Последний валок «Шанса»

Последнее поле СПК «Шанс» — Аксеновский бугор, что лежит за саргатским погостом. Два комбайна, «Вектор» под управлением Петра Мирошниченко и «Полесье» Александра Сака, «добивали» здесь валки масличного льна. Хозяйство выходило из жатвы.

На гриве дует сильный ветер, аж колышатся туда-сюда копны льняной соломы. Для октябрьской уборки лучше не придумаешь: зерно, несмотря на середину осени, можно брать сухим. Судя по крупным льняным коробочкам, лежащим в валках, здесь не самый плохой урожай  льна среди саргатских хозяйств (есть в Саргатском районе поля, где взяли 4 центнера с гектара, есть такие, где урожайность была 10 центнеров с гектара; в «Шансе» что-то среднее).

— Внизу бункер наполнялся быстрее, чем наверху  гривы, — говорит Петр Петрович Мирошниченко, не останавливая комбайна. Для разговора  у него нет времени: торопятся мужики убрать до дождя  и завершить страду.

Подъехал механик хозяйства Андрей Викторович Сиберт. Лицо  у него уставшее и озабоченное:

—  Без проблем на уборочной не бывает. «Вектор  несколько раз на дню  загорался на уборке льна, тушили и снова продолжали молотить.  В поле постоянно держим бочку воды с помпой, прицепленную к трактору «Беларусь» (Я видел этот агрегат в поле и подивился: зачем он здесь. —  О.Ш.).  Сегодня я весь поселок взял, чтобы найти для ЗиЛа «стремянку»,  у всех, у кого есть такие автомобили в Саргатке, спрашивал…

—  Не подумай, что стремянка — это  лестница для подъема в кузов, — поясняет для меня Владимир Бабиков, водитель ЗиЛка, перевозящего зерно из-под комбайнов на зерноток. — Так мы называем скобу, которой крепят мост к раме. Можно и новую  на базе запчастей купить, но она  из металла-сырца, под действием нагрузки вытягивается. Мост можно по дороге потерять. У меня однажды так и было. Лучше старую советскую «стремянку» найти.

Наши заводы разучились, что ли, делать простые вещи? Или специально не хотят делать прочно, на века? В старые времена в колхозной кузне легко довели бы такую деталь до нужной крепости…

Солому из-под комбайнов  два  трактора МТЗ с пресс-подборщиками скручивают в рулоны. Она никуда не годится: на  подстилку скоту —  слишком колючая, на корм — тоже, в  ней практически нет питательных веществ. Ее сжигают, столкнув для безопасности в центр поля. А зачем тогда это скручивание?

— Чтобы быстрее освободить поле для вспашки. Пробовали солому сталкивать — слишком долго, неэффективно получается, — объяснил мне тракторист Максим Райдугин. — Остановились на таком методе: скручивать и свозить,  а потом сжигать.

Агроном хозяйства Анатолий Кузьмич Темерев в эту пору на своем боевом посту — весовой зернотока.

Поздравили его с окончанием уборочной.

— Погодите поздравлять-то, еще с этим полем надо управиться.

Посеяли масличный лен впервые — хотели подзаработать. Прошлой осенью его закупали по 50-60 тысяч рублей за тонну, а нынче хотя бы за половину той стоимости продать.

В структуре посевов «Шанса» льна  270 гектаров и 850 гектаров зерновых, пшеницы, овса и ячменя. Сушилку свою ни разу за уборочную не запускали, убрали весь хлеб сухим и сухие семена на хранение заложили.

…Эх, ребята, где вы были раньше, в прошлом, позапрошлом году? Даже 100 гектаров льна дали бы возможность хозяйству что-то новенькое из техники приобрести. Можно было пустить вырученные средства на покупку земельных паев у своих арендаторов. А сегодня так получается:  пришедшее в Саргатский район ООО «Старгород» выкупило у собственников земельных долей  их наделы, и  900 гектаров земли ушли из-под носа хозяйства. Но ведь «Шансу» нужна земля и для выращивания зернофуража, и для возделывания кормовых однолетних культур и многолетних кормовых. Если такая тенденция «ухода земли» сохранится — существование «Шанса» окажется под вопросом. Но пока у хозяйства есть повод для радости — очередная уборочная страда завершена, корма для сытной зимовки скота заготовлены.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.