Беспалово — райское место?

BespalovoРовности в характере Веры Ивановны, ее спокойствию я позавидовал почти в самом начале нашего разговора. Мы только-только начали беседовать, раздался  негромкий детский плач из соседней комнаты.

— Внук Никита проснулся, — объяснила женщина.

Парень, на вид ему чуть больше года, оказавшись за столом вместе со взрослыми, попробовал привлечь внимание к собственной персоне негромким, но требовательным похныкиванием. Я внутренне напрягся: все, беседе конец. Вера Ивановна сейчас засуетится, начнет медовым голосом расспрашивать внука: «Чего тебе, маленький мой, надо?». Сам трижды дед, и сам бы повел себя точно так же. Но, вопреки  опасениям, ничего подобного не случилось. Собеседница как отвечала ровным голосом на мои вопросы, так и продолжала отвечать.

Паренек, малость поканючив, понял, что ему особого внимания не светит. Перестал хныкать, занялся делом. Ухватив ложку со стола, принялся вылавливать самую большую ягодину из чашки с клубничным вареньем.

Я уже знал, что Вера Ивановна со своим супругом Владимиром Владимировичем воспитали троих сыновей. И уже спрашивал, трудно ли ей, как матери, было растить одних парней. Пацаны – не девчонки — и хулиганисты, и не очень ласковы.

— Когда работы много, детей растить нетрудно, — отвечала она на мой вопрос. — Времени для них мало остается. Поэтому сами растут.

А тут мне посчастливилось воочию наблюдать воспитание настоящего мужского характера, начиная с самых ранних лет жизни.

Вера Ивановна Заврачева, пришло время официально представить собеседницу, является депутатом Совета Щербакинского сельского поселения. Ей 55 лет. Живет в Беспалово. Депутатом от своей деревни избрана второй раз. Ее портрет украшает районную Доску почета.

В ней все: от манеры разговаривать до плавности в движениях,  — выдает невозмутимого и уверенного в себе человека. Думаю, это идет еще с детства. Она первый ребенок в семье из четвертых детей. В больших семьях, как известно, весь спрос со старших, на них ложится основная забота о младших братьях и сестрах.

Детство и юность Веры Ивановны прошли в Исилькуле. В Саргатский район ее направили по распределению после окончания Омского сельскохозяйственного техникума. Случилось это в 1979 году. Первое место работы — Шипицинский совхоз, деревня Галицыно.

Приехала она с дипломом зоотехника, а в хозяйстве получила должность бригадира. И сразу же уколы телятам начала ставить как настоящий ветеринар.

Здесь вот какая тонкость. Когда ветврачи переквалифицируются в зоотехники, это обычно не вызывает удивления. Студенты — будущие ветеринары — тоже проходят курс общего животноводства с изучением основ племенного дела и правил кормления. А зоотехнику исполнять обязанности ветврача намного сложнее, слишком много тонкостей в постановке диагноза, в определении дозировки лекарств. Далеко не каждый профессиональный ветврач способен без погрешностей рассчитать дозу препарата. По последней причине животные иногда раньше времени отправляются в мир иной. А Вера Заврачева, удивляя коллег, вполне успешно справлялась с обязанностями лекаря. Этому были свои объяснения. С одной стороны, молодая, все интересно и смелости много, с другой стороны, видимо, помогали природное спокойствие и привычка относиться к делу без суетливости.

Как бы там ни было, но опыта в лечении братьев наших меньших она набралась достаточно, чтобы ее позже официально оформили ветфельдшером. А в восьмидесятых в Беспалово, которое имело тогда статус подсобного хозяйства телевизионного завода «Маяк», Веру Ивановну пригласили уже в качестве ветврача. Такое приглашение говорит о многом. Потому что в те годы найти специалиста с дипломом «скотского доктора» особого труда не составляло. Найти же хорошего специалиста в любое время трудно.

В подсобном хозяйстве наша героиня не чуралась любого труда. И за зоотехника работала, и за бригадира, и за доярку, если какая заболела, и за поярку. Не отказывалась от дополнительных нагрузок не только из-за любви к животноводству. Трудовой энтузиазм хорошо оплачивался. Итоговая зарплата за месяц как правило в полтора-два раза превышала должностной оклад. Трое ребятишек в семье — кормить, обувать, одевать надо. Да и когда деньги были лишними?

Где-то в середине девяностых подсобное хозяйство телевизионного завода прекратило свое существование. С тех пор в Беспалово обычная для небольших селений жизнь. Населения заметно поубавилось. Хотя внешне деревня производит впечатление длинной, на самом же деле из прежних 70-80 усадьб осталось около 40. Часть домов бывшие хозяева продали, разобрали, развезли.

Народ существует за счет своего труда. Об этом мы тоже много говорили с Верой Ивановной. Когда ты приезжаешь в небольшую деревню, тебе часто жалуются, что здесь всего два работящих мужика, остальные — пьющие. В Беспалово картина, по словам Веры Ивановны, обратная. Конечно, пьющие есть, но их мало. Ну, может быть, пара всего. Остальные мужики работящие. Почти у каждого, кто держит скот, трактор куплен. Скота ведь набирается порядочно. Если во дворе стоят две-три дойных коровы, то с молодняком прошлого и нынешнего года до шести-восьми голов накапливается. А у некоторых есть еще по лошадке, а то и больше. Несколько семей разводят молодняк лошадей на мясо.

Когда родственники рядом, то с сенокосом, а он главная забота, проще управляться. Вера Ивановна на своем примере рассказывает. Они живут одним домом вместе с младшим сыном Иваном, внук Никита, который сидит с нами за столом, его ребенок. Средний сын Сергей с семьей живет неподалеку здесь же в Беспалово (старший сын Олег обосновался в Саргатке). На троих мужиков — отца и двоих братьев — три трактора. И набор необходимых агрегатов для заготовки сена есть.

Мы тему погоды не обсуждали, но она понятна. Более влажным стал климат. Каждое сухое окно ловить надо, чтобы с максимальной скоростью сенокос провести. От удачной заготовки сена зависит благосостояние семьи. Поэтому мужики и стараются запасаться техникой. Однако тут не все благостно: семейные гаражи влекут за собой дополнительные расходы, и не маленькие. Деньги, которые приходят от продажи мяса или сдачи молока, в первую очередь направляются на запчасти. Но самая большая проблема заключается все же не в том, как вырастить скот на мясо, а как его продать.

Если родственников рядом нет, то деревенские семьи, каждая со своей техникой, кооперируются. Дело уже привычное.

Раньше картошки много садили, но так как сейчас закупают ее плохо, то пашня под ней сокращается. Зато больше стали сеять тыквы. Часто по пол-огорода, а то и больше. Осенью ею коров хорошо кормить. Молока заметно прибавляют, ну и сена расходуется меньше.

От обсуждения темы депутатства, к которой я время от времени  подводил собеседницу, Вера Ивановна настойчиво уклонялась.

— Какие у меня особые заслуги перед деревней? Ну, может быть, дороги метров восемьсот отремонтировали, кладбище огородили — ну и все. Так мужики сами объединялись. Когда дорогу делали, нам деньги только на топливо выделили, а люди свою технику били, не жалели.

— Если вас послушать, — не выдержал я, нарушив русскую традицию не перечить в гостях хозяевам, — пьющих здесь почти нет, мужики сплошь дружные и работящие, так получается, что Беспалово — прямо-таки райское место.

— Знаете, а для меня, наверное, так и есть — райское место. Деревня-то небольшая. Мне кажется, мы все в ней как родственники живем.

Глава администрации Щербакинского сельского поселения Валентина Сергеевна Лукащук:

То, что Вера Ивановна о себе в качестве депутата рассказывает мало, по-человечески понятно. Неудобно себя хвалить. А роль депутата в небольших селениях очень важна. Работа у них не броская, но крайне нужная. Они там не только представительная власть, часто дублируют и исполнительную. К ним селяне в первую очередь идут со своими заботами. Поэтому очень важно, чтобы на месте депутата находился человек неравнодушный. Вера Ивановна как раз такой человек. Она переживает за все происходящее в деревне. Возникает какая-то проблема — звонит мне. Не боится проявлять инициативу, умеет организовать людей. Приведу такой пример. До ее прихода местное кладбище долго стояло без изгороди. Не получалось по каким-то причинам огородить святое для любого из нас место. Вера Ивановна сумела растормошить людей, вела учет отработанных дней. Не стеснялась напомнить человеку, если он какое-то время забывал выходить на работу.

Может ли деревня обходиться без депутата? Наверное, может, но жизнь будет сложнее. И людям не у кого попросить совета, как подступиться к решению той или иной проблемы, и главам поселений будет труднее представлять объективную обстановку в той или иной деревне, появится много пустой работы, что не лучшим образом отразится на жизни людей.

Наша справка

Беспалово. Самая броская особенность этой деревни для краеведа заключается в том, что годы ее основания не указаны в книге-сводке В.В. Яшина и М.И. Машкарина «С днем рождения, родной край: к истокам основания поселений Омского Прииртышья» (Омск, 1999). Работу авторы, особенно Яшин, проделали огромную. Были перелопачены тонны газет и документов. Без дат основания из деревень области остались единицы, их по пальцам можно пересчитать. Беспалово среди них. Видимо, книга находилась уже в наборе, когда в нашей газете за 3 февраля 1999 года появилась статья В. Селиверстова «Деревенька, моя…», потому Яшин с Машкариным не сумели использовать опубликованные в ней данные. В своем материале тогдашний глава Щербакинской сельской администрации указывал, что Беспалово основано примерно в 1830 году государственными крестьянами из русских.

Однако заметим, что приведенным данным противоречит информация, опубликованная в первом томе изданной в 2010 году  Энциклопедии Омской области. На 130 странице указывается, что упоминания о деревне Черталинской (уличное название Беспалова) начинают встречаться в документах с 1857 года.

Поэтому следует признать, что проблемы с точной датой рождения селения остаются.

Виктор ГОНОШИЛОВ, фото автора

Всего у Веры Ивановны четверо внучат. На снимке с бабушкой двое: Илья и Никита.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *