Династия хлеборобов

К знакомству с семьей  новотроицких хлеборобов Романенко — Иваном Васильевичем, отцом семейства, сыновьями Владимиром и Иваном —  меня подвигла Елена Смирнова, заведующая  саргатским филиалом Омского референтного Центра фитосанитарного и ветеринарного надзора. Она не раз восторгалась их отношением к делу, чистотой посевов, урожайностью, тем, что на своих малых площадях они не используют семена массовых репродукций, а стараются  приобрести семенную элиту.  Вот и в этом году закупили 8 тонн суперэлиты ячменя «Сибирский авангард».

А начиналось хозяйство  в далеком 1993 году, когда реформировались колхозы и совхозы, превращались в сельхозкооперативы, акционерные общества, ООО.  Многие селяне пожелали стать фермерами и хозяйствовать самостоятельно. Фермерская волна была особенно внушительной в колхозе «Победа»  и совхозе «Шипицинский» — половина от 234 КФХ, образовавшихся тогда в районе, были  оттуда. Землю взяли, а чем работать на ней? К примеру, Ивану Васильевичу, бывшему механизатору, комбайнеру «Шипицинского», досталась только сцепка борон на имущественный пай (колесный трактор «подогнал» старший брат). Земли тоже негусто — 67 гектаров. Вскоре новоявленные фермеры стали бросать земли, распродавать технику, уезжать из села. Но Иван Васильевич продолжал корпеть над доставшимся наделом. Только  потом статус КФХ поменял на ЛПХ: так проще — никаких бумаг, никаких фискальных проверок. Но главная причина, по которой  старший Романенко держался за землю, — сыновья Владимир и Иван, которые с ним сызмальства в поле. Старший Володя еще в детстве удивлял знанием растений,  а у младшего с детсада любимые игрушки — гаечные ключи, отвертки и желание все развинтить, а потом  собрать разобранное. Первый пошел учиться на агронома, второй — на инженера-механика  в главную омскую кузницу сельхозкадров. А куда приложить руки молодым специалистам после ее окончания? С отцовским наделом  можно справиться и в выходные дни. Вот и осели парни в городе: и с выбором работы там легче, и условия для жизни поцивильнее. Создали свои семьи (у обоих сегодня по трое   детей). Владимир нашел себе применение  в сфере, совсем далекой от своего профильного образования – экономической. А Ивану и в Омске «железа» хватало. Но с таким удовольствием они мчали в село, в отчий дом и, засучив рукава, брались за настоящую мужскую работу, к которой лежала душа.  А количество земли в хозяйстве постепенно прирастало, и техники, не новой, конечно, становилось больше. И хотя они так и продолжают жить в городе, но главная точка приложения сил, способностей, а теперь уже и опыта  — саргатская, новотроицкая земля. Посевные площади теперь — под 400 гектаров. Есть еще и паровой клин.

…На жатву гороха к ним я опоздал: все зерно уже было определено в склад: Романенко первые завершили уборку гороха в районе. Урожайность «Аксайского усатого» по этому году отличная — 31 центнер с гектара. И семена  в домашние закрома засыпаны для следующей посевной.  Иван с Сергеем Дудкиным (новотроевец Сергей Дудкин, можно сказать, вырос на этом зернотоку) очищали оборудование арендованного зернотока. Горох сыпался на пол изо всех щелей  — ЗАВ сорок лет уже эксплуатируется. В одном из его углов свален металлолом:  старые цепи, шестеренки, валы, полоски. Но это для меня — металлолом, а для мужиков это качественный металл советского производства, запчасти, которым можно починить вдруг вышедшие из строя агрегаты.

Владимир был в отъезде: поехал проведывать семью и пробивать документы для реализации гороха на элеваторы. Для этого зерно должно быть исследовано на остаточное содержание пестицидов, солей тяжелых металлов, генетически модифицированных организмов и т.д. После анализа выдадут декларацию, позволяющую сбывать продукцию.

С ним я пообщался по телефону. Он был очень строг в оценке своего хозяйства: «У нас ведь не тысячи гектаров в обработке. И урожайность не выдающаяся, как у Владимира Луговика, главы КФХ их Михайловки. Да, горох нынче уродился, а больше похвалиться будет нечем»…

На обеде Иван завез меня в отцовскую усадьбу. Здесь располагается компактный машинный двор: комбайны (их два), трактора, машины, прицепной и навесной сельхозинвентарь. И скромная мастерская тут же, где есть все необходимое для ремонта сельхозтехники: точило, кузнечный горн, пресс, сверлильные станки, сварочное оборудование и токарный станок. И порядок в мастерской образцовый: все на своих местах, разложено по полочкам, отсекам, карманам. Неудивительно, что сюда наведываются селяне, когда нужно вернуть какую-нибудь деталь к жизни.

Иван Васильевич был очень рад вниманию  к своему хозяйству:

— Если бы не сыновья, хозяйство давно бы перестало существовать. У меня ведь здоровье уже не то: сердце прихватывает, когда распереживаюсь, а в сельском хозяйстве поводов для тревоги полно… Владимир и Иван — это наша с супругой Галиной Александровной гордость. Оба   башковитые, работящие. Один в одном разбирается, другой — в другом. Прошлой зимой Ваня коробку от Т-150 раскидал до винтика, до шайбочки… Столько деталей – как собрать-то…  Мы-то в советское время Т-150 отправляли на ремонт в Русскую Поляну. А он мне: «Не волнуйся, батя, все соберу». И коробку перебрал, и  двигатель. А Володя решает, какие лучше сорта использовать, где покупать семена, на каком поле что сеять, какие гербициды применять, где реализовывать выращенное. Севооборот — тоже его забота. Как все необходимые исследования и бумажные дела.

Справедливости ради следует заметить, что и Мария, дочь Ивана Васильевича и  Галины Александровны, — частый гость в отчем доме,  очень любит возиться на приусадебном участке с плодово-ягодными, овощными культурами, цветами. Часто Романенко-младшие к родителям привозят своих детей. Так что про Романенко-внуков можно точно сказать, они знают, чо хлеб достается кропотливым, упорным трудом. 

Олег Шипицын,  фото автора

На снимке: Иван Васильевич и Иван Иванович Романенко, отец и сын.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *