Молоко — на первом месте

Крестьянско-фермерское хозяйство Сергея Александровича Крафта из с. Нижний Иртыш — бесспорный лидер среди сельскохозяйственных предприятий района, занимающихся сельским хозяйством комплексно, и растениеводством, и животноводством. И потому снова 1 место по итогам районного трудового соперничества!

Надой на фуражную корову в КФХ Сергея Александровича Крафта самый высокий в Саргатском районе — 4795 кг в год. И этот рубеж для остальных животноводческих хозяйств, больших и малых, специализирующихся на производстве молока, — желанный ориентир и пока неприступная высота. Качество крафтовского молока первоклассное, поэтому жаждущих заполучить его на переработку хоть отбавляй. Такое молоко, прошедшее заводскую пастеризацию, в первую очередь идет на питание детей в детских садах и школах.

…Мне надо подняться в 3.30 ночи, чтобы успеть в Нижний Иртыш на утреннюю дойку. Боюсь проспать и от этой думки каждый час просыпаюсь, потом долго не могу уснуть и к намеченному времени оказываюсь совершенно разбитым, не выспавшимся. Никуда не хочу ехать. Стыжу себя: доярки Ирина Ремнева, Екатерина Бодягина, Наталья Донцова и Нина Андреева каждый день идут ни свет ни заря, когда еще все селяне смотрят сладкие сны, на ферму, — От коров не укроешься за выходными или  праздничными днями, и на удаленку — такую спасительную во время пандемии коронавируса — не перейдешь. Сделав над собой усилие, поднимаюсь.

В 4.30 я в Нижнем Иртыше. Успел-таки. В ночи фермы, вытянутые, с длинным рядом святящихся окошек кажутся пассажирскими вагонами, остановившимися на полустанке. Только этот состав, скрепленный общим проходом, не пассажирский — молочный.

Доярки уже на месте, фуражный помол вперемежку со жмыхом рассыпали в кормушки, выжидают, когда их подопечные подкрепятся вкусняшками.

Не раз бывал на этой животноводческой базе, но снова поражен ее чистотой, порядком. Фермы беленькие, ярко освещенные, в проходах ни клочка корма — все будто вылизано. Деревянные половицы выскоблены — это дело ночных скотников Алексея Бодягина и Ивана Веревкина. Животные стоят холеные, чистые, упитанные, шерстка на многих — как нежный бархат. Как сказал побывавший однажды здесь Виктор Геннадьевич Цыбенко, зоотехник гремевшего на всю область и страну госплезавода «Нижнеиртышский», теперь уже бывшего, у нас, мол, такая чистота была только в четверг — в санитарный день. На ферме у Сергея Александровича такой порядок каждый день и каждый час. И в дневное время, и в ночное.

Сегодня в его стаде 224 дойные коровы, 76 нетелей и 70 телят. 370 голов, в общем.

— Как давно у нас на ферме не было гостей. За год, похоже, первый раз вижу постороннего человека, — восклицает Ирина Ивановна Ремнева…

Гудят вакуумные насосы. Пора на дойку.

Ирина Ивановна — надежда и опора хозяйства, признанная лучшей дояркой нынешнего года в районе, пришла к Крафту в июне 2011 года, когда хозяйство считалось еще личным подсобным и переходило со свиноводства на молочное животноводство. Тогда еще не было молокопровода, доили в бидоны и таскали надоенное молоко на руках.

— Мне еще четыре месяца осталось, весною ухожу, — с грустной улыбкой признается она. — Полтора года пенсионного возраста мне надбавили. И вот заканчивается эта прибавка. Собираюсь на заслуженный отдых. Пусть молодые идут на ферму.

Вот только пойдут ли? Это ж не бумажки с места на места перекладывать  и не кнопки клавиатуры нажимать. И пахнет здесь отнюдь не духами…

Я отвлекал Ирину Ивановну во время дойки, стоял все время рядом. Но с рабочего ритма ее не сбить. У нее в группе 61 корова, сегодня доятся 42, остальные уже в запуске. Как точны и быстры ее движения, как ловко она управлялась с тремя доильными аппаратами. Какую-то животину ласково уговаривала, кого-то жалела, третьим отдавала жесткие команды, хлопала небольно ладошкой по мощному телу. Манипуляций множество: подмыть и помассировать вымя, прицепить аппарат, проверить, как работает каждый доильный стакан, рассыпать опилки, чтобы корова могла с комфортом прилечь на деревянный настил.

А вчера, на вечерней дойке, я наблюдал, как она управляется с мойкой оборудования молокопровода. Это множественное закрывание и открывание заслонок, кранов, вытаскивание поролоновых пробок и новая их вставка. И все это в определенной последовательности с суперскоростью. У меня от мельканья ее рук закружилась голова. Как это можно запомнить?!

А после утренней дойки сеть молокопроводов, по которым молоко от доильных аппаратов пропускается через фильтр и идет в охладительный танкер, промывает Екатерина Алексеевна Бодягина, такая же классная доярка, пришедшая в хозяйство практически в одно время с Ириной. Она не так давно вернулась после декретного отпуска (после рождения третьего ребенка).

— Ой, мы тоже думали вначале, что не сможем все запомнить.  Однажды, когда Сергей Александрович был на совещании в городе, разобрали, уж не помню по какой надобности, это оборудование и не смогли собрать. Пришлось главу хозяйства вызывать с совещания. Вместе дотумкали. Теперь я с закрытыми глазами  могу справиться с этой системой.

В КФХ Сергея Александровича Крафта из Нижнего Иртыша самый высокий в Саргатском районе надой на фуражную корову — 4795 кг в год.

Животноводческая база КФХ состоит из четырех рядов, соединенных общим проходом. Все фермы пронумерованы, на каждой — вывеска с номером, как было заведено в госплемзаводе «Нижнеиртышский». В ферме № 1 обихаживает телят  подменная молодая телятница Алена Кожевникова (основная — Наталья Андреевна Портнягина): новорожденных поит цельным, только что подоенным молоком, а тех, что постарше, — сухим, разбавленным. Поскольку всех нельзя покормить разом, а малыши мычат в нетерпении, дает им временную соску — свою свободную руку. И телята, смешно причмокивая, припадают к ее пальцам. Я тоже подсовываю теленку свою ладонь, но тот, обнюхав ее, разочарованно прячет голову в клетку: не мамкина рука… Видно, что девушка старательная. Вот, думаю, и замена для доярки Ирины Ивановны Ремневой, если она весною все-таки уйдет на заслуженный отдых. Эту мысль произношу вслух.

— Иногда я подменяла и доярок. Только Ирина Ивановна, думаю, никуда не уйдет. Как она без нас будет, а мы без нее? — качает головой девушка.

Часам к шести утра  приходит Светлана Тимофеевна Аристова. У нее широкий круг обязанностей. Она и за ветфельдшера (у Светланы медицинское образование), и за лаборанта, и за учетчика. Доярки говорят: «Наш бригадир». Можно сказать, это замглавы КФХ по производству молока. Она заносит в журнал, сколько коров растелилось, сколько в запуске, сколько молока надоено. Заглянет в кормушки коров, проверит, есть ли у них вода, оценит состояние телят. А еще на ней подготовка оборудования  трехтонного танка-охладителя к приему молока и к его перекачке в молоковоз. Автоматика доводит охлаждение  молока до температуры 3 градуса и отключается. Светлана промывает фильтр на входе в охладитель, замеряет мерной линейкой уровень молока. Он равен 67 сантиметрам. По таблице, нанесенной на самой емкости, определяет объем надоенного молока. Сегодня — вместе с вечерним надоем — 1505 литров.

— Сейчас многие коровы в запуске: это молочный пик с отрицательным знаком. Какое-то время такой надой подержится, потом молоко начнет прибывать, — поясняет Светлана. — Летом надаиваем более 4 тонн, поэтому используем и дополнительный полуторатонный танкер. Один день молоко забирает большереченский молоковоз, на другой — машина Саргатского молзавода. Сегодня очередь забирать молочную продукцию большереченцев.

В 6.50 доярки с чувством исполненного долга расходятся по домам.

На первой ферме стоят ночью, в тепле, три «Беларуса». Сюда первом делом и заходят механизаторы Александр Семашко, Юрий Ровенский, Андрей Соснин. Юрий заводит МТЗ с прицепленным кормосмесителем — коров пора кормить. Следом запускается трактор с грейферным погрузчиком. Резкий звук двигателей, ферма наполняется едкими выхлопными газами. Нетели, похоже, уж привыкли к такому: продолжают лежать и неторопливо пережевывать свою жвачку. А у телят округляются и без того круглые глаза…

Вскоре в хозяйстве этой практике — стоянке тракторов на ферме — будет положен конец. 25 октября начали строить для них гараж. Стены поставили, бетонные перекрытия водрузили, бетонный пол залили. Вчера вечером Николай Ильин и Константин Терентьев кружили со стремянкой вокруг будущего здания, заделывали цементным раствором швы между стенами и потолочными панелями. Сегодня эта работа продолжается. Температура воздуха сильно понизилась, поэтому под большой бадьей, в которой будет готовиться цементный раствор, мужики разводят костер.

Сергей Александрович Крафт приболел. Накануне вечером мы общались по телефону, он не собирался утром на ферму. Но как же глава хозяйства усидит дома, когда такое серьезное дело творится? Непременно надо удостовериться, что  делается именно так, как запланировано.

— Мы — как хорошее ПМК в советское время (передвижная механизированная колонна то есть), — Сергей улыбается — каждый год затеваем хозспособом какое-нибудь строительство. Сначала фермы восстанавливали, потом Дом животновода возводили, затем фуражный зерносклад.

Проходя мимо одного из строителей, спрашивает:

— Как отдыхалось, Евгений?

Тот молчит и отводит глаза…

— Вот возьми у него интервью, — то ли всерьез, то ли в шутку предлагает Сергей Александрович. —  Работал, работал, потом загулял и пропал на неделю. Теперь объявился, взялся за ум.

Глава не читает прогульщику нотаций и не стыдит его. Взрослый ведь человек, без слов все понимает. Но это совсем не редкий случай, когда, как говорят в народе,  у человека руки золотые, а горло дырявое…

В передовом КФХ Крафта точно такие же проблемы с кадрами, как и в любом другом хозяйстве. Нет-нет, да кто-нибудь и «наступит на пробку», причем в самый разгар напряженного труда. Может, поэтому недавно Сергей Александрович принял в хозяйство две семьи из соседнего Большереченского района. С одним из  таких «новобранцев» КФХ, Евгением Дмитриевым, я познакомился на ферме. Он механизатор, с женой Ольгой у них четверо детей. Приехал попроведовать знакомого в Нижний Иртыш, тут и произошла его судьбоносная встреча с Сергеем Александровичем Крафтом, тот предложил работу и пообещал купить для семьи дом. Слово сдержал. Поработал Евгений в страдную пору на К-700, сейчас скотничает. Глава им доволен.

Работа в сельском хозяйстве не бывает простой, а животноводстве особенно. Но если идти непрерывно к одной цели — ее, как правило, добиваются. Помню, как десять лет назад, когда С.А. Крафт только-только начинал заниматься молоком, он мечтал о валовом суточном надое в тысячу литров. Эта цифра казалось  ему тогда такой далекой, такой нереальной. Позади годы нелегкого труда, постоянного движения вперед. И сегодня та цель кажется уже смешною, детскою. А КФХ, несмотря на все трудности, продолжает развиваться. Быть маяком для животноводческих хозяйств Саргатского района.

Олег ШИПИЦЫН,  фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *