Красное лето — зеленый покос

В КФХ Сергея Крафта позаботились о предстоящем сенокосе ранней весной — предчувствовали грядущую засуху.

Луга украсили первые рулоны сена, первые стожки. Начался многотрудный сенокос. Даже по сравнению с прошлым годом, небогатым на урожай трав (заготовленного сена едва-едва хватило до выпасов), нынешний травостой гораздо жиже. Сухая осень, весна без осадков и засушливое, с очень высокими температурами лето сделали свое дело. Очень сложно будет обеспечить нынче сытную зимовку тем хозяйствам, где крупный рогатый скот измеряется не единицами и не десятками голов.

Как раз КФХ С.А. Крафта из Нижнего Иртыша из таких. Его молочное стадо насчитывает 220 коров и еще 360 молодняка.

— Да нормальная будет зимовка,  — не согласился со мной Сергей Александрович, когда я по телефону расспрашивал его о сенокосе. — Мне нужно 300-400 тонн сена, это с учетом сенажа и фуражного зерна. Я  предчувствовал эту ситуацию. Посуди сам: естественные травы уже и в прошлом году не радовали, многолетние  сеяные травы — старые, от них  тоже многого ожидать не приходится. Поэтому нужно как-то выправлять положение. На седьмом поле — поля еще со времен госплемсовхоза  «Нижнеиртышский»  у нас называются  порядковыми номерами —  обработал  почву под кострами бигами, подкормил минеральными удобрениями. Отдачу получили уже в этом году: сено здесь точно возьмем. Наверное, и болота придется обкашивать. Выкрутимся!

Хотелось посмотреть, как выглядит это поле. Сергей Александрович собирался как раз везти обед на покос. Запылила за нами дорога, будто марсианская пыльная буря разразилась, толстым слоем осаживаясь на «крузаке».

— Другое меня напрягает — отсутствие кадров, — Сергей не мог не сказать  о своей боли. — Некого на трактора посадить. У меня сегодня в поле два человека работают. Раньше, бывало, выпьет тракторист — ну выговоришь ему, вспылит, бросит работу, потом одумается, назад попросится…  Две тысячи в день на сенокосе плачу. Где еще в селе столько заработаешь? Не идут. На ферме скотников не хватает. Труд, квалификации не требующий, но ответственный, но и на него охотников нет. Видимо, слоняться по селу легче, чем дело делать, быть кормильцем для семьи.

Проезжали ячменные посевы (семенами добротного  «Омского авангарда» поделился сосед Евгений Штеле, глава КФХ из Преображеновки). Взошел «авангард» только в конце июня, когда почву наконец-то промочило. Еще шелковится его изумрудная зелень, но местами начинает желтеть, подгорать от адского жара. Зажаты зноем, изнывают от жажды  посевы зерносмеси на следующем поле: это будущий сочный корм, основной в рационе молочного стада. Справа и слева  по-над лесом малиновым цветом полыхает кипрей, иван-чай то есть, но пчелы не вьются  роем над ним. Без влаги пыльца не выделяется — вот и крылатых тружениц не видно. Всем нужен спасительный  дождь.

— Понятно, что тяжело сенокосный хлеб дается… А пастухи тоже целый день на пекле, без горячего обеда.  Ты можешь себе представить, как они выдерживают, бедолаги?

— Не представляю.

— Вот и я тоже не представляю. Но у меня к ним — Андрею Донцову и Михаилу Галиеву —  нареканий нет. Что молодцы — то молодцы!

Лишь два трактора на огромном поле. Первым попадается Евгений Коротков на стареньком МТЗ. Скошенное сгребает  в валки. Где валки помельче, где покрупнее. За березовым колком Александр Васильевич Семашко на пресс-подборщике скручивает рулоны. Едва уловимый пряный запах витает в воздухе.

Александр бодро спрыгивает с трактора, улыбается как доброму знакомому и крепко пожимает руку. Он работает почти с самого образования хозяйства.

— Саша, а ты почему еще никуда не убежал из хозяйства? — шучу я.

— Куда  бежать-то, на Севера что ли? Сколько у нас мужиков здоровья там потеряли, инфаркты, инсульты заработали… Дома, оно, надежней, тут и климат привычный, и родные стены помогают, земляки кругом. Но, конечно, в такую жару и здесь не мед.  Сегодня хоть ветерок обдувает.

— Как думаешь, будет чем нынче коров кормить?

— А почему нет? Мы это костровое поле игольчатыми дисками поковыряли, взрыхлили, чутка подкормили минералкой — есть что косить.

— Кто косит?

— Я же и кошу. Отцепляю пресс, навешиваю сенокоску — и вперед. Скорость сенокоса от этого страдает, нужны еще трактористы.

Вывозкой прессованных рулонов занимаются Виктор Зенонович Зеленка и Андрей Владимирович Соснин. Поджидаем их, а мужиков все нет и нет. И на это у них были веские обстоятельства.

Возвращаемся на ферму.

Проезжаем мимо еще не скошенного костра. Его метелки качаются под ветром.

Уже на подъезде к животноводческой базе тянет горелым, сизый дым поднимается  в воздух.

По  старой сенажной  неиспользуемой траншее горят прошлогодние заросли лебеды, сныти. Другим языком — пламя подобралось к огромным  деревянным катушкам из-под электрокабелей.  По ковру пырея, зеленому, но уже иссушенному солнцем огонь  расползается вширь.

Мужики не сидят сложа руки: подогнали трактор с огромной желтой бочкой, оснащенной насосом и длинным синим рукавом. Андрей первым делом сбивает пламя, движущееся в село.

— Мы обедали, а у леса, за загоном, дымок еле курился. Поднимаемся из-за стола, а огонь уже тут, — рассказывает Виктор.

Разгораются деревянные катушки. Над ними электропровод — опасно.

Сергей Александрович поехал звать подкрепление — нижнеиртышскую пожарную машину. Возвратился ни с чем: глава поселения на выходных в городе, водителя пожарки тоже нет на месте.

Трактор с бочкой перегоняют и продолжают тушить собственными силами.

— А как обычно в хозяйстве используется эта емкость? — интересуюсь я у Сергея.

— В прошлом году на всякий пожарный случай завели, оснастили всем необходимым. На кого нам надеяться? Только на себя.

Подходит пожарная машина Увалобитиинского пожарного поста, немного погодя  — автомобиль Саргатской ПЧ-55. К этому времени угрозы распространения огня уже нет.

Андрей с Виктором наполняют термоса холодной водою. Им в поле за рулонами сена. Его первые пирамиды, составленные на сенохранилище, радуют глаз.

 

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

На снимке: Евгений Коротков и Александр Семашко.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *