У Чистилина рассада — как невеста

Благополучие селян во многом зависит от нас самих. По-крайней мере, продовольственное.

Жить на земле и обихаживать ее – естественно, как дышать. Перышки изумрудного лука, головки чеснока, мясистые помидоры, тугие перцы, ядреные вилки капусты, нежно-розовые клубни картофеля — нет лучшего натюрморта на столе. А взлелеянное на собственном огороде или в саду — намного полезнее, чем купленное, неизвестно где и как выращенное. Однако это изобилие не с неба просыплется — требуется масса усилий, чтобы его получить. Начиная с даты домашней посевной, которая у каждого своя.

Например, первые семена саргатчанин Николай Александрович Чистилин опустил в прогретую в ящичках почву, как полагается, еще в феврале. И сейчас у его рукотворной флоры стебли почти в палец толщиной и высотою едва ли не полметра.  Такое благоухание рассады не скроешь от посторонних глаз — через окно с улицы видать. Заочно хозяин вызывает уважение и желание воочию познакомиться.

Захожу в дом. Навстречу, прихрамывая, выходит высокий, жилистый мужчина лет семидесяти пяти. Руки тяжелые, натруженные. Взгляд живой, задорный. А вот колени перетянуты не то бинтами, не то жгутами – видно, суставы донимают. Отчего и передвигается хозяин с трудом.

 Тем не менее, подготовка с осени земли, выбор семян, посев, полив, подкормка,  пикировка, высадка в грунт и прочее-прочее  – дело рук Николая Александровича. Так уж повелось: на хлеб насущный он по электрической части зарабатывал, а на досуге пестовал домашний сад-огород.

— Откуда такая тяга, от мамы? — вслух строю догадку.

— Точно не от мамы, — бывалый огородник пожимает плечами. — А жена у меня дояркой работала, еще до рассвета на ферму убегала. Где же ей  с огородом управляться?! У нее домашних дел и без того хватало.

— Вы, наверное, ждете-не дождетесь своей посевной?

Николай Александрович усмехается моей непонятливости:

 — Всему свое время. Спешка может только навредить. Посеешь раньше — куда потом с рассадой деваться? На дворе-то еще морозно. И даже тепличка — у меня она тоже есть — не спасет. Так что стараюсь все делать вовремя. Сверяясь с лунным календарем.

На подоконнике в зале как раз та рассада, которая с улицы видна. Николай Александрович проводит экскурсию:

— Это вот сорт «Космонавт Волков», это — «Атлантида», тут — «Бабушкин секрет»…

 Хозяин показал и другую комнату. Здесь целый мини-огород. Подоконник, стол на полкомнаты,  заставленный ящиками с рассадой, баночками из полиэтиленовых бутылок с нежными стебельками. К столу приделаны простенькие стойки. На них две лампы дневного света — дополнительная подсветка ранним утром и вечером. Чтобы рассада нормально развивалась.

— Это, кажется, что все само себе растет, — вступает в разговор супруга Полина Васильевна. Очень уж ей хочется замолвить словечко о своем Коленьке. — Он ведь за рассадой, как за невестой ухаживает. Упорно и бережно. Я не помощница — ноги очень болят.

Потому-то и завел Николай Александрович не так давно золотой ус, которому приписываются особые целебные свойства. Вот-вот растение достигнет нужного возраста и станет лекарством для жены, да и для него самого. 

 — Но ведь вам, должно быть, очень тяжело возиться с землей? — задаю последний вопрос.

 — Было бы тяжело, так и не занимался бы. Да и не работа это — удовольствие.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *