непрекращающимися обстрелами тяжелой артиллерии. Отрезанные от своих рекой и простреливаемой насквозь речной долиной, защитники города остались без боеприпасов. Таяли их ряды. Кого удалось, похоронили в братских могилах у Собора в центре, у ветряной мельницы, спиртзавода. В ночь на 26 марта на город устремляются десятки немецких огнеметных танков, выжигая все вокруг. Город горит, снег растаял полностью. Довершают дело самоходки и пехота. Сплошной линии не существует, оборона распалась на отдельные очаги в развалинах и подвалах разрушенных каменных купеческих домов. Из артиллерии осталась одна искореженная пушка, бившая по немецким танкам прямой наводкой. Еще сутки в городе шли бои. К утру 27-го Севск защищать стало некому. Большая часть кавалеристов 2-го гвардейского кавкорпуса и лыжников 30-й лыжной бригады погибли…

На следующий день, 18 марта,  марш-бросок достигнет конечной цели — г. Калачинска, где все повторится.  Торжественная встреча, тожественные речи, минута молчания, возложение венков и цветов к монументу, воинский салют и медь духового оркестра. Но будет и то, чего не было ни в одном из районов — Омском, Москаленском, Марьяновском, где прошел марш-бросок.  В память о погибших земляках в Калачинске, откуда 80 лет назад бойцы ушли на фронт, была произведена реконструкция боя у д. Погребки на Брянщине в марте 43-го. С рукопашным боем, взрывом моста, захватом гитлеровского штаба. Зрелищно, захватывающе. Она стала ключевым событием патриотической акции «Лыжный пробег «Марш-бросок». К реконструкции росгвардейцы готовились два месяца. Немногим дольше — 3 месяца — под Калачинском готовилась совершить свой подвиг самопожертовования 30-я омская лыжная бригада.

Сегодняшние военные историки  считают, что  использовали воинскую часть тогда не по назначению. Ее дело — совершать рейды по тылам противника, уничтожать их коммуникации,  а не бороться голыми руками с танками. Но сибиряки-лыжники так не рассуждали: нужно было остановить врага любой ценой. Это было сделано ценой своей жизни. И этим они помогли укрепить позиции на Курской дуге, а также открыли путь советским солдатам на Украину для дальнейшей освободительной операции.

Олег Шипицын, фото автора

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.