Кризиса мы не заметили

02Марал и Александр Мильбаер поселились в Урусово в 2006 году. Могли бы осесть в родном для Александра Кормиловском районе, да очень уж здешние места приглянулись Марал: рядом озера, березовые колки, травяное раздолье — красиво. И для ведения личного подсобного хозяйства вольготно.  Так в деревне, славной своими трудовыми династиями, появилась еще одна семья-труженица. И, несмотря на кризис, молочный ручеек с их подворья превращается в молочную речку.

Последний раз я был в хозяйстве Мильбаеров, Марал и Александра, года четыре назад. Уже тогда их личное подсобное хозяйство развернулось в сторону молочного животноводства. А до этого  разводили свиней, занимались птицеводством. И одно время стая их домашних пернатых насчитывала 800 несушек,  ежедневно нужно было реализовывать более 600 яиц. Еще гоготали на подворье и расхаживали по деревне 3 сотни гусей. Очень сложно было выдержать сбалансированный кормовой рацион для несушек, да и вообще зерна требовалась прорва. Поэтому и решили переключиться на производство молока. …Со дня на день из Москаленского района должны были пригнать племенную нетель Маню, способную давать 5 тонн молока в год при правильном кормлении. Она и должна была стать главной  молочной звездой маленького стада. Александр разрывался между СПК «Шанс», где работал механизатором, и домашним хозяйством. У супругов тогда был новенький автомобиль  «Жигули»  седьмой модели, который нещадно использовался: на нем в основном и возили зернофураж.

Время от времени я видел Марал, торгующую на саргатском  рынке мясом, покупал молоко Мильбаеров в саргатском магазине «Маяк» (кстати, там же продавались и их пельмени домашней лепки). И радовался за этих тружеников. Ясный день, люди не стоят на месте, развиваются.

И вот на недавнем празднике деревни Урусово, который отмечался 20 августа сего года, награждали лучших молоко-

сдатчиков деревни.  Я сделал для себя пометку: семья Мильбаер сдала 28 тонн молока — больше всех. Поговорить с ними тогда не удалось: этот праздничный день выпал на субботу — Марал и Александр уехали в Саргатку торговать.

01Потом, когда писал материал о  празднике, глянул на эту цифру — и не  поверил написанному. За семь месяцев — 28 тонн? Не может быть! Однако в администрации Саргатского городского поселения информацию подтвердили:  ведь здесь ведется учет сданного молока и начисляется государственная субсидия. Вот новые данные: за девять месяцев этого года они уже сдали почти 36,5 тонны молока. Молочная динамика хозяйства такова: в 2014 году они сдали 7645 литров молока, в 2015 году — 14617 литров. А в нынешнем году свои предыдущее показатели перекроют более чем в 2,5 раза. И такой рост в разгар затянувшегося кризиса. Как возможно такое?!

И вот я снова на их подворье.

…Та же крестьянская изба с самого края улицы, крытая старинным железом, только впереди к ней добавилось небольшое ограждение из темно-вишневого профнастила — это стоянка для «семерки» и ее прицепа. И так же, как и раньше, бродят перед оградой гуси, только гораздо меньшим числом. За избой все те же неказистые хозпостройки для скота. За ними огромный загон, огороженный жердями. В нем стадо примерно в два десятка голов, лежащих, стоящих, бродящих, жующих свой нехитрый корм: стожки сена стоят за загоном, а посреди его только копна соломы.

В яркой зелено-оранжевой куртке выходит на улицу Марал (такое нездешнее имя у нее из-за туркменских корней). Александр уехал приводить в порядок деляну, сжигать хворост, а потом собирался привезти своим родственникам из Баженово корову.

Марал такая же улыбчивая, смешливая. И хрупкая на вид. Показывает с гордостью свое хозяйство.

— Вот новые три нетели. Не племенные, конечно. К племенным не подступиться. Вот новый сарай, еще голый, только крыша да стены из горбыля сделаны. Строим большое помещение, рассчитываем довести поголовье до 25 коров (сейчас у нас 14). Сегодня должен прийти Миша, урусовский строитель, и начать его утеплять. К зиме оно должно быть полностью готово — телятам, которые появятся на свет, должно быть комфортно.

Прошу показать мне ту удойную москаленскую Маню.

Марал мнется и смущается…

— А ее пришлось продать — срочно нужны были деньги на трактор, без него дальше никак! В 220 тысяч обошелся нам старенький Т-40, зато со всеми навесными, прицепными орудиями. Но к той поре у нее уже было потомство, — Марал показывает на черно-пеструю корову, стоящую посреди загона. — Ее тоже Маней назвали. Теперь в стаде у нас свои быки-производители: наши коровы покрываются два раза в год. Растел приходится на разные месяцы, поэтому молоко теперь сдаем круглый год. Саша ушел из «Шанса» и все время уделяет домашнему хозяйству. И дрова в деляне успевает готовить на продажу.

Марал для себя еще вот какую работу придумала: каждый день она возит на своей «семерке» дочь Катю в Саргатский лицей (специально для этого отучилась на водителя). Ладно бы еще зимой, когда дорога прикатана, льдом-снегом выровнена, а в остальное время? В весенне-

осеннюю распутицу их улица становится непролазной, и тогда Александр на тракторе тащит машину на буксире до автотрассы. И это мучение длится уже третий год — дочь пошла нынче в третий класс. Пока Катя в школе, Марал торгует на рынке своей продукцией.

Секрет развития их хозяйства — извечный крестьянский труд. От зари до зари каждый день. Есть дома телевизор со спутниковой тарелкой, но совершенно нет времени в него смотреть.

— Иногда я спрашиваю маму — она дома с нашим маленьким сынишкой Максимкой сидит и в курсе всех российских новостей, — смеется Марал, — «Президент  в стране не поменялся?». «Нет. Все тот же — Путин», — отвечает мама.

— Ну и славу Богу, значит, все у нас будет хорошо. Будем жить!  Ведь кризис — это не самое худшее, что может произойти, главное — у нас в России мир. Как гласит народная мудрость — худой мир лучше доброй войны… А кризис мы и не почувствовали, потому что прежде всего уповаем на себя. Встаем засветло, ложимся затемно. В субботу, когда нужно торговать на рынке,  а перед этим клеймить мясо на ветстанции, приходится подниматься в четыре утра, чтобы приехать туда первыми.

Прощаемся. Совсем неожиданно Марал говорит:

— Знаешь, даже если бы я была одинокой, я бы все равно держала несколько коров. По-моему, три удоистых буренки способны давать доход в 15-20 тысяч  рублей в месяц. Трудно, тяжело? Да. Но это лучше, чем работать на кого-то и получать какой-то мизер. А как решала бы проблему с кормами? В хозяйстве всегда есть приплод: продала быка — вот тебе и сено…

Но вдвоем, добавляю я  про себя, заниматься хозяйством неизмеримо проще. Особенно, если есть в семье любовь и взаимопонимание. Как у Марал и Александра.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Связанные статьи

Оставить комментарий

Ващ e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *