Суд не божий, но все же

Sud ne bojuiРовно год назад Лилия Романовна Павлова, председатель Саргатского районного суда, давала интервью нашей газете. И вновь я сижу в ее просторном светлом кабинете. Его убранство строго и аскетично: никаких посторонних вещей, картин на стенах, часов, фотографий родных и близких, но много юридической литературы, сборников законов. Когда нужно собраться с мыслями, настроиться на очередное судебное заседание, сосредоточиться над написанием приговора, ничего не должно мешать, отвлекать от работы, беспокоить. Может быть, именно в этот момент решается судьба человека.

— Само слово «судья» внушает трепет – представляется даже не человек, а живая бездушная машина, руководствующаяся только буквой закона…

— Судья на процессе должен быть беспристрастен: сдержан, неэмоционален. Такое поведение прописано в Кодексе судейской этики, который сами судьи и принимают. Например, не имеют права обсуждать и комментировать что-то в социальных сетях, участвовать в политических дебатах, состоять в партиях. Когда я только начинала работать судьей, служители фемиды были более доступны для граждан: вели прием по личным вопросам, рассматривали дела в выездных судебных заседаниях.

Но судьи — прежде всего люди, сопереживающие, понимающие, сочувствующие. Судья Саргатского районного суда Е.Б. Науменко в прошлом году рассматривала дело с участием двух несовершеннолетних. Парнишки решили покататься на стареньком автомобиле, хозяин оставил его рядом с домом. Машина, проехав с полкилометра, заглохла. Чисто по-человечески — задал бы им отец хорошей трепки, поговорил по-мужски. Но по закону они за свое деяние должны ответить. Посмотрели на этих гонщиков-угонщиков: трясутся, вины своей не отрицают, но в то же время своим детским умом не понимают, что они такого плохого сделали. Такие заседания, где на скамье подсудимых дети, подростки, вести всегда сложно.

Вы знаете, какова этимология слова «суд»? Значение его — «святое дело», в другом толковании — «судьба». Что отмерено тебе судом земным — принимай как испытание и искупление. 

— Лилия Романовна, а что стало с теми мальчишками? 

— Приговорили к условной мере сроком на один год. Но судья освободила их от назначенного наказания, руководствуясь Постановлением Правительства России от 18 декабря 2013 года об амнистии, под которую попадают несовершеннолетние и женщины, кроме осужденных за убийства, тяжкие и особо тяжкие преступления. Надеюсь, с этими ребятами в суде больше никогда не встретимся.

— А бывает, что все-таки встречаетесь?

— К сожалению, такое сплошь и рядом. За почти четверть века своей судебной практики я только уверилась в мысли, что тюрьма не исправляет, не перевоспитывает. Осужденный там только отбывает наказание, но не становится лучше, не хочет меняться. И примеров тому предостаточно. Например, осужденная в этом году за убийство молодая саргатчанка. Нанесла несколько смертельных ударов ножом пенсионеру, с которым они вместе жили и пили. Ранее привлекалась за нанесение тяжкого вреда здоровью другому своему сожителю. Страшно: смотришь в ее глаза, а в них пустота… В Преображеновке неоднократно судимый за кражи убил этим летом своего приятеля в пьяном угаре. Бросил бездыханное тело в подпол и как ни в чем не бывало продолжил веселье… Два месяца назад в одном из магазинов райцентра только что вернувшийся из мест лишения свободы молодой человек совершил разбой. Угрожал продавцу ножом, забрал выручку. Действовал нагло, цинично, полностью отдавал отчет своим поступкам. Его еще по малолетству условно осудили за грабежи: в Баженово вместе с приятелем отнимали деньги у престарелых, запугивали, держали в страхе, и продолжалось это довольно долго. После этого украл деньги в Свято-Никольском храме и получил реальный срок.

— Лилия Романовна, каким был прошедший год для вашего ведомства, чем запомнился?

— За 2014 год Саргатским районным судом рассмотрено 841 дело, из них 102 уголовных и 739 гражданских дел. Это в основном  трудовые, семейные и земельные споры. Вынесено решение по 67-ми делам об административных правонарушениях: взыскание штрафов, алиментов, приостановка деятельности по причине каких-либо нарушений в работе предприятий или организаций.

Не могу не сказать о работе мирового судьи судебного участка №27 в Саргатском районе Татьяны Владимировны Кукк. Эта структура была создана нам в помощь, чтобы разгрузить суды от большого количества гражданских дел: разводы, разделы имущества между супругами, уголовные дела, предусматривающие наказания до трех лет лишения свободы. Много в минувшем году было рассмотрено дел о разводах — 109. И меньше их, увы, не становится. Мне кажется, что разводы, распад семьи — это наряду с пьяными водителями и плохими дорогами проблема номер один в России, и решать ее нужно на государственном уровне. Ведь больше всего от разводов страдают дети. Больше всего преступлений совершается детьми из неблагополучных и неполных семей.

— Сколько дел в месяц рассматривает один судья?

— Более сорока. В Саргатском районном суде три судьи — Елена Борисовна Науменко, Вера Витальевна Савченко и я. Загруженность такая — головы некогда поднять. Но самое трудное даже не это. Очень сложно с одного дела, например, об убийстве, переключиться на гражданские дела о земельных и трудовых спорах. В городских судах придерживаются специализации: судьи-криминалисты рассматривают уголовные дела, а цивилисты — гражданские. Нам о таком разделении можно только мечтать. 

— Лилия Романовна, а какое дело в прошлом году можно отнести к громким?

— 23 мая прошлого года постановлен приговор 53-летней женщине, зарегистрированной в Алтайском крае. Она обвинялась в контрабанде героина в особо крупных размерах (более одного килограмма) и сбыте этой партии на территории нашего района. Ничего подобного за свою многолетнюю практику не припомню. Что в этом деле поражало. Женщина совершенно спокойно, без билета, провезла наркотик из Бишкека в Новосибирск, потом в Омск и Саргатку, пока ее не задержали сотрудники федеральной службы по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. На суде все отрицала. Подсудимой назначено наказание 9,5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима. В сентябре за распространение наркотиков осудили на 9 лет ранее судимого и нигде не работающего жителя Саргатки.

К разряду громких можно отнести и дела коррупционной направленности. Осуждена, уволена с работы бывший руководитель Саргатского почтового отделения: присваивала себе деньги, которые почтальоны приносили за подписку, — 90 тысяч рублей.

— С чем сейчас в суд чаще всего обращаются?

—  Это так называемые кредитные дела. За прошедший год их рассмотрено 172. Банки подают в суд на своих заемщиков, которые берут ссуды и не платят. В основном по одной и той же причине: отсутствие работы, неплатежеспособность. Или намеренно. До сих пор полиция сбилась с ног, разыскивая своего бывшего  сотрудника, который без прописки в паспорте оформил в Сбербанке ссуду на 1 миллион рублей, а когда получил на руки — скрылся в неизвестном направлении.

Саргатчанка оформила кредит на пять лет в коммерческом банке. Быстро, удобно, без поручителей и справок о зарплате, а условия договора внимательно не прочитала. В итоге должна переплатить банку по условиям кредитного договора 180 тысяч рублей. Мой вам совет: остерегайтесь коммерческих банков, сулящих низкий процент. Все это похоже на историю с бесплатным сыром в мышеловке.

— А сами граждане подают в суд на крупные организации?

— Да, и с каждым годом таких дел все больше. Сейчас много исков по дорогам. Владельцы автомобилей подают в суд на дорожную организацию, в данном случае на Саргатское ДРСУ. Произошло дорожно-транспортное происшествие, и если экспертиза показала и доказала, что авария произошла из-за плохого состояния дорожного полотна, суд рассматривает дело о возмещении материального ущерба предприятием. Сумма взыскания бывает разной, в зависимости от того, сколько денег требуется на ремонт машины. Три года назад такие дела были для нас в диковинку, теперь — обычная практика.

В очень непростом разбирательстве год назад фигурировала Саргатская районная больница. В суд обратился молодой мужчина с требованием выплатить ему компенсацию морального вреда. Его супруга после операции кесарева сечения в Саргатском роддоме впала в кому. Девушку срочно госпитализировали в Омск, потом в Санкт-Петербург, где она умерла, не приходя в сознание. Областная судебно-медицинская экспертиза установила: это была врачебная ошибка. Суд постановил взыскать с Саргатской районной больницы 1 миллион 400 тысяч рублей. Заседание было очень тяжелым, напряженным. Всех судей задело — никто из саргатских врачей перед родственниками умершей даже не извинился.  

— Что-то новое, необычное в вашей работе появилось?

— Всем кажется, что суд — довольно консервативное учреждение, ничего нового здесь не происходит. Из последних новшеств — введено аудиопротоколирование, теперь все судебные заседания будут записываться на электронный носитель. В ближайших планах — видеоконференцсвязь. Это очень удобно, когда свидетели очень далеко, нет надобности откладывать заседание, если они не приехали. Технический прогресс и нас не обходит стороной.

— Лилия Романовна, большое спасибо за интервью!

Наталья ЛОПАРЕВА, фото автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *