Леонид Якубович: «Чем дальше от Москвы, тем чище отношения»

leonid-yakybovichМы уже рассказывали читателям нашей газеты о визите в начале сентября в Саргатский район Леонида Якубовича — народного артиста России, бессменного телеведущего «Поля чудес».

Вместе с Андреем Голушко он участвовал в церемонии награждения участников конкурса «Лучший двор», вручал подарки победителям, общался с саргатчанами.

В этот день Леонид Аркадьевич дал небольшое интервью нашей районной газете. И разговор получился вовсе не о «Поле чудес», и даже не о его актерской и писательской карьере. Артистом, кстати, он быть и не мечтал. И вообще не любит, когда подчеркивают, что он «звезда», говорит, что он обычный человек, как и все. Еще терпеть не может, когда разговор прерывает всяк входящий в кабинет без стука — не потому, что он «звезда», а потому, что так просто не должно быть, считает это крайней невоспитанностью. Возмущен тем, что «обыкновенные простые человеческие истины (разговаривать с детьми на «вы», вставать при входе женщины, дарить цветы на свидании) превращаются у нас в подвиг». Рассказывал о своей семье, о детях, об увлечениях (в свои 70 лет он управляет самолетом, ходит под парусом, занимается горными лыжами, участвует в автогонках), но больше — о тех проблемах, которые волнуют нас всех.

— Леонид Аркадьевич, вы многое повидали, много путешествуете по стране, сейчас вот снова — по Омской области, по нашим районам… Вас уже даже потеряли в Москве… Чем Омская область вас притягивает?

— Чем дальше от Москвы, тем чище отношения. И, кстати, свежее воздух.

— Люди из глубинки, по вашим наблюдениям, чем-то отличаются от жителей столицы?

— Я об этом, о людях, и говорю. Единственное только, что абсолютная апатия, безверие, неуверенность в завтрашнем дне. Это просто висит в воздухе. Этого не должно быть. Жуткая история с вещами, которые лежат в основе благополучия государства. В основе благополучия государства лежит не экономика, а культура… А это значит — образование, медицина и все остальное. Культура — это вначале воспитание, потом образование. Потому что бескультурный человек никогда ничего хорошего не создаст. Бескультурие — это отсутствие творческой и вообще хоть какой-нибудь перспективной на будущее мысли. Все бескультурные люди — однодневки, временщики. Из культурного человека можно сделать государственника, кого угодно, потому что он воспитан, его надо только образовать. И тогда этот воспитанный культурный человек может воспринять любую профессию, потому что в любой профессии он будет творцом, в основе его деятельности будет лежать желание сделать что-то новое. Культура всегда двигает вперед. Всегда. Не бывает по-другому.

— А что вы можете сказать о нынешней молодежи? Какая она?

— Об этом же и разговор. Все заняты образованием. И никто не занимается воспитанием. ЕГЭ, на мой взгляд, — это государственное преступление. Детей натаскивают на сдачу ЕГЭ, и они забывают обо всем немедленно. Я разговариваю с людьми, которые учатся на 2-3 курсе института, они проходят политическую географию (которую я проходил в 6-7 классе), — они не могут на карте показать, где находится Пекин. Говорить с моей дочерью о том, кто такой Ворошилов, бесполезно. Ну, предположим, Жукова она еще вспомнит, помнит, кто такой Наполеон… Они просто не проходят этого.

— Как вы считаете, возможно у нас в стране вернуть прежнюю систему образования?

— Думаю, что нет. Не вернется до тех пор, пока все, от дворника до президента, наконец не поймут, что они наняты нами на работу чиновниками, не больше. И что министерство образования существует только для того, чтобы выполнять то, о чем просят учителя, и чтобы ни одной директивы не выходило от министерства никогда, а на съезде учителей — отчитываться о проделанной работе. Тогда будет все правильно, потому что единственный, кто знает, как воспитывать и как образовывать, — это учитель. И министерство здравоохранения должно спросить у врачей, что им надо. Министерство здравоохранения нужно разделить немедленно. Потому что медицина и здравоохранение — это две диаметрально противоположные вещи, и они без конца борются друг с другом. Здравоохранение — это по поводу здоровья, а медицина — по поводу денег. Первые работают, а вторые сидят и экономят. Тогда все встанет на свои места. А пока этого не будет — ничего не будет. Из-за того, что у нас нет культуры — пропало все, и журналистская этика в том числе. Что касается СМИ. Может быть, кто-нибудь мне объяснит, почему в 6 утра, слушая новости (это мне на работу, в радостном, хорошем настроении чтобы приносить пользу людям), я узнаю о том, кто кого сбил, зарезал, что трех человек изнасиловали… Это утренние новости после гимна Российской Федерации! Я не понимаю этого. Кто управляет телевидением, кто формирует эту национальную идею? Кто-то должен, наконец, понять, насколько идеология сильна по воздействию, особенно на молодые умы?

— Но ведь что-то все равно можно делать для изменения ситуации в лучшую сторону. И делается, понемногу возвращаются старые добрые традиции. И в наших сельских школах, в глубинке, — замечательные учителя, которые всегда занимались и занимаются воспитанием, и прекрасно понимают то, о чем вы говорите.

— Ну так это есть хорошо!

Не знаю, как у вас, а для меня, например, грамоты ЦК комсомола за целину, это хранится у меня до сих пор, и медаль за освоение целинных земель — дороже любой зарплаты и гонорара. Надо сейчас вернуть обратно, немедленно институт благодарности. Чего вдруг отняли «Ветерана труда»? Вам что железяки жалко? Но это же приятно старикам при всем честном народе вручать медали, удостоверения «Ветерана труда», грамоты. Лучшим комбайнерам, лучшим учителям, шахтерам… Черт с ними, с этими надбавками. Человеку приятно, когда его гладят по голове. Человек должен чувствовать, что он востребован, что на него кто-то обратил внимание. Мы же детей хвалим. А мы все до конца жизни немного дети. Это надо просто знать, это психология.

— Леонид Аркадьевич, а вы довольны тем, как воспитали своих детей?

— Доволен. У меня был договор с сыном во 2 классе и ровно такой договор с дочерью в 3 классе. (Сыну сейчас, стало быть, — 44, дочери — 18 лет, а внучке — 16.). Я сказал сыну тогда: «Давай договоримся: у тебя своя работа, у меня — своя. Я попрошу тебя о помощи — ты мне поможешь, и я тебе помогу, если тебе нужна будет моя помощь. Только я за тебя ничего делать не буду, как и ты за меня тоже». С этой секунды я ни разу не был в школе. И жене запретил. То же самое было с дочерью. Никакого другого воспитания нет. Единственное, что я делаю, — я всех кормлю. Единственное, что у дочери в комнате нет телевизора, но с айфоном я справиться не могу. И она прочла довольно много хороших книг, равно, как и сын. У сына два образования, он закончил МИСИ им. Куйбышева, Академию внешней торговли, сейчас работает на Первом канале, дочь — на 2-м курсе МГИМО. Дочь говорит на двух языках, сын и внучка блестяще владеют английским. Все трое стоят на горных лыжах…

— Вы ведь тоже и горными лыжами увлекаетесь, и самолетами, и многим другим. Что вами движет?

— Я не задумываюсь об этом. Я этим живу и занимаюсь тем, чем хочу. Принцип один: хочу — значит, могу. И плевать я хотел на то, что говорит мне врач — «зя-незя». Хочу — летаю, хочу — на горных лыжах катаюсь. Два года назад научился в большой теннис играть: весил 102 кг, сейчас — 77. Два часа каждый день занимаюсь теннисом. Я вожу вертолет, закончил Калужское авиационное училище в 2003 году (мне сейчас 71 год, нетрудно посчитать, сколько мне тогда было), получил даже лицензию. Мне безумно все нравится.

— Леонид Аркадьевич, а что бы вы пожелали читателям нашей газеты, жителям Саргатского района?

— Как у вас называется место, районный центр?

— Рабочий поселок Саргатское… или просто — Саргатка.

— Рабочий поселок, да еще Саргатское… непонятно. Вот Саргатка — это да! Это правильно! Я этого не знал. Когда я еду по дороге куда-нибудь, я пишу стихи. И в Исилькуль написал, и в Тюкалу… И, кстати, всех там убедил, что никакой у них не Тюкалинск. Тюкала — она и есть Тюкала, старинное русское название. И это замечательно. И очень хорошо, что оттюкают… «Ах, дорога, куда ты меня привела? Тюкала, Тюкала, Тюкала. Повидал я немало лесов и полей, и прошел я немало далеких морей. Но в заморских краях все звала и звала Тюкала, Тюкала, Тюкала… Что мне вам пожелать в этот праздничный час? Чтоб удача в пути не покинула вас, чтобы вечно жила и цвела Тюкала, Тюкала, Тюкала». То же я пожелаю и жителям Саргатки. Дай вам Бог везде и во всем!

— Леонид Аркадьевич, к вам тогда просьба: будете сейчас ехать в Любино на праздник села, сочините стихи про Саргатку.

— Да в раз! Сочинил бы, да не дадут же. Было бы у меня сейчас минут 10 свободных — написал бы…

— Спасибо вам за интервью.

Ольга ШИПИЦЫНА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *