Космос как предчувствие

Саргатчанина Виктора Григорьевича Григоренко с космосом связывает 17 лет крепкой дружбы. 

Все эти годы он прослужил на космодроме Байконур, в начале девяностых в звании майора ушел в отставку. В историко-краеведческом музее 12 апреля, в День космонавтики, прошла теплая встреча Виктора Григорьевича со старшеклассниками саргатского лицея. Здесь же была организована выставка, большая часть экспонатов на ней принадлежит гостю.

В Саргатке Виктор Григорьевич недавно. Даже дом, в котором сейчас живут Григоренко, на улице Гагарина стоит. Как будто связь с космосом и не оборвалась с переездом на саргатскую землю. Ведь фамилия «Гагарин» для майора запаса, начинавшего свою службу в семидесятых годах в ракетных войсках стратегического назначения, не одними газетными статьями и воспоминаниями из книг обросла. Виктор Григорьевич участвовал в запуске ракет с того самого гагаринского старта. Полвека назад с него полетел в космос первый космонавт планеты. У служивших на Байконуре эта стартовая площадка еще называлась «двойка». Находилась она в 30 километрах севернее города Ленинска, в котором жили семьи военнослужащих. Котлован под стартовым комплексом в глубину уходил на 45 метров и занимал площадь два с половиной километра. Там был выполнен гигантский по тем временам объем работ по бетонированию стен, опорных конструкций и газоходов, прокладке различных коммуникаций.

— Сам космодром был похож на город: штаб, жилой городок, аэродром, испытательные полигоны… Передвигались по нему на автобусах, — рассказывает Виктор Григорьевич. — Службу на Байконуре легкой не назовешь. Только при Михаиле Горбачеве год нашей здесь службы приравняли к полутора годам обычной. Особенно тяжело было летом. Зной невыносимый, духота, песчаные степные бури. От жары даже в обморок падали, были и смертельные случаи, когда организм просто не выдерживал. Нередки были случаи эпидемии дизентерии, гепатита. Спасал от этой напасти чай из верблюжьей колючки, ее здесь росло много. Зима снежная, с сильными ветрами. У нас в связи с такими суровыми погодными условиями даже приказ о зимнем и летнем употреблении спиртных напитков был. Радиация в два–три раза превышала допустимые нормы. Особенно, когда проходили испытания. Ракета прорывала защитную околоземную оболочку, через которую излучение проникало напрямую. Через пару дней радиационный фон приходил в норму, ветер стихал…

Выпал случай офицеру Григоренко повстречаться с Алексеем Леоновым. Столкнулись в столовой. Он к тому времени уже был Героем Советского Союза. Сразила тогда Виктора Григорьевича простота и скромность этого с виду обычного человека. Здесь никто не выделялся. Даже форма, которую носили служившие на Байконуре, никакими отличительными знаками не пестрила. Иной раз можно было в одном автобусе, курсирующем по космодрому до железнодорожной станции, оказаться на одном сидении рядом с генералом или подполковником.

На встрече с лицеистами майор разговорился. А в годы его службы все, что связано с космосом, под грифом «секретно» было.

— Сейчас в Интернете можно найти любую информацию по этой части. По телевизору показывают запуски ракет. Мы же подписывались о неразглашении военной тайны. Фотографироваться на фоне ракеты или стартового комплекса тоже было строго запрещено. За такое позерство ждало строгое наказание, — поясняет Виктор Григорьевич.

Но о космосе, о чем-то неизведанном, у него остались не только теплые воспоминания. Экспозицию выставки, открытой к памятной встрече со старшеклассниками, украсили личные вещи служившего на Байконуре: значки, которые много лет собирал его сын, документы и уникальные фотографии, которые заполучил от друзей. Среди них особенно выделяется альбом с фотографиями первого космонавта Юрия Гагарина и великого конструктора Сергея Королева. Эту маленькую книжицу можно было в свое время купить только служившим на Байконуре. Вполне может быть, что некоторые снимки не встретишь ни в газетах, ни в книгах о космосе, ни во всезнающей всемирной паутине. Виктор Григорьевич некоторые экспонаты готов подарить музею. Но с чем он не захотел расставаться — с маленькой моделью ракеты «Союз», сделанной из специального ракетного металла, и фотографией Юрия Гагарина. Космос без ракеты и Гагарина — лишь предчувствие.

Наталья ЛОПАРЕВА, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.