Геннадий Александрович Смирнов: «В Закарпатье фронт был вокруг нас»

Ветеран Великой Отечественной войны Геннадий Александрович Смирнов из р.п. Саргатское не участвовал в ее сражениях — ему в победную весну 1945 года было только 13 лет. Но и после окончания войны Советская армия еще долгие годы боролась с украинскими националистами, воевавшимина стороне гитлеровских оккупантов. Бандеровцы продолжали зверствовать в Западной Украине, терроризировать население, совершать налеты, нападения, подрывы, жестокие убийства. И именно там с 1951 года провел Геннадий Александрович три с половиной года своей срочной службы. «На обычной войне есть фронт, передовая и есть тыл.

А в Закарпатье фронт был кругом:  в любом месте на тебя могли напасть со спины, — вспоминает Геннадий Александрович. — Бандеровцев уничтожали, брали в плен. И много наших солдат навсегда упокоились в той земле…»

Потому справедливо советских воинов, добивавших  бандформирования украинских, прибалтийских националистов, в 90-е годы приравняли к ветеранам Великой Отечественной войны.

Ветерану Великой Отечественной войны, труженику тыла, ветерану труда Геннадию Александровичу Смирнову в июне этого года исполнится 91 год. Двадцатилетним он, коренной саргатчанин, в 1951 году был  призван в армию в спецподразделение войск НКВД. Вместе с омичами туда попали алтайцы и новосибирцы. Эта сибирская часть численностью в 900 бойцов была создана для борьбы с  вооруженными формированиями украинских националистов-бандеровцев, участвовавших в уничтожении мирного населения — евреев, поляков, русских да и своих братьев украинцев, принявших советскую власть..

— Комендатура нашего гарнизона стояла под Ужгородом, столицей Закарпатской области Украины. Насколько опасно там было, говорит тот факт, что наш эшелон  шел не напрямую через Украину (диверсанты могли разбомбить его, подорвать железную дорогу), а через северную часть Советского Союза, через Гомельскую область Белоруссии, — вспоминает Геннадий Александрович. — Однажды была вырезана полностью  погранзастава — в живых остались только те, кто находились в пограничном дозоре. Так что надо было все время быть начеку, на взводе.

В задачу Геннадия Александровича, радиста II класса,  входило обеспечение устойчивой связи между различными спецгруппами, поэтому его главное оружие — рация РБМ (радиостанция батальонная модернизированная, произведенная в Новосибирске) весом 8 кг и  сухие батареи к ней (это еще плюс 12 кг),  да в придачу винтовка «мосинка» и припас патронов к ней (это еще 5 кг прибавить).  И эту амуницию надо  было таскать с горы да в гору, в гору да с горы…

Азбуку Морзе, работу на ключе надо было знать безукоризненно.

— Помню ли я «морзянку?  Тита-а-та-а-ти, — заводит один из ее напевов  Геннадий Александрович и улыбается при этом. —  Да-а-й, да-а-й,  прикурить… Я и сейчас мог бы работать на  «ключе», — уверен он.

Удивляться не приходится. После школы семнадцатилетним  пареньком устроился Геннадий по знакомству в саргатский узел связи, там и поднатаскался работать на телеграфном ключе. И после службы вся его трудовая жизнь прошла в связи.

— Мы излазали каждый клочок закарпатской земли, проверили каждый куст. Места там красивейшие, но и схоронов, укрытий  для бандитов множество, — вспоминает Г.А. Смирнов. — За три с половиной  года службы многие националисты были пленены, многие уничтожены, многие бежали за пределы страны. Удалось ли полностью искоренить сторонников ярого националиста Степана Бандеры? Солдаты тех лет не обольщались на этот счет.

Сегодня Геннадий Александрович с особой тревогой  и болью следит за происходящим на Украине, за спецоперацией российских войск по  ее денацификации и демилитаризации.

—  За постсоветские годы в Украине  выросло не одно поколение, воспитанное в духе ненависти к русскому, к России. Такой махровый национализм, русофобию сложно искоренить, и легкой, скорой нашей победы не будет, — считает ветеран.

Олег ШИПИЦЫН, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.