Агростартап – в надежных руках!

34-летний Алексей Кудрин из Новотроицка, глава недавно образованного КФХ, в конце июня прошел конкурсный отбор в Минсельхозе Омской области на получение безвозмездного государственного гранта в 3 миллиона рублей. И получил его. Не мог не получить. В его хозяйстве крепкая материально-техническая база. Значит и руки у Алексея откуда надо растут, и голова варит. Для таких, как он, грант — инструмент для развития КФХ.

Перед поездкой я названивал Алексею. Но в тракторе на покосе разве услышишь звонок? А если и услышишь — не до пустопорожних разговоров ему в столь горячее время. А повидаться надо бы. В прошлом номере газеты мы сообщили о выделенной ему безвозмездной господдержки на развитие молочной козьей фермы. Поддержку он действительно получил, но не на козью ферму. Требовалось установить истину, заодно  и познакомиться с его хозяйством. Я решил поехать безо всякой договоренности. В ночь громыхало, землю чуть сбрызнуло дождем — наверняка, пока трава обсохнет, Алексей задержится дома.

…Много лет назад, когда он учился еще в девятом  классе, мне доводилось с ним разговаривать. Помню, как Алеша заявил тогда, что никуда не собирается ехать из села: мол, жить и хорошо зарабатывать можно и здесь. Это было необычно слышать. Ведь молодежь, наоборот, стремилась уехать в город, где цивилизация, удобства, вузы, колледжи, разнообразная работа. Я посчитал его слова юношеским максимализмом — выветрятся через год-другой такие мысли.  Но парень-то, оказывается, слов на ветер не бросал. Остался в селе и хлеб насущный для жизни добывает на сельской ниве. Он давно человек семейный: у него жена и дочь.

Начало девятого утра. Я в Новотроицке. Селян не видно, ни одной живой души — все в домашних хлопотах. Скот выгнан на пастьбу, где-то слышно, как ухает колун, распластывая березовые чурки, с другой улицы несется резкий звук бензокосы. Какой-то парень моет за оградой резиновую лодку после рыбалки.

Он-то и ориентирует меня, как найти Алексея. Это в конце улицы Центральной.

Ох, и длинна ж ты, Центральная, и тоже ни души.

Кирпичный беленый дом Алексея легко узнать. Именно здесь за забором виднеется арсенал сельхозтехники. А перед двором  стоит российская «Ода».

Выходит Алексей, хмуро глядит на меня, поперечные складки бороздят его лоб. Понятно, я — нежеланный гость, но такая у меня работа. Обещаю не докучать пустыми вопросами и не отвлекать от дел.

Хозяин ненадолго отлучается. Пока Алексея нет, рассматриваю обширное приусадебное пространство. Капитальная деревянная ферма — коровник, загон и постройка для бычков, старенький трактор Т-150, два МТЗ-82 в очень хорошем состоянии, один из них почти новый, за него зацеплен пресс-подборщик «VIGON» (такой марки я не видел в районе). Там, где стоит новый МТЗ, вкопаны железобетонные столбы. Видимо, на этом месте будет капитальный гараж для техники. Ленточная пилорама, возле которой лежат несколько огромных в обхват бревен осины, приготовленных для распиловки. Значит, пиломатериал для строительства готовит сам. Брус, плахи, тес — все аккуратно складировано под длинным  капитальным навесом. За ним стоит комбайн «Енисей». Совсем уж «мелочи»: роторная косилка, оборудование для химической обработки посевов…

По двору ходит выводок чумазых поросят, которые унюхали один им ведомый запах корешков растений, и пытаются их извлечь. В загоне  бычки копаются в свежем сене — к осени наберут вес.

Чтобы получить грант «Агростартап» для начинающих фермеров, нужно было выдержать очень жесткий отбор, соблюсти все его условия. И чтобы скотина была, и чтоб хозпомещения добротные  имелись, техника, земля в собственности.  У Алексея 140 гектаров своей земли, еще сотня — земельные паи родни. Есть и зерновые посевы. Да, вот еще: необходимо, чтобы на фермерском счету лежало 10 процентов от той суммы, что выделяется по гранту. Грант в 3 миллиона рублей — значит, на счету — 300 тысяч… Всем условиям комиссии Минсельхоза Омской области Алексей удовлетворил. Есть чем  разводить и содержать породистых овец. Его бизнес-проект предусматривает разведение отары в сто породистых голов. Пожалуй, был только один минус — у Алексея нет специального образования, только корочки тракториста. Но за годы работы в сельском хозяйстве он сам себе и за механизатора, и за механика, и за менеджера. А также за зоотехника, ветврача, агронома и т.д.

…Появляется Алексей, ведет откуда-то двух кобылиц. Взрослую Катю ласково треплет за шею, загоняет с жары в прохладу сарая. Запирает за ними дверь.

Нужно снова обрабатывать пары, а  на тракторе Т-150 спустило колесо, и его требуется срочно перебортировать. Процедура не из приятных. Шина прикипела к ободу, очень трудно извлечь толстостенную камеру из советской еще резины.

— Утренний шиномонтаж вместо утренней гимнастики, — язвит Алексей.

Алексей и тракторист Александр Лагаев (он второй год работает в хозяйстве) тянут камеру из покрышки, Виктор (фамилию я не удосужился спросить, он новичок в КФХ) придерживает стальной обод. Я помогаю держать шину. Алексей, который видит, что корреспондент не боится замарать рук, шутит:

— Мужики, к нам из Саргатки помощь прислали.

И разглаживаются его поперечные морщины на лбу, хмурый вид исчезает. А улыбка у него открытая, мальчишеская…

Поскольку я держал шину от Т-150, то и нащупал воткнувшийся в нее гвоздь. Стало ясно, отчего спустило колесо и в каком месте надо искать дыру.

— Помощь из Саргатки  глазастая, — опять пошутил Алексей в мою сторону. — Мы ведь не увидели его.

Александр Лагаев вытащил гвоздь, попробовал разогнуть руками. Не тут-то было.

— Ого, гвоздь-то совдеповский, потому и толстенную шину пропорол. Нынешние-то из железа-сырца — дугой бы свернулись, а в колесо не вошли.

Заклеили  и запихали камеру обратно.

…Вот только не понимаю этого утреннего шиномонтажа — физзарядки. Собирались ведь на покос, а занинялись трактором Т-150, не нужным на покосе.

— Это для обработки паров,  — объясняет Алексей. — Они у нас черные стояли, уже три раза мы их дисковали с помощью БДТ. После дождей начался новый рост сорняков. Надо снова восстановить чистоту. Даже в жестокую засуху на паровом поле зерновые способны выстоять. Что и нынешний год подтверждает. У меня на гриве Богомолова хорошая пшеница — по нынешнему-то году! — стоит: на парах посеяна.

— Что за пресс-подборщик у тебя? У нас в районе используется прицепной инвентарь российского производства, белорусского. Есть немецкие «Claas», американские «Jon Dir», а это что за  диковинка?

— Голландский «Vicon». Я его во Владивостоке нашел (по интернету).  Почитал отзывы — вроде неплохая машина. Этот экземпляр использовался в Японии, оттуда попал в Россию. Хотелось работать, а не день-через день  ковыряться в нем. Но получилось не очень складно… Не хочет он обвязывать рулоны. Правда, они плотные получаются. Мы вчера грузили КУНом пару рулонов в телегу, так они не развалились. Может, я какие-то тонкости в заправке полиэтиленового шпагата упускаю? Инструкция к «Vicon»  японскими иероглифами написана. Прошерстил весь интернет, не нашел точной схемы заправки. Сейчас вот дядя Саша придет — может, поможет разобраться.

Подъехал Александр Дюбко, могучий грузный мужчина.

— А вы почему еще не на покосе? — удивляется он.

— Дак с трактором возились.

— Ну, это все, как у всех: всегда что-то мешает выехать спозаранку.

Двинулись через северную околицу села в сторону деревни Галицыно. Покос оказался совсем рядышком, между березовыми колками. Большая часть скошенного лежит, скручено лишь несколько рулонов. Я подошел, потрогал один. Очень ровный, плотный, запах его приятно щекотал ноздри тонким пряным ароматом — кажется, сам бы ел такое сено… Под лесом всегда такое сено, тревожащее запахами деревенского детства…

Александр вскрыл панели пресс-подборщика — вглядывается в его механизмы. Объясняет, как должны взаимодействовать детали. Он не инженер по сельхозмашинам — просто очень башковитый мужик, с богатым производственным опытом. Первым пресс-подборщиком был для него «Киргизстан»,  который паковал тюки-бруски и увязывал проволокой.

— Мне было 12 лет. Отец-тракторист в тенечке курит, а мне, пацаненку, предлагает понять принцип работы пресс-агрегата, — посмеиваясь, вспоминал Александр, — и устранить неисправность. Я все его внутренности раскрыл, кумекаю. И докумекал. Потом были другие  пресс-подборщики, последний — «Jon Dir». У всех принцип действия примерно один и тот же.

Александр заставляет Алексея пройтись на тракторе до полного заполнения барабана сеном. Раз, другой, третий.

И ведь докумекал! Определил погнутость одного кронштейна. И еще посоветовал смазать те места, где перемещается шпагат, — уж больно туго он идет. Оно и понятно: «Vicon» из Приморья, где морской климат быстро покрывает коррозией металлы.

Погнутость устранили. Пресс заработал, как надо, и знаток сельхозмашин отбыл восвояси.

Александр Лагаев сгребал скошенное граблями-ворошилками в валки, Алексей скручивал их. Пресс-подборщик выбрасывал плотные кругляши, замотанные в шпагат. Напарник вскоре тоже уехал

И мы неспешно поговорили.

— Сколько тебе нужно сена?

— Рулонов 200. Сейчас у меня 8 коров, 10 молодняка, 20 овец. Количество овец уже в этом году в разы увеличится.

— Алексей, почему все-таки овцы, а не коровы? Отдачи ждать дольше, но зато потом будет стабильный каждодневный доход…

— Большое молоко — большие хлопоты. Я уверен, что не найду в селе доярку для стада. Те доярки, что работали в советское время, уже состарились. А молодежь не пойдет навоз нюхать. Сейчас все в блогеры подались: все на потеху. все для развлечения… И что же мне все молочное стадо Анжеле, жене, на шею повесить?! Ей и сейчас достается. Коровы, свиньи, птица — это все на ней. А овцам даже теплого помещения не нужно — лишь бы хорошая защита от ветра была. Я уверен, на баранину будет устойчивый спрос.

— У тебя было личное подсобное хозяйство. Никакой отчетности, из налогов — только земельный да транспортный. Чтобы получить «Агростартап», необходимо было оформить КФХ. Это ведь серьезное обременение — другая отчетность, другие налоги, работников официально трудоустроить.

— Справлюсь! Мне так и так надо было оформлять образование КФХ. Зерно на элеватор нынче принимают только от КФХ. Мне его хранить, веять пока негде. А работника мне нужно принять одного — вот Александра Лагаева и оформлю. Это один из немногих, кто остался в селе и вызвался работать на тракторе. Технику чувствует, немногословный, сообразительный. Кого еще лучше желать? На средства гранта закуплю хороших ягнят. Из сельхозинвентаря собираюсь приобрести четыре новых сеялки. Вернее, уже три. Пока рассматривались документы на областной конкурс грантов, пока сам конкурс шел, они в цене выросли. Теперь на ту же сумму только три сеялки можно купить. Металл и все, что из него, взлетело в цене.

— Леша, я обратил внимание на лошадей, которых ты загонял в хлев. У тебя к ним какое-то особое отношение, это явно не мясная порода.

— С детства люблю лошадей, люблю верхом ездить. Только когда?! Времени нет совершенно. Поэтому и объявление недавно дал об их продаже. Покупатели нашлись быстро. Перед тем, как ехать в Новотроицк, созвонились: не передумал ли я? А мне так жалко стало с ними расставаться, особенно с Катей, старшей по возрасту кобылой (она серо-белой масти в рыжую крапинку — будто в веснушках), она такая умница. Все понимает, только сказать не может. И я дал отбой. Пусть еще побудут со мной.

Вот такой он мой герой, сельский труженик, думающий не только о хлебе насущном.

Ему надо было уезжать на другое  поле. Обещал помочь Александру Дюбко собрать его сено. Долг платежом красен.

А у меня после встречи с Алексеем осталось восхищение этим сильным молодым парнем. Пусть все у него получится!

Олег Шипицын, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *