Александр Гайд: «Дороги для меня — как дом родной»

Для бригадира Хохловского участка Саргатского ДРСУ Александра Иосифовича Гайда — это не просто красивые слова.  Ведь большую часть жизни он проводит в дорожных хлопотах.

Каждую излучину, впадину или бугорок своих дорог знает наизусть. «С закрытыми глазами помню их «больные» места», — говорит он. Как и свой родной «дизель» — ДТ-75, гусеничный трактор, на котором тягает прицепной грейдер. Не преувеличивает: двадцать шесть лет на своем дорожном посту, чистит дороги от снежных заносов и сугробов, восстанавливает их профиль после весеннего таяния  и осеннего ненастья.

После  асфальтированной дороги до Хохлово, разбитой, изрытой, вытрясающей душу,   пошла грунтовка. Какое наслаждение  после  «стиральной доски» давить на газ и  мчаться мимо отливающих золотом березовых колков. Бежит она мимо Орловки, через Щербаки до грани с Колосовским районом (это 36 км), дорога от Хохлово до Казырлов — еще 10 км, от Щербаков до Калмакуля — 10 км.  Плюс дорога на Александровку-Беспалово. Все это вотчина Хохловского участка Саргатского ДРСУ. Возглавляет  участок бригадир Александр Иосифович Гайд. И у кого из земляков не спроси  — с уважением, придыханием  отзываются об Александре Иосифовиче: трудолюбивый, ответственнейший, совестливый человек.

Вернулся Александр после армии  осенью 1994 года в свое родное Хохлово. Можно было пойти учиться, но хотелось  сразу взяться за серьезное дело: «корочки» тракториста-машиниста третьего класса, полученные в Хохловской средней школе, это позволяли. 

— У нас в школе была отличная производственная база и классная  учебно-производственная бригада, — вспоминает Александр Иосифович. — Был свой арсенал тракторов  (Т-40, МТЗ-50, ДТ-54, ДТ-75), несколько комбайнов, весь прицепной инвентарь.  Мы  сами пахали и сеяли, готовили технику к полевому сезону, работали помощниками комбайнеров, а потом и самостоятельно убирали хлеб. Словом, корочки у нас были не простые — трудовые.

В совхоз «Хохловский» идти уже не было смысла: хозяйство распадалось, и будущего у него не было. Зато в местном дорожном участке освободилось рабочее место.

— Я начинал на старом прицепном автогрейдере, на котором надобно стоять. Когда показывают  документальный фильм про «Дорогу жизни» под  блокадным Ленинградом, то  я вижу, что используется грейдер, наподобие нашего хохловского. Мужики научили обращаться с этой техникой.  Ямка близко — нужно нож разворачивать поострее, чтобы отвал грунта происходил побыстрее, впадинка подальше — угол потупее, нож — повыше, чтобы грунт растягивался…

Потом пришли на замену «старичку» прицепные грейдера СД-105 А.  Однако за давностью времени уже стерлись таблички, и сложно сказать, какого года выпуска эти изделия. На них работать комфортнее, они  частично управляются гидравликой из кабины трактора.

Был момент в середине-конце девяностых годов, когда  задержки с зарплатой достигали полугода (спасением было личное подсобное хозяйство), и тогда Александр Иосифович лелеял мечту уехать из села. Туда, где другие условия работы, где техника поновее, где соответствующее вознаграждение за труд. Ведь зимой буквально не вылазишь с трактора —  метель за метелью… Но потом все наладилось,  и он расхотел что-либо менять в своей жизни.

— Видимо, с годами становишься мудрее:  деньги значат многое, но ведь не все. Это земля моих родителей, земля моих детей  (У Александра Иосифовича и его супруги, школьного учителя Марины Владимировны Гайд, двое детей, сегодня они студенты омских вузов. — О.Ш.). Здесь каждый тебя знает, и ты знаешь каждого. И на старой технике можно поддерживать дороги в хорошем состоянии и исполнять свое назначение. От добра добра не ищут.

Олег Шипицын,

фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *