Сенодефицит

Трудная зимовка предстоит нашей животноводческой отрасли. На естественных сенокосах травы стоят  солнцем выжженные, низкорослые, где-то совсем пусто. Сложно будет заготовить сено в полном объеме для сытной зимовки.

Во многих хозяйствах сенокос еще в самом начале, а иные еще и не опробовали кос. В Сибири считается нормальным  выйти на покос к Петрову дню (12 июля). К этой поре  все травы вызревают, выбрасывают цветущие метелки  — самый сенокос и наступает.  Но старинные наставления говорят на этот счет следующее: «кто слепо глядит на сроки,  «сено сбирает менее доброе, чем надлежит, и количеством меньше, а то и теряет вовсе от нещадной жары — одни иссохшие будылки остаются в поле…» Поэтому ориентироваться надо не на  календарные сроки, а на природу, на состояние трав. А нынешняя весна и начало лета были жуть какие жаркие. Если бы только жара, а то ведь и сушь великая.  Поэтому урожай трав и не радует. Преуспевший в Саргатском районе в заготовке сена Григорий Петрович Мартынов, глава КФХ из Баженово, заметил, сравнивая прошлый год с нынешним: там, где брали 70  рулонов сена, нынче взяли только 40. Впрочем, это он об урожае многолетних сеяных трав. Естественное разнотравье пожиже будет. Однако Петрович-то как раз ориентировался не на календарь, а на здравый смысл: травы вызрели — какого рожна выжидать? Потому и вывел свои сенокоски в самом начале июня. Но большинство крестьян  не смогли так круто впрячься. Во-первых, ждали дождей — не дождались, во-вторых, накладок в хозяйствах полно: химпрополка посевов, обработка паров, ремонт техники после посевной (а иные в начале июня еще сеяли), ремонт животноводческих ферм. Забот у крестьянина полон рот.

…В КФХ Александра Викторовича Бондаренко из Десподзиновки 23 июня был первым днем покоса. Припозднились. А поголовье здесь нешуточное  — 260 голов крупно-рогатого скота, из них 120 дойных коров.

Максим Елисеев, студент-практикант Саргатского индустриально-педагогического колледжа, на МТЗ-80 с навесным устройством очищал ферму от остатков сена — здесь на одной из оставшихся от совхоза «Саргатский» животноводческих баз, под навесом, сокрытое от дождя и снега, хранилось самое ценное сено. Рулоны похуже — на улице, как и соломенные «цилиндрики». Это добро еще осталось.

Дмитрий Крошка занимался множеством дел: молол зерно, развозил его, обмывал емкости для приемки молока: в холодильный  танкер все надоенное за день не вмещалось, ремонтировал пресс-подборщик — через пару дней ему крутить первые рулоны.

— Вы сейчас, наверное, потеряли в надоях? — спросил я Дмитрия.

— Я бы так не сказал. По-прежнему поболее 1,6 тонны доим, потому и в танкер все не входит. Пасем коров вблизи болот, у Черненького озера, у Канкуля (сын Андрей у меня пастушит, знает, где скотину водить). Там  травы еще более-менее. Сейчас жар чуть спал. А то ведь коровы, как подберезовики, все к деревьям жались, — отвечал Дмитрий.

Вот и Андрей Грушков и Сергей Елисеев на «Беларусах» с роторными косилками начали обкашивать восточную оконечность озера Тобол-Кушлы: здесь в низинке травы должны быть чуть повыше, посочнее. Я подъехал посмотреть на их укос: даже здесь из-под роторных ножей сыпалась труха вместо полноценных валков. Только когда вплотную к озеру подойдут, пойдет мощный бужур — осока, камыш, скошенного будет побольше. Но это не то сено, от которого коровы без ума…

Мужики остановились, сделали короткую передышку. Попили чай из термоса.

— Такой покос радости не приносит, — вступил в разговор Андрей, — кружишь, кружишь, а подбирать-то особо нечего будет. У Горносталевки покосы побогаче, но там, где мы косили раньше, сейчас утки плавают. Не вру. Воды там прибавилось.

Парадокс получается: дождей, как в прошлом и позапрошлом годах, нет, а уровень воды в озерах не уменьшается, а кое-где даже прибывает. Это по Тобол-Кушлам заметно — озеро стоит в берегах, не мелеет…

С юго-западной стороны  свинцом наливался горизонт,  тучи наплывали на Десподзиновку, и Александр Бондаренко —  он был по дороге из райцентра к своим фермам — дал отбой косарям, чтобы не гноить накошенное.

Вскоре он и сам подъехал. Вчера его не было в хозяйстве: решал вопрос с фуражным зерном — свои выращенные припасы закончились (урожай своего овса был хорош, но при уборке очень много его осыпалось). Сегодня — другие заботы.

Стал разгружать из багажного отсека  УАЗа масла для сельхозтехники. Потом помчался в поле: там корова телилась. Может, помощь роженице понадобится. Я увязался с ним.

— Беда нынче с сеном-то, — говорил Александр по дороге. — Не развились травы. В прошлом году косили  поле — везель, мышиный горох то есть, цвел, все алым горело. Нынче его как будто вообще нет в природе. Как-нибудь  наберем, под лесом косить станем.

Стал накрапывать дождичек. Потихоньку-помаленьку разошелся. «Ну вот, услышал Господь наши молитвы», — порадовался Александр. 

…Когда я возвращался домой, под Алексеевкой бросились в глаза несколько стожков, подле которых важно вышагивал журавль. Здесь запах и вкус лета для своей животины хозяева уже заготовили. Будет ей сытно.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *